Наши в Польше

Наконец‑то наше городское руководство начинает выбираться в цивилизованные страны и набираться передового опыта. В это трудно поверить, но наш городской голова Ю. Роженко еще ни разу не был в заграничной командировке по обмену опытом. Вообще‑то и заграницей Юрий Никифорович побывал только дважды в турпоездках — по той же Польше и Турции. Не густо.


И вот, при содействии Polish-American Freedom Foundation (американцы давно поставили цель подтянуть Украину до уровня Польши), с 8 по 13 марта мэр побывал с учебным визитом в польских городах Люблин и Лежайск.

Ю. Роженко согласился с тем, что нашим читателям будет интересно узнать об этом визите и дал интервью.

— Юрий Никифорович, мы знаем, что в этом году власти Мариуполя, Артемовска, Дружковки и других городов побывали в Польше с визитами. Вас пригласили по таким же программам?

— Нет. Они ездили по развитию местного самоуправления, а я — по работе жилищно-коммунального хозяйства. Организация Фундация Менеджерских Инициатив вместе с Коллегиумом Восточной Европы им. Яна Новака пригласила мэров, которые заканчивали Днепропетровскую академию при Президенте Украины. В т. ч. меня и ясиноватского городского голову от Донецкой области. Все расходы оплачивала принимающая сторона.

— Где Вы побывали и что увидели?

— Основной пункт пребывания — город Люблин, который насчитывает 350 тысяч населения, плюс 100 тысяч приезжих студентов. Смотрели работу водоканала, работу учреждения образования — Высшей школы предпринимательства и администрации. Кстати, вступительных экзаменов они там не сдают. Только по спорту, культуре, архитектуре. На все остальное — экономика, бухгалтерия, финансы и т. п. — зачисляют по баллам. В Люблине учатся 30 % студентов с Украины. Благо, 100 километров до границы. Наши тоже экзаменов не сдают — приезжают и поступают по школьным баллам.

Второй пункт — Лежайск, небольшой городок, центр большого аграрного района (повита), насчитывающего 66 тысяч населения. Ориентация — овощеводство‑садоводство. Чистота кругом идеальная. Представляете, на район ЕС дает 20 миллионов злотых (46.8 млн грн.) только на ремонт дорог. Причем, используют они только 5 %, остальные возвращаются или задействуются на другие программы. Все тротуары в оригинальной плитке. Хочу послать туда наших специалистов, чтобы посмотрели, как там плитку делают, и приобрести пресс. Они ушли от технологии с использованием цемента, песка, затвердителя. Просто сухое прессование на 100‑115 атмосфер. Только цветность добавляют. Плитка шершавая, нога не скользит.

В Лежайске нас возили на экскурсии в музей Лежайской земли (на всю Европу делают деревянные игрушки, поделки), на старинный пивзавод и т. п. Смотрели там и свалку, где мусоросортировочная станция с транспортерами.

— Что интересного увидели в жилищно-коммунальном хозяйстве?

— По воде самое интересное то, что они текущий ремонт траншей делают за счет нанотехнологий. С одного колодца до другого пускают внутри трубы робота, который определяет место повреждения, и специальным раствором глянцует эту трубу. Я а все не мог понять — почему на узких улицах Люблина нигде ничего не разрыто. У нас с крыши вода течет под ноги, а у них в общую канализацию под землей. В связи с переходом в следующем году в зону евро, Евросоюз у них полностью оплатил программу энергосбережения. Заменил все окна в городе на пластиковые. Также и по дорогам — на них берут деньги в Евросоюзе.

Все дома — в кондоминиумах. Администратор дома заключает договор с жильцом на раздельный сбор мусора. Их «Коммунтранс» заключает договор с администратором, выдает по четыре разноцветных мешка каждой квартире в каждый дом. Есть определенный график. Человек знает — в какой день что он должен сдать — макулатуру, отдельно светлое и цветное стекло, пластиковые и другие бутылки, упаковки, электролампы и т. п.

Эти мешки люди бросают в спецконтейнеры. Возле группы из 8‑10 домов стоят по 7‑8 таких разноцветных пластиковых контейнеров по 500 килограмм. На них надпись — для чего предназначено. Т. е. люди сортируют все дома, а потом еще раз по контейнерам. Машины забирают эти контейнера и ставят новые пустые. За счет этого у людей снимаются деньги с квартплаты. Поэтому есть заинтересованность.

— Значит, дело не в оплате за мусор, а в его сортировке. Тогда для людей это будет бесплатно.

— Конечно. Были мы и на свалке бытового мусора. Ей 24 года и ее уже законсервировали. 3 года назад они нарезали гектар земли и открыли новую свалку. Вырезали в земле «корыто», засыпали глиной, оставили метр для утилизация отходов. Тяжелая техника все это давит. Дальше идет песок и гранотсев — 20 сантиметров, опять метр глины и вставляются через каждые 30 метров трубы для сбора биогаза. Последний слой гумуса. Получается всего 15 метров высотой. Садят траву и деревья. В конце труб улавливатели газа, который подается на рядом стоящую (100 м) котельную на обогрев поселка.

