«Ярославщина»

Давно нахожусь в стадии ожидания, — еще с того времени, когда впервые «Ярослав» «прошелся» по моим работам. Можно его назвать, следуя привычке «Ярослава», словами псих, шизоид и проч., можно написать что‑то острое, с перчиком, но это в корне будет неправильно, впрочем, я не из тех, собственно, людей. В этой статье я не старался показать негативные стороны суждений (рецензии) «Ярослава», так и напротив, возвеличить его имя. «Меня приятно поражает в вас склонность к обобщениям, а моя характеристика, которую вы только что изволили сделать, просто блестяща. Признаться, беседа с вами доставляет мне громадное удовольствие. Ну‑с, я вас выслушал, теперь и вы благоволите выслушать меня…» («Палата № 6»). Самовыражение в словах «Ярослава», его обширные «знания», стыренные с известных сайтов, которые, безусловно, были опубликованы на страницах «Провинции», и все они, с его же слов, предназначены для широкого круга читателей. Мне нелегко обсуждать общность, так и значимость его рецензии, но среди однообразности довольно схожих суждений и оценок он все‑таки является циничным, подлым человеком, что для меня не ново. В его оценке моего стихотворения, делая ссылку на пресловутую «семью», я хотел заметить, что для него есть само понятие семья. Как он написал — бабушка, не та ли это бабушка, «прозябавшая» в обозе отступающих немецких войск? А дедушка, не тот ли это дедушка, который был полицаем? Существуют несколько форм критики, но присущей «Ярославу» является только жесткая критика, но только ему бы чуточку извилин или клепку в голову. Изящность слога, великолепные знания литературы, да, впрочем, всего пласта культуры, это не относится к приоритетам, так и не отличает Ярослава, к моему глубокому сожалению. «Судить», критиковать можно и нужно, но только тогда, когда имеется Дар Божий в частности, умение написать пародию и главное, умение рифмовать свое слово. Иудино слово, отношение к себе подобным (биологическая суть), скорей всего, напрямую связаны с ненавистью к нам, к народу, как, впрочем, ко всему, что именуется просто — человечность. «Критика, основанная на глубоком вкусе и уме, критика высокого таланта имеет равное достоинство со всяким оригинальным творением: в ней виден разбираемый писатель, в ней виден еще более сам разбирающий», — это произнес Н. В. Гоголь. Маниакальная идея всезнайства, внушение всем о своей значимости, и есть большая опасность, которая намного хуже вируса. Для меня просматривается неумелая попытка достичь цели «рисовкой» под В. Розанова, под десятки авторов, которые имели и имеют собственный стиль. В его речах, в публикациях нет утвердившейся догматической, присущей классику критики. Он волен путать слова, набрасывая на них, что угодно, вплоть до того, что издевается над словом по собственному усмотрению. Унижая слово, играя суржиком, он берет в расчет себя одного, но не нас — читателей. «Ярослав» — последователь полного разрыва с обществом, в котором ему суждено жить. Показателем духовного заболевания есть утверждение в каждом опубликованном материале своей богоизбранности. Как определить его сущность и кто же он? Человек Иблис, человек нравственного паралича или обычный «бунтарь», каких множество плодящихся и плодящих себе подобных в разных газетах? Сегодняшняя «ярославщина» — это предел безумства «критика», который живет и дышит жаждой разрушения в неистовой борьбе чувств и инстинкта (не разума, откуда ему быть). Я бы мог понять и принять слова, оценку от человека, что‑то создавшего, но получать рецензию от «нечто» (то ли баба, то ли дед) — извините, это не ко мне. «Ярослав» судит всех и вся не по тому, что автор создал, а по тому, есть ли огрехи… Напоследок хотелось задать вопрос — так нужны ли нам такие Иблисы, что вредят нам, шагают по свету в подлых замыслах, порождая ненависть и тьму?

Александр Иванович Ткач.
 

 

От редакции


Публикуя ответ Александра Ткача его оппоненту Ярославу, вынуждены отметить следующее. Литература, тем более поэтическое творчество — высшие из участков культуры, ответственнейшие, сложнейшие виды искусств. И не каждому дано занять в них высокое место. Нужен талант или Дар божий. Если он есть, — то человек способен творить произведения словесности. В данном случае предмета творчества, отвечающего этим требованиям, нет.

