Фаллические символы Константиновки

Всевозможные фаллосы и пенисы так часто и густо изображены на фасадах наших зданий (в том числе, например, на проспекте Ломоносова), что мы их уже просто не замечаем. Разве что проезжающие транзитом или гости города получают от этого эмоциональный шок.

Мы же списываем эти «неподобства» на сексуально озабоченных юнцов, на то, что экологическое загрязнение города влияет по-разному на разные функции организма и т. п.
 
 
Современное фаллическое изображение на одном из недостроенных домов Семиветровки.

 
 
Таких мужчин изображали на камнях в 4-5 веках нашей эры.

 
То, что прятала от нас многие годы каменная баба.

И все же, это так, да не так. На самом деле все гораздо глубже. На самом деле изображение мужских половых органов на территории нашего края было испокон веков. По данным ученого-исследователя Михаила Швецова (Донецкий центр института востоковедения НАН Украины), фаллические культы существовали во многих народностях. От палеолита до средневековья. Еще до нашей эры в Древнем Египте существовал фаллический бог, к которому обращались за мужской силой.

По данным М. Швецова, в Донецкой области свидетельства подобных культов находили неоднократно. На Белосарайской косе и в Марьинском районе были обнаружены амулеты с фаллосными изображениями. Историки их относят к гунно-болгарской народности, проживающей в Приазовье в 11‑12 веках.

В 1939 году при раскопках близ хутора Пикузы, неподалеку от Мариуполя, была найдена песчаная трехугольная стела (размером 99х40х16), на которой, как сказано в документах, «изображена в фас рельефная фаллическая фигура обнаженного мужчины». М. Швецов в своей работе говорит, что «полных аналогий этой находке мы не знаем. Однако, поза и основные черты изображения характерны для схематических стилизованных человеческих фигурок из бронзы, известных на широкой территории евразийских степей. Они принадлежат к джеты-асарской культуре и датируются IV‑V веком нашей эры. Подобные сюжеты проникли через алано‑сарматскую среду на европейскую сторону Боспора в период, когда последний испытывал особенно сильное сарматское культурное воздействие».

Михаил Львович посетил этим летом наш город. Однако, как специалиста по фаллическим изображениям, его не заинтересовали похабные рисунки и надписи на центральных улицах Константиновки. Он «облюбовал» для исследований безголовую каменную бабу, скромно стоящую у городского краеведческого музея. Казалось бы — где здесь фаллос?

Оказывается, на обратной стороне каменной статуи в нижней части совершенно отчетливо прослеживаются точно такие же раздвинутые ноги и все, что между ними, как это изображено на стеле, найденной возле Пикузы. Он относит этот рисунок к более позднему периоду, 11‑12 веку нашей эры. Но традиции, как говорится, нерушимы.

Так что теперь, проходя мимо всевозможных рисунков «статевих» органов, задумайтесь о том, что это не случайные моменты нашего бытия, что сексуальная озабоченность была здесь испокон веков. А вот если к ней прибавить еще и изменения физиологии, которые произошли благодаря промышленному загрязнению, то она приобретает совершенно причудливые формы…

В. Березин.