Жилье и машины горожан начнут пускать с молотка

С наступлением кризиса такие инциденты уже перестали быть диковинкой даже для константиновцев. Тенденция к резкому увеличению исполнительных документов по взысканию долгов с банковских заемщиков в городской исполнительной службе (ОГИС) наблюдается с декабря прошлого года. За последние несколько месяцев их количество успело превысить 1000 документов.

Присужденного три года не ждут


Дабы перестраховаться, банковские учреждения теперь не выжидают сроки окончания договоров займа, а подают в суд на должника уже на 2‑3 месяцах «кредитного молчания». Причем утверждение о том, что после решения суда «счетчик» процентов по вашему кредиту останавливается, — самообман. Как показывает практика, иногда с момента получения исполнительного документа ОГИСом до фактического погашения долга, его сумма успевает вырасти в несколько раз. Суммы же, которые подлежат принудительному взысканию через исполнительную службу, даже в нашем городе сегодня колеблются от нескольких тысяч — по кредитным карточкам, до 100 000 гривен — по ипотеке и залоговым кредитам. Гарантиями по последним, как правило, выступают купленные в кредит недвижимость или транспортные средства. Они‑то, в большинстве своем, и становятся объектами ареста и описи исполнителей, а в дальнейшем — лотами на торгах.
 

От залога до торгов


Как отмечает начальник городского отделения исполнительной службы Галина Рогожкина, в Константиновке пока таких серьезных инцидентов немного: с начала 2009 года за долги по кредитам были арестованы только дом, квартира и несколько автомобилей. Остальные объекты движимого и недвижимого имущества должников просто описаны и внесены в единый реестр «обтяжень рухомого и нерухомого майна», которым пользуются все банки, нотариальные конторы, МРЭО и другие службы. При попадании в него должник практически теряет право осуществлять с таким имуществом какие‑либо сделки (продавать, оставлять в залог и т. д.).
 

Почему продолжает расти долг


Кроме прочего, при описании имущества, к сумме долга по исполнительному листу автоматически добавляется 10 % исполнительного сбора, затраты на подготовку всей необходимой документации, экспертизу описываемого имущества, а также расходы по его реализации и комиссионные организаторам торгов. Поэтому имущество, как правило, описывается на сумму, большую от фактического долга. Излишки же от его продажи исполнители возвращают бывшему владельцу. В Константиновском ОГИСе утверждают: избежать таких нереальных «накруток» можно только в одном случае — если в семидневный срок после получения извещения об открытии исполнительного производства ответчик добровольно оплатит всю имеющуюся задолженность, но желающих это сделать, естественно, единицы.
 

Продажа имущества — дело тонкое


Дальнейшая судьба описанного за долги имущества решается по стандартной процедуре: после документирования госисполнителями его оценивает независимый эксперт, после чего имущество передается под реализацию специализированным организациям. Именно у последних все желающие и могут узнать, какое именно имущество, где и по какой цене будет продаваться с молотка в ближайшее время, либо в объявлениях СМИ. Как отмечает Галина Рогожкина, ранее до реализации движимое имущество, например, автомобили, находилось на площадках у организаторов торгов. Сегодня же его под сохранную расписку забирают банки-кредитодатели, либо сам должник, который может пользоваться своим имуществом вплоть до дня его фактической продажи. Однако, даже эта процедура имеет много нюансов. В условиях усугубляющегося кризиса конфискованное имущество просто никто не покупает. К тому же при его оценке независимая экспертиза не сразу может дать адекватную оценку тому или иному лоту и привязать ее к местным ценам. Поэтому уценка и повторные аукционы могут продолжаться месяцами. После чего банку предлагается принять описанное имущество должника «в натуре» к себе на баланс. В противном случае исполнительное производство прекращается, а само имущество снова возвращается к должнику-неплательщику.
 

Взысканию не подлежит около 50 % долгов


Как констатируют в городской исполнительной службе, реальным погашением заканчиваются всего 20 % от общего количества судебных решений по взысканиям, примерно столько же находится на учете бухгалтерий по месту работы должников, либо в пенсионном и других фондах. Долги в таких случаях взыскиваются постепенно. Остальные 50‑60 % дел — «мертвые». Кроме того, сегодня по взысканию банковских долгов в ОГИСе закреплено всего два человека, на исполнении у которых находится около 1000 дел, еще 500 исполнений тянутся за ними с прошлого года.
 

И рады бы в рай…


Такие низкие показатели, говорит руководитель местной ОГИС Галина Рогожкина, обусловлены несколькими негативными факторами. Во-первых, исполнительскую дисциплину должников в значительной мере подорвал кризис. Если раньше официально трудилась и числилась за предприятиями хотя бы половина наших горожан, то сегодня эта цифра значительно сократилась. Часть константиновцев работают неофициально, вторая вообще не имеет никакого имущества, третья выезжает на заработки или для проживания за пределы города и даже страны. В таком случае, как говорится, нет человека, — нет и исполнения. Во-вторых, даже действия юстиции сегодня по поводу и без в судах всех инстанций может оспаривать каждый ответчик, оттягивая момент погашения взыскания до бесконечности. В-третьих, на законодательном уровне еще не до конца налажено взаимодействие с некоторыми службами, например, с налоговой, которая, ссылаясь на внутренние документы, не дает ОГИСу доступа к базе данных идентификационных кодов должников.

«Законы пишутся только для законопослушных граждан», — уверена Галина Рогожкина. По ее словам, в городе есть немало довольно обеспеченных людей, которые, даже при отсутствии личного имущества, требуемого для оформления залога, умудряются брать сразу по несколько больших кредитов и избегать ответственности за их невозвраты. А пока «аферисты-заемщики» стригут банковские деньги, вполне порядочные горожане, зачастую из‑за незначительных нарушений договоров, пополняют «черные» списки банковских учреждений и практически пожизненно лишаются возможности получить даже небольшие суммы займов на действительно важные цели.

Ольга Окунева.

"...Дабы перестраховаться, банковские учреждения теперь не выжидают сроки окончания договоров займа, а подают в суд на должника уже на 2‑3 месяцах «кредитного молчания». Причем утверждение о том, что после решения суда «счетчик» процентов по вашему кредиту останавливается, — самообман..."

Вы хоть сами понимаете о чем пишите? Кто дожидается срока окончания договора, чтобы потом обращаться в суд? Бред. Начисление процентов останавливается с момента вынесения судом решения.

А вообще вдвоем заниматься тысячей производств - нереально. Потому и качество работы у них ужасное.