Женская экологика

Маленькие города,
где вам не скажут правду.
Да и зачем вам она,
ведь все равно — вчера.
Из «Августа» И. Бродского.
 
 
Ум (СЭС), честь (гражданская оборона) и совесть (экоинспекция) нашей Константиновки.
 
 
Окружающая среда химзавода и города в руках женщин.

Горожане в последнее время живут в надежде, что через полгода, после избрания нового мэра, наконец‑то придет новая команда, которая будет работать на город. В частности, в вопросе экологии. А пока же приходится смотреть, как дорабатывает старая, вчерашняя команда, делающая вид, что что‑то решается, чтобы только отсидеться, продержаться эти полгода.

В прошлый четверг, собрав совещание по вопросу загрязнения атмосферного воздуха, заместитель городского головы Т. Устинова захотела выяснить, — откуда же все‑таки происходят выбросы, о которых так громко и часто кричит население, поговорить об эко-проблемах с соскучившимися по таким встречам журналистами (они были от всех городских СМИ) и, что немаловажно, продемонстрировать, что в Константиновке есть зам. мэра, ответственный не только за развитие промышленности и бизнеса, но и за экологию.
 

Радостью переполнены наши сердца, а легкие?


Однако, как оказалось, главной задачей Татьяны Викторовны все же является, чтобы «труба дымила». И это не ее беда, а общегородская проблема. Ведь в Славянске и других городах в исполкоме есть должность главного эколога, а у нас этим занимаются по остаточному принципу.

Вот и получилось, что собрав представителей предприятий и эко‑служб, разговор с ними Т. Устинова вела как‑то по‑женски — голубила, жалела и хвалила.

«Хочу выразить благодарность учредителям этих предприятий за то, что они организовали производство в нашем городе, что их заводы работают, люди трудоустроены, получают своевременно зарплату», — говорила она о работе «Мегатекса» и «Свинца». Ей вторила еще одна женщина, от которой зависит чистый воздух Константиновки, — руководитель отдела коммунальной гигиены СЭС И. Гребенюк: «Они молодцы. С их помощью мы сдали в эксплуатацию новый стационарный пост наблюдений за среднесуточным содержанием загрязняющих веществ. Теперь их два — один по Ленинградской, второй на Б. Хмельницкого».

Ну и, само собой, докладывали о своих достижениях заводские экологи, также, в основном, женского пола. Они говорили о внедрении новых, безотходных технологий, что работают они практически без выбросов в воздух. «Мегатекс», «Свинец» перешли на итальянские пылеулавливающие комплексы по переработке аккумуляторных батарей, снизив выбросы в десятки раз. «Втормет», перейдя на международные стандарты, снизил и без того мизерные выбросы никеля и хрома почти на 10 %. КЗМО, кроме решения своих эко-проблем, поможет городу уменьшить выбросы от свалки промотходов, которые складировались с 30‑х годов прошлого века. Химзавод практически не работает, но потратил 2,3 миллиона гривен на выполнение природоохранных мероприятий и планирует найти еще 3 миллиона евро у инвесторов при приватизации, чтобы не сносить с лица земли сернокислотный 39‑й цех, а реконструировать его. У «Кожкона» выбросы дает только угольная котельная, да и то, работающая на сертифицированном угле.

Эти выступления Т. Устинова сопровождала возгласами: «Молодцы!», «Отлично!», «Предприятие великолепное — такой праздник на день металлургов организовали! Умеют работать — пусть гуляют!». Все это напоминало первомайскую демонстрацию с репликами с трибуны.

Единственную проблему озвучил представитель «Мегатекса», сообщив, что их работники часто задыхаются от того, что, особенно в вечернее время с близлежащих предприятий и несанкционированных свалок «тянет» резиной, валит дым и т. п. Т. е. люди от этого страдают.

После таких докладов резонно возникает вопрос: «Да что Вы говорите!? Какие выбросы?», если лично Татьяна Викторовна вместе с главным врачом санстанции В. Сидорчуком неоднократно выезжали по сигналам, и каждый раз убеждались, что это все неправда. Мало того, они «по утрам часто смотрели на туман над рекой, который жители считают загазованностью. Но это просто туман, утро, роса. Место хорошее, утро прекрасное. Мы согласны так выезжать».
 

Широко закрыв глаза


О том, какой у нас все-таки прекрасный в городе воздух, поведала от СЭС И. Гребенюк, рассказав, как раньше тут все задыхались и как хорошо живется сейчас: «Если раньше отклонения отобранных проб от нормы доходили до 70 %, то теперь еле достигают 5 %. Мы контролируем практически все соли тяжелых металлов. В прошлом году по свинцу была только одна проба с превышением предельно-допустимых концентраций. По специфическим ингредиентам, включая серную и соляную кислоты, которые являются основной продукцией химзавода, превышений нет на протяжении последних 5 лет.

Жить здесь можно. Единственное, что беспокоит — горение мусора несанкционированных свалок. Я живу в районе 10 школы, там каждую ночь что‑то выжигают. Но туда надо идти с представителями милиции и властей. Там разваленные гаражи. В любом из них могут плавить свинец. Ему нужна температура всего лишь 300 градусов. В сковородке можно расплавить».

