Герой нашего времени

Духовные войны существуют не только на страницах книг и в кинофильмах типа знаменитого «Ночного дозора». В реальной жизни тоже находятся люди, противостоящие силам разрушения и зла, люди, которые ставят все на кон и защищают баррикады до последнего патрона. Причем, наружностью человек, в котором живет дух воина, может быть самым обычным, а телосложением — почти субтильным. Ну как Николай Матвеевич Решетняк, например.
 

 

Несколько лет он по собственному почину охраняет от разборки бывший автостекольский объект — газораспределительный пункт. История эта, на первый взгляд лишенная пафоса, полна некрасивых и скандальных подробностей дележки и разборки бывшего автостекольского майна. На войне — как на войне…

Охрана этого самого ГРП-1 длится, ни много ни мало, девять лет. Как только стало понятно, что заводу не выжить, Николай Решетняк, забросив собственную квартиру, буквально поселился на территории пункта. Отлучаться с объекта не рискует, пункт‑то действующий, а металл, говорят, снова поднимается в цене. Поэтому круглые сутки поддерживает на территории порядок, убирает мусор, косит траву, метет снег, чтобы было видно, что объект не заброшен, что здесь обитают люди. В одиночку без отпусков и оплаты заменяет собой целую службу охраны, несет дозор за незваными гостями, захаживающими в этот безлюдный городской угол. При этом условия существования даже спартанскими не назовешь — зимой и летом ночует в старом сарае, в котором нет и никогда не было благ цивилизации, спит на узенькой деревянной лавке. О том, с каким трудом добывает воду, можно написать отдельный рассказ. Без электричества давно привык, обходится свечами. Отсутствия телевизора даже не замечает, но оторванным от жизни себя не чувствует — читает, анализирует. При этом, как сам говорит, ни дня не скучает и находит много интересного.

На вопрос о мотивах такого самоотречения, Николай Матвеевич отвечает лаконично, как человек, который будет твердо стоять на своем и никуда не уйдет: «Я — человек верующий».

Таков его выбор — упорная война с духом стяжательства и разрушения, и он в этой борьбе попросил поддержки у газеты, так что мы приводим открытое письмо, адресованное не только читателям газеты, но и компетентным инстанциям.

И если обыватель имеет право просто наблюдать за многолетним «дозором» и не вмешиваться в процесс, то люди власти этого права лишены. Поэтому мы донесем письмо Н. Решетняка в заявленные им адреса.
 


Открытое письмо в Константиновскую прокуратуру,
Донецкую прокуратуру и Хозяйственный суд


С уважением!

Вначале — толика последних событий. На днях, как на Луну, ступило на ГРП-1 (газораспределительный пункт) начальство. За меня — ни слова. Эксперт начал съемку. В молодости я работал павильонным и выездным фотографом, профессионально. Чего только не снимал. Любил это дело — не за деньги. И мне видно, с каких точек и какие ракурсы берет уважаемый независимый эксперт: драный угол, штукатурка и т. п. Что надо бы, что в работе — все мимо. Зачем? Кому это нужно? Опять готовится липовая документация. Подводят под разборку, к «открытым торгам» — растаскивать ГРП-1 по кускам, поставить УГГ перед фактом разора и проблемами.

Это не ново. От имени инициативной группы рабочих ГП «Техстройстекло» и ГП «Автостекло» я уже обращался письменно о подобных намерениях к Константиновскому межрайонному прокурору, в Донецкую прокуратуру и суд, и еще в ряд компетентных организаций. Цитирую часть из тех обращений.

«Исключением, достойным книги рекордов Гиннеса, является объект ГРП-1, где газовщик пятого разряда Решетняк Н. М. вот уже седьмой год (уже девятый — прим.), оставшись один, в примитивных условиях, вынужден жить; тем самым обеспечивая сохранность, работу, безопасность — круглосуточно поддерживая территорию, буферную зону, колодцы, помещения, оборудование и, если хотите, имидж газового хозяйства. Просим внимания: подводят под вырезку действующий объект ГРП-1. Информируем: ГРП-1 категории «А» — высшей, взрывоопасной, среди производств опасных.

