Памяти В.Гнапа: НЕ ЗНАЮ, СКОЛЬКО НАМ ЕЩЕ БУДЕТ ДАНО ЖИТЬ НА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ, НО Я ПРОСТО ВЕРЮ В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ В РАЗУМ НАШИХ ЛЮДЕЙ И ПОЛИТИКОВ!

Printer Friendly, PDF & Email

Сегодня многие горожане пришли попрощаться с известным в городе и районе человеком, проработавшем в разных сферах и, прежде всего, многие годы в руководстве Константиновского района, Василием Петровиче Гнапом.

Он скончался после тяжелой непродолжительной болезни. 

Коллектив редакции выражает соболезнование родным и близким нашего давнего приятеля. И посвящает его памяти публикацию от 9 февраля 2008 года. Он тогда работал начальником управления экономики Константиновской райгосадминистрации. 
 

- Василий Петрович, мы знаем, что отслеживать экономическую ситуацию в Константиновском районе и разрабатывать прогноз – это Ваша работа. Что Вы думаете о вхождении в ВТО? 

- Скажу сразу, что оцениваю это положительно. Экономически выгодные показатели озвучил Президент, когда выступал по итогам подписания договора. Это, прежде всего, вхождение в мировое экономическое пространство, работающее на основе определенных стандартов и правил. В макропоказателях это даст рост валового внутреннего продукта, откроет новые рынки сбыта, даст возможность повысить конкурентоспособность предприятий и всей экономики. Ведь мы страна с переходной экономикой. И если в странах Западной Европы рынок был сформирован за 200 лет, а мы 17 лет интенсивно к этому стремимся, то теперь мы сможем быстрее пройти этот путь вхождения в новые, отличные от социалистических, товарно-денежные отношения. 

- Но некоторые рисуют просто кошмарные перспективы.

- Осторожность отдельной части политиков и руководителей предприятий при вхождении в ВТО не имеет оснований. В ВТО скоро будет Россия и другие страны. Но многие не представляют весь комплекс проблем и задач, которые теперь перед нами стоят, т.к. в полном объеме это пока замыкается на уровне высших уровней управления. Беда нашего времени в том, что у нас объективные экономические процессы политизируются. Но ведь законы экономики действуют независимо от того, какая политическая сила находится у власти, кто президент или премьер-министр. Поэтому, и с ВТО мы долго сомневались. Процесс шел туго, надо было не менее, чем с 50 странами провести переговоры, оговорить условия и т.п. Были и такие, что говорили, что это сдача позиций и прочее. Но если подойти без эмоций, то можно сказать, что конкурентоспособные отрасли хозяйства – металлургия, космос, авиация – почувствуют улучшение сразу, т.к. их продукция получит большие возможности продвижения на мировом рынке. Многие промпредприятия страдали от различных расследований по нарушению всевозможных ограничений, которые существовали для не членов ВТО. Проводились антидемпинговые расследования и т.п. Теперь эти барьеры будут сняты. Но в отраслях, которые еще не адаптированы к работе в рыночных условиях, дело пойдет значительно сложнее. 

- Учитывая, что вы работаете в сфере агропромышленного комплекса, что это даст нашим сельхозпроизводителям? 

- Мне кажется, что за 17 лет существования нашего независимого государства мы до сих пор не выработали продуманной аграрной политики. И сколько постановлений, законов по поддержке агропромышленного комплекса, о развитии рынка зерна, продовольствия не принималось, они в какой-то мере не срабатывали. Это, прежде всего, связано с тем, что еще в советское время мы создали крупные агропромышленные комплексы. Тогда, начиная с колхозов, они создавались насильно. И понятно, что «нарубили очень много дров». В нормальной экономике должны функционировать все виды собственности. Исходя из возможностей и потребности. У нас получилось так, что, разрушив старое, увлекшись реформированием АПК, мы уничтожили предприятия, которые могли бы с изменением форм собственности, системы управления, функционировать нормально. Например, бывший совхоз «Берестовой». Предприятие, которое получало самые высокие урожаи овощей в СССР. Да, нужно было его несколько уменьшить, но, изменив организационно-правовую форму предприятия, сохранив в целом хозяйственный комплекс, «Берестовой» мог бы вполне работать и сейчас. А теперь все говорят о новом понятии «агроинтеграция». Т.е., мы пришли к выводу, что в условиях развития мирового рынка крупнейшие банки, автомобильные предприятия, корпорации в самых затратных отраслях неизбежно объединяются. Иначе нельзя конкурировать. Естественно, мелкому предприятию не потянуть. 