Что касается основных проблем на предприятиях, то Ирина Николаевна назвала главную: им мешают работать жители города своими бесконечными необоснованными жалобами. Да и их службу это лихорадит. Они выезжают с лабораторией, тратят средства, но, по словам И. Гребенюк, НИ ОДНОГО РАЗА ЖАЛОБЫ НЕ ПОДТВЕРДИЛИСЬ. Представитель СЭС закончила на патриотической ноте: «Поверьте, с атмосферным воздухом у нас все нормально. Я не собираюсь отсюда уезжать и другим не советую».

Правда, когда речь зашла о горении промышленной и бытовой свалок (почему‑то их хозяева «Экоресурс» и «Автодом» на совещании не присутствовали), то выбросы отравляющих веществ СЭС все же зафиксировала. При пожаре на промсвалке они в 4 раза превысили норму по фенолу и в 1,5 раза по формальдегиду.
 

Вот вам и дышите глубже.


Причем, выяснилось, что приезжая на промсвалку, СЭС, а вместе с ними и начальник управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и гражданской защите населения и обороне горисполкома В. Тищенков ходят по ней, закрыв, в определенных случаях, «ладонью глаза». Чтобы, наверное, не дай Бог не увидеть, что в паре десятков метров на «радиоактивной свалке» городскими предприятиями незаконно складируются остатки переработанных аккумуляторов. А ведь и они вполне могут загореться. Ну и что, что это территория района? Дышать‑то будем все.

Кстати, по словам В. Тищенкова, зловонного дыма на промсвалке уже нет. Просто иногда во время работ по засыпке бывшего очага возгорания поднимается пыль.
 

Когда нейлон и капрон были в дырочку


Т. Устинова и главный врач СЭС В. Сидорчук привели многочисленные примеры, когда не подтверждались сигналы о выбросах от населения. Тут и дымящий тепловоз, от которого задыхались пассажиры на перроне ж / д вокзала (а упрекали, как всегда, заводы), и простые костры во дворах, и подогрев смолы для крыш, которые жители по инерции принимали за выпаливание свинца.

Руководитель СЭС также не мог понять, почему заводов и источников загрязнения, по сравнению с советским временем, стало на порядок меньше, а звонки на «105» растут.

В общем, все согласились с тем, что вызовы бывают или ложные или те, по которым надо выезжать с милицией. Т. е. работают подпольные цеха, где «и голову оторвут».

После этого как‑то не очень верится в искренность слов Т. Устиновой, поблагодарившей звонивших жителей, которые «заняли активную жизненную позицию и считают своим гражданским долгом подсказать исполкому, контролирующим службам нарушения, которые видит простой человек, живя у себя дома или по дороге на работу».

А вот на информацию начальника Торецкой эко-инспекции А. Ващаного о составленных за текущий год более 100 протоколов и взыскания штрафов на 15 тысяч гривен, подачи исков на возмещение предприятиями ущерба природе на сумму более 2 миллионов гривен, заместитель городского головы выразила недовольство: «Зато «улучшится» финансовое положение предприятий…». «Зато улучшится материальное положение города и государства», — парировал Андрей Анатольевич. Также эко-инспектор проинформировал о составлении протоколов об административных нарушениях на должностных лиц, по халатности которых произошли возгорания и выбросы отравляющих веществ на бытовой и промышленной свалках.

Присутствовавшая на встрече начальник «Комэнерго» Н. Мартыничева сообщила, что сжигать мусор и листву дворникам категорически запрещено. Если кто‑то увидит подобное — срочно звоните по телефону 2‑12‑85. Однако, тушить возгорания, по ее мнению, дворники не обязаны. Вот и получается, что уборщики собирают в кучи мусор и листву, тихонько поджигают и уходят, а с них и взятки гладки. И в ближайшие месяцы мы это будем лицезреть и ротовдыхать.

Увы, совещание не ответило на вопрос — «кто же загрязняет атмосферу города», но все же расставило точки над «и». И главный вывод неутешителен: санстанция и работники исполкома, отвечающие за экологию, четко занимают позицию предприятий, а не населения. Разговор с общественностью они ведут на разных языках. То, что «труба должна дымить» и кормить заводчан, это понятно, но непонятно, почему это делается за счет здоровья остальных граждан. И люди звонят и возмущаются, прежде всего, потому, что кончилось время, когда все было общее, сейчас каждый сам за себя. И если завод делает деньги на убийстве легких и здоровье константиновцев, то как они могут молча взирать на это? У них что, сотни и тысячи гривен на лекарства лишние?

Конечно, выступающих на этом совещании, как милых и добрых женщин, понять можно. Да и дружить с предприятиями удобно. Тебя или твоих родственников, в случае чего, всегда трудоустроят, оплатят учебу… Но налогоплательщики зарплату им платят не за это. Поэтому, главная причина загрязнения города, особенно такого, как Константиновка, прославившегося на всю страну радиацией и обвинением мэра во взятке, витала и продолжает витать в коридорах власти и экоструктур. И имя ей — ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРУПЦИЯ.

В. Березин.

Вобщем, виноваты, как всегда и тепловоз, и костры возле дома, но только не те, кто действительно должен отвечать за чистоту воздуха. Очень печально. В этом городе растет мой маленький, недавно родившийся племянник. Я хочу, чтоб он дышал свежим и чистым воздухом. Татьяна Викторовна, а можно ли потом с Вас спросить.......??????