Справка: на ГРП-1 понижается, стабилизируется, регулируется подача газа на жилой поселок (вся улица Шмидта, например, — прим.) и два лицея, церковь. На территории ГРП-1 в работе два конденсатосборника, один из них десятитонный, второй — однотонный. Транзитом через главный разделительный колодец две задвижки (500 мм) проходит целое направление (диаметр трубы 525 мм), которое обеспечивает газом несколько предприятий. Подача газа на завод «Автостекло» не производится — газопровод срезан. Здесь, заметьте, спекулируя ликвидацией и задолженностью, морочат головы работникам УГГ, цепляясь то за закольцевание, то за якобы ненужность ГРП-1, нежелание УГГ принять объект, подталкивая УГГ на демонтаж нитки, на полное заглушение, на ненужные расточительные работы не в интересах людей, города и УГГ. Цель очевидна».

Стараясь не беспокоить зря, я созванивался иногда, — земля ему пухом, — с Владимиром Станиславовичем Пазио, дважды встречался лично. Мы долго разговаривали и я свидетельствую: Владимир Станиславович, Царство Небесное, с радостью готов был принять ГРП-1 на баланс УГГ, просчитывал налогообложение, варианты. Мы приехали, в далеком теперь 2003 году, целой делегацией от УГГ к тогдашнему директору ГП «Техстройстекло». И дело застопорилось — начиналась игра… Вот один из последних, ясный, без кривотолков, документ по этому вопросу руководства УГГ, цитирую: «Исполком Константиновского городского совета обратился в управление по газификации и газоснабжению (УГГ) по вопросу предоставления предложений о дальнейшем использовании ГРП-1. УГГ проинформировало, что на территории ГП «Техстройстекло» находятся объекты действующей системы газоснабжения (рабочее оборудование ГРП, газовые колодцы, конденсатосборники и др.), которые являются государственной собственностью и частью общей городской системы газоснабжения потребителей города газом (в том числе и населения), в связи с этим не могут быть выведены из эксплуатации».

Из ответа от 27.02.2007 г. № 604 / 14. вх. 14.07.2006 г.

Иначе как безумием, проект продажи по частям ГРП-1, я не могу назвать. Маниакально тупое поползновение в этом направлении поражает. На территории ГРП-1 расположены пять газовых колодцев с задвижками в них, общим числом — 12. Всего же на ГРП-1 около тридцати тяжелых задвижек, РДУКи, ГФы, ПЗК, ПСК, ЖСК и др., под и над землей газовые линии — все это связано и разобраться, да еще под газом, могут только профессионалы, газовщики, тут и говорить нечего.

В последних числах декабря 2006 года Национальное радио Украины в выпуске новостей отвело несколько минут «Нефтегазу Украины», цитирую: «Многие предприятия Украины распались, обанкротились. Газовые объекты, линии, ранее им принадлежащие, оказались вне балансов, но эксплуатируются. Надо решительно выводить их из тени и ставить на свой баланс».

Это заявление касается УГГ на сто процентов.

Я приложил немало усилий, чтобы сохранить действующий ГРП-1. Мне помогали в этом все работники УГГ. А люди, бросившие меня на произвол судьбы, манипулируют с алчным проектом и, как правило, документов‑то никаких не имеют: разделительного баланса — не спрашивай; технической документации — нет; при регистрации в МПП, непозволительно затянутой, ГРП-1 не фигурирует; всех обманывают — и не боятся Бога.

Моя позиция: газовые объекты — газовщикам, профессионалам!

Давайте вспомним заваленных в глубинах ребят-шахтеров, Днепропетровск, Алчевск, вдов и сирот — вы против?!

Пользуясь тем, что негнущийся В. С. Пазио убит подколодными негодяями, пытаются реализовать в это время авантюрный проект, взять реванш. Тогда, раньше, их остановили — прокуратура, хозяйственный суд. Я не называю фамилий, меня ограничивают интересы газеты, этика, но я надеюсь, — меня поймут. Мне очень хочется назвать другие фамилии, — скромных, отзывчивых людей, но пока «остаются не спетыми песни, недописанными — поэмы», — небезопасно.

Газовщик пятого разряда при ГРП-1 ГП «Техстройстекло»
Решетняк Николай Матвеевич.

Человек, конечно, герой. Но есть ли смысл ему охранять? Кто охраняет, например, рабочие рельсы или электрические линии?