«Кризис переживем и без микроволновки»

В этом убеждена владелица хорошо знакомого горожанам магазина «У Лиды» Лидия Медянникова. Наша газета писала два года назад о том, что это местное предприятие, невзирая на довольно солидную конкуренцию крупных торговых монстров, успешно развивалось и даже само превратилось в небольшую торговую сеть, завоевавшую доверие и популярность своими либеральными ценами. Сейчас ему приходится буквально воевать с тяжелой экономической обстановкой, ведь специализация у торгового предприятия отнюдь не кризисная — бытовая техника.
 

— Нам стало очень тяжело с прошлой осени, — рассказывает Лидия Андреевна. — Я как раз летом прошлого года взяла валютный кредит, чтобы доделать наконец помещение магазина — мы отремонтировали подвал и разместили там мебельный отдел. Как раз оставалось кое‑что довершить и запустить помещение. И тут этот кризис «бахнул». Знаете, состояние было такое, что даже описать не берусь. Ночи не спала, всякие мысли были. Я пришла в отчаяние, даже готова была продать квартиру в Крыму. Правда, к весне «попустило» — немного адаптировались к обстановке. Да и курс доллара пониже стал, а ведь был момент, когда он до 12 доходил. У нас тогда цены менялись по три раза на день, у меня же весь товар был в валюте.

Сейчас работаю с немногими поставщиками, например, с белорусским «Атлантом» и с донецким «Нордом», которым оплачиваем гривнами. С последним мы работаем уже довольно давно, репутацию стараемся не терять, так что нам дают большие партии под реализацию. Это, конечно, хорошо, но от факта никуда не денешься — было у нас четырнадцать поставщиков, осталось — три.

Продажи резко упали, так что работаем в убыток, просто, чтобы не закрываться. Как привлечь покупателей сейчас, — не знаю, еще не открыла какого‑то безотказного метода. Цены снизить почти невозможно, хотя у нас они установлены еще по «божескому» курсу в 7,8.

Представителей банков, работающих по кредитованию, в магазине у нас теперь нет — разбежались. Только один из банков предложил работать с нами по кредитам, но неизвестно, пойдет ли это сейчас, ведь еще ни один послекризисный покупатель не рискнул приобрести бытовую технику в рассрочку. Думаю, теперь восстановить эту цепочку — покупатель — банк — магазин — будет очень сложно. Много лет понадобится, чтобы клиент стал опять им доверять. Обидели людей, а банки не потеряли ничего. Я лично теперь буду с большой опаской относиться к этим учреждениям. Нас в опасные моменты забыли, а затем начали давить. Обидно, что вначале банки давали займы всем, кому не лень, без ограничений, втянули людей, а теперь заявляют, что никто по кредитам на платит. Неправда, люди бегают к нам в магазин, сверяются, наши покупатели выплаты по взятым в кредит товарам производят. Да и вообще, сегодня клиент пошел обозленный, грубый, люди очень раздражены общей ситуацией.

С созданием сети пока придется повременить. Наш второй магазин по ул. Калинина теперь закрыт — много «тянули» коммуналка и зарплата продавцам. Весь товар перевезли сюда, на бульвар Космонавтов. К сожалению, при этом пришлось сократить две трети сотрудников — из тридцати их осталось девять. Конечно, ни им, ни мне расставаться не хотелось, больно было, ведь все сработались, привыкли. Но другой возможности выжить я не нашла. Вот выпутаемся, пройдет время, опять будем вместе работать. А пока стараюсь занимать сотрудников неполную неделю. Даже уборщица теперь работает через день, экономим на чем только можно. Зимой даже от отопления пришлось отказаться, одевали телогрейки и — в торговый зал. Конечно, уменьшена и зарплата, персонал получает только ставку, без добавок, а это всего 860 грн. Надеюсь, что такой нехороший период пройдет быстро, а пока побарахтаемся.

