Константиновка была самым украинским городом Донбасса

Речь о периоде фашистской оккупации. С первых дней здесь активно действовали украинские культурологические структуры, даже были приняты герб и флаг города — трезуб и жовто‑синій стяг, — такое сенсационное заявление сделал исследователь государственных архивов из Славянска.
 

4 сентября представители константиновской организации «Просвіта», общества им. Олексы Тихого, журналисты и литераторы встретились с «широко известным в узких кругах» Александром (он просил называть себя Сашко) Добровольским. Человек неординарный, обладающий глубинными знаниями об истории ОУН в Донбассе. Он привез с собой целую кипу копий уникальных документов и во время беседы дал возможность участникам с ними ознакомиться. По словам этого члена славянской «Просвіти», ему удивительно повезло, что он вовремя добился разрешения и ознакомился с материалами архивов, прежде всего, спецслужб. Тогда был переходной период от Кучмы к Ющенко. И он смог скопировать, даже скупить оригиналы стольких материалов и документов, что хватит на многотомное издание. Сейчас же такие изыскания сделать практически невозможно. По словам Сашка: «Теперь на архивах только колючей проволоки и не хватает». Исследователь удивился большому наличию материалов по деятельности во время оккупации украинского культурно-просветительского общества в Константиновке. Газеты «Костянтинівські вісті», «Відбудова», протоколы послевоенных допросов, приговоры судов говорят о том, что в наших местах в 1941 году еще оставались живы многие участники войска УНР Петлюры, старой, уничтоженной чекистами «Просвіти», прихожане украинской автокефальной церкви. В отличие от Бахмута, Славянска и других историко-культурных центров Донбасса, по которым прошли волны репрессий всего украинского. Да и скрываться в наших рабочих поселках было надежнее.

— Тут була велика громада української автокефальної церкви, — утверждает исследователь. — Вони тримали храм, який перейшов в автокефалію ще у 1925 році. Я сам бачив в архівах — центральний великий храм на території селища Костянтинівка.

А. Добровольский нашел в архивах факты, которые говорят о том, что как только в Константиновку вошли немцы, здесь сразу же образовался «гурт місцевої інтелігенції» из преподавателей, врачей, юристов. В отличие от других городов Донбасса, они смогли поставить своих людей в руководство города и начать перевод жизни на украинские рельсы, воссоздали запрещенную «Просвіту».

20 декабря 1941 года в городе создается «українська допоміжня сотня», в которую вошли раскулаченные, дети репрессированных и т. п. Одежда у них была совершенно идентична петлюровским войскам: преобладали малиново‑голубые цвета, кубанка с золотым крестом, трезуб. По словам Сашка, даже в известных воспоминаниях литератора М. Антоновича есть снимок константиновских казаков.

Когда в город приезжали эмиссары из организации украинских националистов, то удивлялись, что им здесь уже нечего делать. Кстати, первого в городе учредителя организации ОУН арестовало и уничтожило гестапо.

В июне 1942 года здесь происходит нечто феноменальное — издается указ о принятии городского герба — трезуба, флага — желто‑синего и запрещается русский язык, остается украинский и немецкий. Что интересно, примерно в 1942 году Сталин неофициально через болгар просит Гитлера заключить мир с условием оставления Германии захваченной территории. Так куда было свидомым украинцам податься?

Естественно, что все школы (числом 49) и учебные заведения (химический и медицинский техникумы) были украинскими. Завозились учебники, которые начинались с: «Наша земля Україна. Ми українці, ми живемо на своїй землі…»

Поддержка населения была большая, в «Просвіту» входили сотни участников, работала художественная самодеятельность, функционировал украинский театр. На праздники всегда организовывалась большая культурная программа. Интересно, что руководитель хоровой капеллы в театре, по словам Сашка, был по национальности еврей, но это всячески скрывалось «просвитнянами».

