А на 9-й день покойника отрыли...

С сообщением о том, что под яблоней на соседском огороде уже больше недели покоится тело их умершего соседа Владимира, в «Провинцию» обратились жители улиц Минская и Костюшко. Его нехитрые похороны среди бела дня в тонком покрывале на глубину штыка лопаты видели все соседи. По их словам, в похоронной процессии принимали участие только нетрезвая сожительница усопшего и ее престарелая мать, которые уже два года делили с мужчиной и кров, и бутылку, и копейки, заработанные от сдачи металлолома и стеклотары.


В подробности похоронного дела и нюансы процедуры проводов тела в последний путь, посторонние женщины, как, впрочем, и сестра погибшего, проживавшая с Владимиром в одном доме, не вникали, ссылаясь на полное отсутствие документов, позволяющих получить помощь на захоронение и денег на эту дорогостоящую процедуру.


О предыстории таких необычных похорон рассказала сестра умершего Дарья: «После очередной пьянки в компании со своей подругой и ее матерью, он почувствовал себя плохо и лег спать, а наутро сказал, что ослеп. В больницу в тяжелом состоянии после алкогольного отравления его доставила «скорая». Потом мне объяснили, что он перенес инсульт и впал в кому. Я кучу лекарств ему приносила, но ничего не помогло. А потом мне просто сказали, что Володя безнадежный, помочь ему уже нельзя, поэтому мы должны забрать его домой под личную ответственность. Больнице, мол, проблемы с трупом не нужны, а ухаживать за «растением» можно и дома».

Через неделю, по словам соседей, Володю привезли домой, а уже через сутки весть о его смерти узнали в милиции — но только после личного визита неравнодушных соседей, которые стали случайными свидетелями кощунственных похорон. «Опергруппа по нашему заявлению выехала сразу же, зайти во двор, правда, им не дали, поэтому пришлось лезть через забор. Они раскопали тело, сфотографировали даже. Когда участковый отрыл Володю, из-под одеяла вывалилась рука, он тогда еще пошутил: «здоровается, мол, со мной!-, — вспоминают очевидцы первых раскопок. — А потом все соседи подписали какие‑то протоколы, взамен на обещание, что труп обязательно заберут в течение суток и похоронят, как положено».

Однако ни на следующий день, ни всю следующую неделю, забирать «нелегала» никто так и не приехал. Родственники с чувством исполненного долга никаких мер по его перезахоронению также не предприняли. А попытки соседей достучаться в различные инстанции оказались тщетными: в горотделе «любопытных соседей» отправили в санстанцию, а оттуда в исполком. И только попытка попасть на прием к городскому голове дала неожиданный результат: в приемной посетителей направили к Светлане Астаховой, только личное вмешательство заместителя городского головы смогло сдвинуть дело с мертвой точки. Как оказалось, о «бесхозном» трупе не был уведомлен даже «главный» по кладбищам — В. Дилин, потому и никого на транспортировку тела несчастного Владимира на посылал! Выходит, что обрести последний приют по всем требованиям законодательства и санитарных норм умершему помогла только настойчивость неравнодушных соседей: «Мы боялись, что начнется оттепель и осадки, которые откроют едва присыпанное тело. А во дворе у них только кошек с десяток бегает, не говоря уже о собаках и воронах, которые сразу же разнесут останки по всему поселку. Запах возле забора уже сегодня невозможный, поэтому детей во двор вообще страшно было выпускать»… Иначе, при олимпийском спокойствии городских служб, так и лежал бы он под старой яблоней, где его тело и душа покоились ровно 9 дней и ночей.

Свой поступок «хоронительницы» объяснили просто: «У нас не было другого выхода! Денег не было даже на скромные похороны. Копать могилу мы бы сами не смогли, да и везти тело ни в морг, ни на кладбище не на чем и не за что…»

Участковый Виктор в день окончательной эксгумации не хотел общаться ни с прессой, ни с соседями, причину паники которых он вообще не понимает. Насчет таких нестандартных похорон у него тоже особое мнение: «Ну и что, что дома закопали, раньше вообще все хоронили где и как захочется, в том числе и у себя во дворе. А в мои должностные обязанности заниматься такими вещами, как похороны, не входит, поэтому вопрос не по адресу. Мое дело увидеть, как сейчас приедет «Коммунтранс» и погрузит тело, на этом моя миссия закончена».

P. S. Закон и санитарные нормы вносят некоторую ясность в ситуацию. Согласно первому, места захоронения четко обозначены границами кладбищ, выделяются они бесплатно, но при наличии необходимых документов — медицинского заключения и справки из милиции и похоронного бюро. Согласно вторым, — места захоронения должны быть удалены от жилых построек, как минимум, на 300 метров. Глубина могилы должна быть не менее полутора метров до крышки гроба. Наличие последнего также обязательно с точки зрения экологической безопасности. И последнее: рассчитывать на могилу и бесплатное захоронение может каждый усопший, даже тот, у родственников которого за душой нет ни копейки. Согласно правилам, по истечении 10 дней, на средства из городского бюджета местное коммунальное предприятие самостоятельно хоронит трупы «неизвестных». Известных, от которых просто отказались родственники, — по истечении трех дней. В этом случае их признают «безродными» и хоронят в «братской» траншее на новосантуриновском кладбище.

С нетрадиционными — «домашними» захоронениями, по словам местных коммунальщиков, им не приходилось сталкиваться уже около десятка лет, а в этом месяце Владимир — уже второй. Причем, причина, по их мнению, зарыта далеко не в том, что в стране случился кризис или у народа стало меньше денег, а скорее, во внутренней культуре, которая в последнее время все дальше уходит в небытие.

О.Панина.