Плохо только, у нас же если что повышают, то сразу выше планки — например, налог на землю подняли. Мое мнение — сейчас не надо выжимать из людей налоги и платежи, добивая чье‑то маленькое дело. Наоборот, лучше бы ослабили это давление, или хоть уменьшили бы число проверок. Ведь это все влияет на цену. Например, раньше мы доставляли потребителю товар бесплатно, за счет того, что и нам его привозили с баз без оплаты. Сейчас такой услуги мы оказать не можем, бесплатную доставку нам делает только «Норд». Остальные транспортные расходы, естественно, ложатся на товар.

За эти месяцы изменилось и наполнение торгового зала. Многое из ассортимента пришлось изъять, например, так называемый мелкий товар, всякие чайники-утюги. На них просто не хватает оборотных денег. Я решила расстаться с микроволновками, DVD-проигрывателями и пылесосами. Буду специализироваться только на четырех видах домашней техники — холодильниках, печах, стиральных машинах и телевизорах. То есть, только на том товаре, который в доме нужен обязательно. А без пылесоса и микроволновки кризис пережить можно. Сейчас нам всем, и покупателям и торговцам, лучше отказаться от лишнего. Жить скромно, без пустого бахвальства. Дома мы уже без света телевизор смотрим, стараемся электричество зря не жечь. Раньше готовили на минеральной воде, так как на Новоселовке вода очень плохая — теперь берем воду в больших баллонах. А насчет праздного образа жизни, так мы с мужем его никогда не практиковали, скромно жили. Теперь еще немного уменьшили запросы, единственно, кому не отказываем, так это внучке, остальные домочадцы уже взрослые — потерпят до более удачных времен.

Есть одно «излишество», которое магазин себе позволил этой зимой — грели аквариум, чтобы рыбки в нем не замерзли. Это давнее увлечение моего мужа. Кстати, мы и наш бизнес в восьмидесятые годы начали с продажи рыбок, а затем и самодельного оснащения для аквариумов. Тогда еще, помню, торговый патент стоил 1,5 рубля. Начали, потому что денег не хватало, двое маленьких детей, я сидела в декрете. Однажды, когда в кошельке оставалось совсем маленькая сумма, муж взял несколько рыбок из своего «аквапарка» (банками с водной живностью была уставлена вся квартира), и пошел их продавать. Продал удачно, с того дня все и началось, пришлось и на морозе стоять, и в два часа ночи выезжать, но такое мелкое дело постепенно стало давать очень хороший доход — бывало, в месяц выходило до тысячи рублей. Соседи, конечно, немедленно начали звать спекулянтами. Потом начались кооперативы, торговля запчастями, и так и пошло.

Сейчас вспоминаю, анализирую, когда было тяжелее? Сейчас или в «веселые» девяностые? Тогда пугал полный беспредел, надо было выживать и не показывать себя слабой. К нам постоянно заходили какие‑то люди и говорили: ты будешь платить столько. Утром одни, в обед другие, а вечером третьи. Я все время воевать пыталась, отказывалась. Ситуации бывали разные, лет двенадцать назад одного из таких «деятелей» даже разок пришлось ружьем, которым я владею официально, пугать. Сейчас, конечно, такое было бы невозможно. Но никому никогда я не платила, хотя какие только приключения из‑за этого не пережила. Месяц день и ночь ходила, увешанная микрофонами, но больше никто из вымогателей ко мне не подходил. А сейчас, боюсь, время пострашней — законы есть, но кажется, что все они работают против нас, не помогают и не защищают ни бизнесменов, ни обычных граждан.

Подготовила В. Гейзер.

 

"Зимой даже от отопления пришлось отказаться, одевали телогрейки и — в торговый зал".

Нарушение температурного режима для наемных работников-сама призналась.И куда смотрит СЭС?На чем бы еще сзкономить можно?Ну конечно же на сотрудниках...

Какой нафиг СЭС? зимой в городе работы ваще не было, так что многие с радостью пришли бы и мерзли в торговом зале, только бы платили хоть что-то!