- А что будет с фермерами?

- В районе сейчас 11,6 тысячи гектаров земли закреплены за 68 фермерами. Изменения будут. Есть общемировая тенденция, например, в Дании, Голландии, США, где резко сокращается число фермерских хозяйств, идет кооперирование, формирование коллективных форм хозяйствования, крупного товаропроизводителя. Я считаю, что фермерство имеет право на жизнь, но в наших условиях это не может быть доминирующей формой хозяйствования, т.к. на малых площадях нельзя применить современную технику, технологии и т.п. Фермерство должно перейти в новые формы – общества с ограниченной ответственностью, холдинги, агрофирмы и т.п. У нас «Сады Донбасса» создано на базе трех хозяйств: КСП «Колос», «Широкий шлях», «Украина». Они вкладывают средства, берут новую технику (комбайны «Джон Диры»), делают вложение капитала. Может ли себе такое позволить фермер, если он не имеет реальной поддержки государства, кредитов и т.п. Или взять пример - «Импульс». Они в прошлом и позапрошлом годах получили с одного гектара самый высокий урожай лука в Европе! Это достигается за счет плодородности земель, вкладывания капитала, капельного орошения, абсолютно научных норм внесения минеральных удобрений, подбора семенного материала, обработки почвы и все остальное. 

«Имульс», практически, уже объединился с дочерним предприятием «Восток» (созданным на базе бывшего консервного цеха). В переоборудование и установку польского и голландского оборудования вложили в пределах 3,5 миллионов долларов. Сейчас они выходят напрямую в торговую сеть со своей обработкой, мытьем, фасовкой, сортировкой по сеткам и выходом в супермаркеты. 

Думаю, что мы со временем будем убеждать «Злагоду», «Импульс», тепличный комбинат, чтобы они создали, например, вначале холдинг, т.е. предприятие с сохранением самостоятельности единиц, но общей системой управления и координации. Потом это может трансформироваться в агрофирму и т.п. Может ли с этим тягаться фермер с маленькой тепличкой? 

При вхождении в ВТО Украине на адаптацию ее агропромышленного комплекса дается 5 лет. Я думаю, что правительство, научные структуры за это время изучат, что и как нужно сделать, чтобы минимизировать проблемы. Развитие с вхождением в ВТО будет, если мы сумеем измененной нормативно-правовой базой защитить свое сельское хозяйство. Ведь Украина имеет 23% мировых запасов Богом данного чернозема, самой плодородной почвы! Кроме того, ведь мы практически не применяем генетически-модифицированные организмы. Это может позволить нам выйти на мировой рынок и быть лидерами, доминировать в определенных позициях. Прежде всего, в зерновом хозяйстве. С животноводством, конечно, будут проблемы, т.к на мировом рынке идет перепроизводство, удешевление за счет использования генной инженерии и т.п. Но и здесь с учетом того, что мы имеем возможность начать с чистого листа, можно не повторять ошибок, которые совершали другие страны. Ведь в цивилизованных странах потребитель уже не гонится за тем, что дешевле и больше. Сейчас главное качество. Несмотря на то, что мы отстали, можно эту стадию обойти и выйти на реальный качественный продукт. 

- Значит, хотя бы крупные предприятия Константиновского района точно выживут?

- Да. Это реально доказывает пример ООО «Сады Донбасса», которое выращивает на площади свыше 150 гектаров фрукты с капельным орошением по голландской технологии. Там настолько четко все поставлено, что контроль по качеству и содержанию различных элементов отвечает современным европейским стандартам. Кроме этого, тепличный комбинат ООО «Перспектива» ежегодно производит 4-5 тысяч тонн овощей с жесточайшим контролем на нитраты и т.п., поэтому все параметры выдерживаются. На западном рынке у них не будет проблем. Или предприятие «Константа-Агро», которое может производить 286 видов высококачественного комбикорма, проходящего жесточайший контроль за макро-, микроэлементами. Здесь качество на первом месте, т.к. является главным для выращивания кур-несушек, свиней, коров и т.п. 

С легкой промышленностью будет проблема, т.к. качество товаров на рынке проигрывает по дизайну, технологии и т.п. Если ничего не изменим, то многие предприятия не выживут.

- А выживет ли животноводство?