На каждой свалке стоит цех по переработке бытовой техники, где женщины разбирают на гаечки, шурупики, медь, выплавляют олово с телевизоров, компьютеров, холодильников. Евросоюз до 80 % помогает в решении программ по мусору.

— А кому принадлежит их водоканал?

— Он не просто принадлежит громаде, но и деньги за воду получает их «Коммунтранс». Я был в диспетчерской. Потребление воды до 60 тыс. кубометров в сутки (считай на 400 тысяч человек) сравнимо с нашим — 23 тыс. кубометров на Константиновку. Но у них совершенно отсутствуют порывы. При мне в диспетчерскую позвонила женщина — сказала об утечке. Они сразу увидели все на большом табло — где, какой колодец, давление на манометре и счетчик, указывающий потерю. За сутки все утечки устраняются, как я уже говорил, изнутри трубы. Воду они получают из собственных 66 скважин. Поэтому вода у них совершенно не хлорируется. Только очищается от твердых веществ. Водой торгуют сами. Поэтому их «Коммунтранс» имеет серьезные доходы не только от продажи отсортированного населением мусора, отходов быттехники, собранного биогаза, но и от продажи воды. Что позволяет ему выжить. Они продают воду администратору дома. Система нормальная и простая.

— Фантастика. А что с задолженностью по оплате за коммунальные платежи?

— Удивительно, но переводчик даже не смог подобрать по‑польски такого слова.

У них нет понятия водопотребление и водоотведение. 2,5‑3 злотых стоит тысяча кубов воды (злотая — 2,34 гривны). Почти как и у нас. Но качество обслуживания на высоте.

Там никто ни за кем не бегает. Они не знают, что такое задолженность. Если администратор заключает договор с каждым жильцом и он не заплатил в течение 5 дней, то начинают идти штрафные санкции. Если в течение месяца ты не заплатил, а штрафные санкции накручиваются, то у администратора есть право отключить квартиру. Без суда, согласно договору. И никого не интересует — как ты будешь жить дальше.

Я почувствовал, что там люди живут в другом измерении. Уважают друг друга.

Мэр себя чувствует совершенно вольготно. Он не принимает по коммунальным вопросам. Мы встречались с ним в его кабинете — у него чистый стол. Ни одной бумажки!

Для коммуналки есть службы. Если к нему придет кто‑то с протекающей крышей — то завтра ответственный начальник по этому направлению работать не будет.

Кстати, в Лежайском районе на 66 тысяч бюджет 68 млн злотых. Из них 8 млн — сами зарабатывают. Остальное дотации от государства и ЕС.

— Как там чувствуется кризис?

— Для них кризис постольку-поскольку. Никто никуда не торопится. При средней зарплате 3‑3,5 тысячи злотых, мясо стоит как у нас, колбасы — по 25‑30 злотых, молоко в 2 раза дороже, кондитерские изделия в 2‑3 раза дороже. Дешевая бытовая техника, телевизоры.

Заинтересовался — как народ отдыхает. Все идут на работу с 7 до 8 утра. Домой — с 3 до 4. В 5 часов вечера уже поляка на улице не встретишь. Вечером все в кругу семьи.

Никто по ресторанам, кафе не шастает. Только наши туристы. Ведь 93 % жителей в стране католики. Я посетил католический храм в Лежайске. Ему 300 лет. Один из лучших в Европе. Громаднейший, высотой в 50 метров, ширина 50, длина 70 метров. Сплошная золотая лепка. Я такой красоты не видел. Да, зажиточные были эти шляхтичи. Под ногами склепы, где покоятся все, кто служил, пел в храме.

— Каковы выводы будете делать из поездки?

— Мне очень понравилось как там делается уличное освещение. Пора и нам начинать ставить солнечные батареи.

Что касается сортировки мусора, то раздельное складирование мы пока не потянем, но, как в Славянске, Краматорске, Дружковке, при помощи программы ТАСИС, мусороперерабатывающую станцию делать будем.

Очень понравилось, что они все промышленные зоны выносят за город. На деньги ЕС они строят огромные ангары по 2‑4 тысячи квадратных километров, куда выносятся, прежде всего, все складские помещения. Вот бы и нам так.

Кроме этого, все супермаркеты вынесены за города (видел это и в Варшаве, где был сутки). Представьте себе — такие огромные 6 супермаркетов под Люблиным, площадью в 12 футбольных полей.

Кроме тротуарной плитки понравилось еще решение фонтанов — бьют прямо из‑под асфальта.

А еще меня поразила вкусная еда, прямо, как жена дома готовит. Это потому, что у них ЕС стоит на страже качества продуктов. Никаких добавок и сои.

Что касается отношения к украинцам, то оно, несмотря на массовую контрабанду украинских товаров (наши берут здесь Мальборо за 5 гривен и продают в Польше за 30), доброжелательное. Мы ведь самые близкие соседи — до Украины 100 километров.

Беседовал В. Березин.

"С одного колодца до другого пускают внутри трубы робота, который определяет место повреждения, и специальным раствором глянцует эту трубу." 

вот ты какой - андронный коллайдер.... 0_О