Парадокс состоит в том, что и стихотворец А. Ткач, и его оппонент Ярослав, взаимоисключая друг друга, своей полемикой на страницах нашей газеты фактически повышают авторитет серости в литературном творчестве городских авторов. Создается светлый образ «необыкновенного таланта», распятого «желтой прессой» на кресте несправедливости. Эту пустопорожнюю полемику, которую сами неосторожно допустили, мы считаем необходимым прекратить.

Вот прочитала и вспомнилась мне одна песенка ураинской группы Фліт. "Критик" называется. Точно про Ярослава.

 

Розумно все про все розкажеш.

Брудом все обіллєш.

А що робити сам покажеш,

Що до мене несеш.

 

А ти живи і наживай.

Добра собі не діставай.

Своїм умінням дійсно щось зробити

Нас усіх налякай.

 

Невже природа зла така настільки,

Що тебе обійшла?

Твоє призвання гадити і тільки.

Іншого не дала.

 

А ти живи і наживай.

Добра собі не діставай.

Своїм умінням дійсно щось зробити

Нас усіх налякай.

 

Всіх би "розумних" в купу взяти.

В комуну критиків об"єднати.

 

 

 

 

Доки йшла "літературна" суперечка, я мовчав. Ну справді, автор вважає свій твір гідним антологій, а Ярослав - збірника пародій.  Буває.  "Каждому городу нрав и права..." Але ситуація різко змінюється.

Це що?

Как он написал — бабушка, не та ли это бабушка, «прозябавшая» в обозе отступающих немецких войск? А дедушка, не тот ли это дедушка, который был полицаем?

А Ваш дідусь, шановний - не той, що сидячи ззаду стріляв в спини тих, хто НА ПЕРЕДОВІЙ виконував сталінський наказ "Ні кроку назад"? А може він подавляв кенгірське або норільське повстання політв*язнів? Не подобається питання? А чому? Вам свинством можна займатись, а іншим ні? 

P.S. Я погарячкував. Після такого Вас, звичайно, шанувати ні за що.

 

Питання не зовсім вірне.  . Ще дедушка. Я дуже сумніваюсь, що Ткач особисто знайомий з Ярославом, а ще більше з його родичами. А в такому випадку вірогідність того, що вказаний дідусь є ветераном війни і, можливо, навіть має відповідні нагороди значно вища ніж того бруду, на який натякає ображений поет. Юридичною мовою - презумпцію невиновності, поки що ніхто не відміняв. А слова Ткача можна розглядати як звичайний наклеп. Зрозуміло? Ні? Тоді по-іншому - За базар отвечать надо. Так легше?

 

Молодец, Александр Иванович! Поздравляю Вас! представляю, каких усилий стоило вам опубликовать ответ, ведь "Провинция" не терпит критики в свой адрес (даже удалили из комментов мое великолепное хокку :)))). Желаю Вам встречать  поменьше людей "с ником на 70"... 

Публикуя ответ Александра Ткача его оппоненту Ярославу, вынуждены (кем вынуждены?) отметить следующее. Литература, тем более поэтическое творчество — высшие из участков культуры (а что такое "участок культуры"?) , ответственнейшие, сложнейшие виды искусств. И не каждому дано занять в них высокое место (ну уж точно не Ярославу). Нужен талант или Дар божий. Если он есть, — то человек способен творить произведения словесности. В данном случае предмета творчества, отвечающего этим требованиям, нет (зато есть Ярослав и его бабушка).

Парадокс состоит в том, что и стихотворец А. Ткач, и его оппонент Ярослав (а где прилагательное к "Ярослав"?) ,  взаимоисключая друг друга, своей полемикой на страницах нашей газеты фактически повышают авторитет серости  в литературном творчестве (авторитет в творчестве?!) городских авторов. Создается светлый образ «необыкновенного таланта» (ничего себе  "светлый образ" - написать, что поэт проснулся э-э-э-...  мокрым), распятого «желтой прессой» на кресте несправедливости. Эту пустопорожнюю полемику, которую сами неосторожно  допустили, мы считаем необходимым прекратить (а вот это правильно!).