Лирика. Из цикла «Мелодии степей»

Поле


Расстелилось поле,
Словно моя доля;
То цветы  и мята,
То полынь горчит;
Даль зовет куда-то,
Коршун в ней крылатый
С рассвета до заката
Небо сторожит...

Не пойму: где поле?
Не пойму: где доля?
Все, что в жизни было,
Вижу наяву...
Подарило поле
Мне степную волю,
И я этой волей
На земле живу.

Баллада о душе Нестора Махно


То не орел взлетел над полем
Степною волей подышать -
То с поднебесья к Гуляй Полю
Стремится Нестора душа.

Душа бессмертная все ближе -
В аду чужая и в раю, -
Она не умерла в Париже,
Спешит на родину свою.

Душа орлом степным клекочет
В полях с высокою травой
И воскресить махновцев хочет
Нетленной силою живой;

Чтоб люди знали — как рубаки,
Под пули встав на стременах;
За волю с Батькой шли в атаки,
Рубились в сабельных боях.

Враги могилы их топтали:
За то зверел продажный сброд,
Что никогда не продавали
Махновцы свой родной народ...

Пасется конь в Махновском поле,
Траву щипает неспеша;
А в небесах над Гуляй Полем
Летает Нестора душа.

Примечание.
Рубака — храбрый человек, отлично владеющий холодным оружием (саблей, шашкой).

Цветок


В осеннем поле непогода:
Исчезла в тучах синева,
И под остывшим небосводом
Цветы завяли и трава.

И лишь цветок неяркий выжил
У стежки с мертвою травой;
А тучи серые все ниже -
От них повеяло зимой...

Перед цветком, воскресшим в поле,
Добро мне вспомнилось и зло -
И надо мной смялась доля,
Но в жизни все-таки везло.

Баллада о земле

Александру Гордиевскому

Земля, меня ты воспитала;
Мы всё с тобой перенесли...
Мне мать-крестьянка завещала
С родного поля горсть земли:

«Сынок! Люби ее святую,
За хлеб насущный уважай;
Когда навек в неё уйду я -
Завет мой внукам передай.

Крестьянской тяжкою заботой
Живи с утра и до утра:
Лишь к тем, кто трудится до пота,
Земля-кормилица щедра».

...И были радости и боли,
Был щедрый хлеб, и был скупой;
Но не в обиде я на поле:
Мы все в долгу перед землей...

Земля! Я сердцем понимаю
И колос твой, и борозду;
Корми за труд меня, родная, -
Прими меня, когда уйду?

Николай Стукан.

Бей тут уж наверняка

Пусть идеал анархии останется в веках

История сменит виток

Останутся лиш кости,потемневший образок...

Может кто вспомнит о нас

И знамя наше было черным как вороний глаз

Не подадут нам руки

Мы сделали свое-что ждет теперь других?

Не моя забота, кто там бьет кого-то
Наплевать, конечно, кто там где убит
Ох, мама, родила ты сына без охоты
Потому, что сын твой - пьяница, бандит.
Я возьму обманом, города - измором
Буду бить, калечить, вешать и стрелять
Буду одобрять я всячески погромы
А на остальное просто наплевать.
Против государства поднял я знамена
И направил пушку прямо по Кремлю
И пошел рубать всех, зноем опаленный
Это дело, братцы, знаете, люблю.
Я люблю с оттягом саблей дать по морде
Исподтишка в лопатку кинуть финский нож.
Я такая сволочь, я крутой и гордый
Я на анархиста просто всем похож.