Степанович вернулся в свой подвал

Несмотря на активные меры, принятые городским Управлением труда и соцзащиты населения и лично его начальником Г. Небогатиковой, бомж, о котором уже неоднократно писала наша газета, в настоящее время опять скитается по свалкам и живет в подвалах.


После того, как, казалось, судьба Виктора Степановича Шляхова была решена и он был взят на попечительство человеком, получающим за него пенсию, буквально через несколько дней старик оказался выброшенным на улицу, да еще и с разбитой головой. Служба Галины Григорьевны подобрала Степановича, накормила, привела в порядок и вызвала «скорую», которая отвезла его в терапевтическое отделение ЦРБ. Однако через два дня он оттуда пропал. Дальше стали поступать сведения, что он опять бомжует и его видят по свалкам и подвалам. Мы терялись в догадках — что с ним.

Неожиданно в редакции раздался звонок и женщина сообщила, что «наш бомж» живет в подвале ее дома на Семиветровке. Старик сам попросил связаться с нами, чтобы газета ему помогла.

Прибыв на встречу, мы застали Степановича в замусоренном холодном полуподвальном помещении. Он сидел на камне и, увидев нас, заплакал. «Помогите моему горю. Я опять скитаюсь по подвалам, а кто‑то получает мою пенсию. Я еще ни копейки не получал. Из больницы меня выгнали — теперь опять пошел по мусорникам, — причитал старик. — Я согласен пойти в дом престарелых».

Связавшись с Г. Небогатиковой, мы узнали, что Управление труда и соцзащиты прекратило выплату пенсии Шляхова другому лицу и направило письмо в прокуратуру о необходимости проведения расследования по факту незаконного получения пенсии.

Что касается определения Виктора Шляхова в дом престарелых, то вся проблема в большом количестве документов и запросов, которые надо для этого сделать. Но главное, что при живой дочери, которую работники Управления сбились с ног искать, сделать это очень трудно. Ведь если есть прямые родственники, то необходимо их согласие и, что немаловажно, взнос на сумму около 7 тысяч гривен. Пока же, по мнению Г. Небогатиковой, учитывая, что дочь имела другую даже девичью фамилию и другое отчество, поиски единственной родственницы затруднены.

По словам Степановича, его дочь проживает где‑то на правобережье в районе то ли музея, то ли загса.

В любом случае Галина Григорьевна гарантировала, что не оставит старика в беде. Газета тоже постарается ему чем‑то помочь. Может быть найдутся милосердные горожане, желающие принять действенное участие в судьбе бедолаги?

«Я буду вас ждать здесь и никуда не уйду», — сказал на прощание Виктор Степанович.

Очень бы не хотелось, чтобы, исходя из того, что грядут холода, а с ними новые проблемы для этого голодного, почти ослепшего и почти оглохшего 70‑летнего человека, наша встреча оказалась последней.

В. Березин.