- Мясо-молочная продукция в рыночных условиях, если будет нормальный научный подход, должна быть высокорентабельная. Но, к сожалению, чтобы эту отрасль восстановить, государство должно заинтересовать товаропроизводителя. Ему должны сказать – вырасти бычка, вот тебе дотации. Я много читаю литературы о Евросоюзе. Для того, чтобы удержать цену, в странах ЕС говорят: «Если вы производите больше определенного объема, то мы просим вас на рынок его не поставлять, за это будем компенсировать затраты». Кроме этого, надо идти по пути создания крупных комплексов. По свиноводству проблема фактически решается – М.Бащинский строит «Украинкий бекон», реконструируется «Красная звезда» и т.п. Проблема в молочном скотоводстве и крупном рогатом скоте. Это, к сожалению, пока у нас не получается. Мы имеем проект на базе ООО «Злагода». Но не можем найти средств для покупки высокопродуктивных коров. Готовим, даем инвестиционные предложения, но на них не откликаются. Конечно, государство должно помогать, корова ведь выращивается не менее, чем за 3 года. 

Чтобы иметь хорошую кормовую базу, сейчас главное восстановить орошаемое земледелие. Ведь в Донбассе, где зона рискованного земледелия, без дополнительного орошения не может быть и речи о каком-либо урожае. Нужно делать и восстанавливать растащенную, разрушенную систему орошения. 

- Что будет с безработицей? Уменьшится или увеличится?

- Проблема рынка труда очень серьезный вопрос. По различным данным, до 7 миллионов украинцев работает за границей. Это люди наиболее активные и подготовленные с точки зрения профессионализма, т.к. на западном рынке неквалифицированная рабочая сила не нужна. Поэтому, лучшие едут туда. Когда мы завершим процедуру полного вступления в ВТО (я не сомневаюсь, что Верховный Совет ратифицирует декларацию о вхождении в ВТО) и правила этой организации вступят в силу на Украине, то будет более свободное перемещение товаров, капитала, услуг, людей. Конечно, часть предприятий не выдержит конкуренции, это неизбежный закон экономики, и надо будет думать, что делать с людьми, оставшимися без рабочих мест. Строить новые предприятия, искать новые формы занятости, т.к. это очень серьезная проблема. 

- Что будет с «родной» коррупцией, теневой экономикой?

- Когда задают вопрос о причинах, корнях коррупции, росте экономических преступлений и т.п., то я отвечаю, что в юридической науке есть четкое понятие этих всех процессов. И корень криминализации заключается в создавшихся уголовно-правовых, социально-экономических условиях. Это все не так-то просто. Мы всегда говорили: «Закон – что дышло».

Отсюда и все проблемы. Причем, несоблюдение законодательства идет на различных уровнях власти и управления. Однако, ругая теневую экономику, надо понимать, что это сфера, которая, в какой-то степени, помогает урегулировать то, что не удается урегулировать на официальном уровне. Для ВТО этот узел придется рубить. 

Если подытожить сказанное, то предстоит действительно большая и серьезная работа. 

Я, как юрист, читающий экономику и хозяйственное право в Краматорском экономико-гуманитарном институте, вижу, что в связи с вхождением в ВТО, нужна переработка нормативно-правовой базы, которая должна базироваться на принципах международного права. Потому что ВТО – это правила, которые существуют в межгосударственных отношениях и в мировом экономическом пространстве. К сожалению, у некоторых сложилось впечатление, что ВТО – это какой-то супермаркет, куда приехали и купили все, что захотели. У определенной части населения уже сложился потребительский подход. Люди требуют оплаты труда, улучшения условий жизни, но когда речь идет о личном вкладе, то, извините, отдельные даже разучились работать. Понятно, что для этого были причины – не было стимулов и т.п. Но это значит, что надо менять менталитет людей. Если кто-то думает, что вхождение в ВТО – это только блага, то они глубоко ошибаются. Предстоит тяжелейшая работа. Во-первых, нужно всем осмыслить, что это такое, затем четко определить, что мы можем иметь, а что потерять. Т.е. просчитать возможные риски. Это делается при разработке любого инвестиционного проекта. А главные риски – наличие политической нестабильности, противостояния, когда политика идет впереди экономики.

НЕ ЗНАЮ, СКОЛЬКО НАМ ЕЩЕ БУДЕТ ДАНО ЖИТЬ НА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ, НО Я ПРОСТО ВЕРЮ В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ В РАЗУМ НАШИХ ЛЮДЕЙ И ПОЛИТИКОВ!

Беседовал В.Березин.

Экономика

№ 09 (895) 27.02.2008