«Тобто, культурне життя тут буяло, — утверждает Добровольский. — На осінь 1942 року місцева газета виходила в кольорах. Уявіть собі — ялинка зелена, іграшки кольорові і на цьому написано: «З Новим роком, місто Костянтинівка! Вітаємо тебе с першим роком визволення від більшовиків!». Я цю газету бачив в архівах. Я не знаю — яка причина переходу «Костянтинівських вістей» на «Відбудову». Я думаю, що у зв’язку з тим, що німці почали все українське активно придушувати. Вони не вітали цей розвиток національного життя. Почали притискати, були певні арешти. Тому у 1942 році сотня вже була скасована. Німці прекрасно розуміли, що дай їм можливість, то ці люди показали б, що таке 200 українців при зброї. В умовах війни це дуже сер`йозна річ. І вони не скривали, що готуються боротися за самостійну Україну. А не за Гітлера.

Що стосується Гайворонського, то він працював в редакції газети, друкував статті, наприклад, на першій рік визволення від красних. Але якось був у тіні. І в архівах про нього практично нічого немає. Це дуже підозріле. Таке могло статися лише в разі його роботи на радянську розвідку. А коли прийшли німці, він просто плюнув на все».

По словам Александра, после прихода советской армии начались аресты, а в 1944‑1945 — суды над украинской властью в Константииновке. Практически никто не скрылся. Все — от председателя правления культурно-просветительского общества до директора театра — были осуждены и приговорены к большим срокам отбывания наказания.

Многие из них отсидели, вернулись обратно на родину и дожили до глубоких седин.

По мнению Александра Добровольского, факты действия украинских сил в условиях немецкой оккупации скрывать нельзя. Нельзя писать историю по двойным стандартам.

Через два месяца он планирует издать свою очередную самиздатовскую книгу под названием «ОУНівське підпілля Донеччини». И материалы по Константиновке в ней будут ключевыми. Документов у него достаточно, вот только не хватает иллюстраций. Поэтому Александр обращается ко всем, родственникам, знакомым тех, кто был в те годы в константиновском культурно-просветительском обществе, за помощью в фотографиях, интересных свидетельствах. А, судя по архивным документам, в этом обществе были руководители промышленных и сельскохозяйственных предприятий, директора школ, детских садов, судьи, рабочие и ИТР.

Похоже, что будущая книга может стать «революцией» в истории Константиновки. А может, и правда пора посмотреть на то, что происходило в нашей истории, под новым углом зрения?

В. Березин.

ну надо же... только почему-то партизанили константиновцы, не хотелось им жить в самом украинском городе Донбасса... а когда произошло действительно "звільненя міста", то почему-то они благодарили своих вызволителей и многие уходили добровольцами, даже не по возрасту. «українська допоміжня сотня», в которую вошли раскулаченные, дети репрессированных и т. п. Отца моего деда репрессировали в 37м по наклепу коллег на заводе. Дед чтобы кормить мать и младших сестер пошел работать в 14 лет на бутылочный завод. Он же ушел с 135й танковой из Константиновки и его туда не загоняли заград-отряды НКВД, скажу я вам. Родился, вырос, уходил воевать, а затем всю жизнь проработал в Константиновке. Владимир, не будьте мудаком, такое писать... вообще офигели... хотя книга конечно же будет полезная, пусть Сашко ее накропает. Но только с ФАМИЛИЯМИ и ФОТОКОПИЯМИ документов, я ее первый куплю, поищем потомков этой сраной "украинской интеллигенции" в Константиновке.
"що дай їм можливість, то ці люди показали б, що таке 200 українців при зброї. В умовах війни це дуже сер`йозна річ. І вони не скривали, що готуються боротися за самостійну Україну. А не за Гітлера" Да, конечно, какой пассаж, 200 вооруженных полицаев выпилит немецкую армиию, а потом и совецкую, они и есть то святе УПА, которого не было. Ну конечно же, 200 хорошо вооруженных партизан это - грозная сила, только нет у нас гор и лесов, прятаться негде, двум сотням. Разоружили немцы своих украинских полицаев, а то психи перестарались, видимо, русский язык запрещать.