Амнистия-2011, что дальше...

Printer Friendly, PDF & Email

В начале июня Верховная Рада приняла Закон “О применении амнистии в Украине» в новой редакции. Согласно указанному документу, из мест лишения свободы должны выйти около 11 тысяч заключенных. Сколько из них примет в этот раз Донецкая область и Константиновка в частности - точно неизвестно. Известно одно — щедрый законодатель так и не подтвердил свой широкий жест реальным финансированием и мероприятиями по адаптации данной «социально незащищенной» категории граждан. Поэтому проблемы своих досрочно освобожденных каждый город решает по своему...

Возможность невозможного

«В таких городах, как, например, Дружковка и Донецк, созданы и существуют специальные приюты для тех, кто только что вернулся из мест лишения свободы. За этими учреждениями, кстати, закреплен штат узкоспециализированных социальных работников, которые помогают бывшим заключенным влиться в нормальную жизнь, дают им временный приют, кормят, трудоустраивают и т.д. А в горбюджете Тернополя одной из статей расходов значится срочное выделение единоразовой денежной помощи в случае прибытия человека из колонии или тюрьмы, - рассказывает директор константиновского «Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи» Т.Яицкая. - В Константиновке вопросами с социальной адаптацией данной категории людей, занимается специальная наблюдательная комиссия, секретарем которой я и являюсь. По согласованию с ГО МВД наши координаты включены в обязательный бегунок, который выдается каждому освободившемуся. На первом же приеме мы вносим в свой журнал данные такого посетителя и все его проблемные вопросы: восстановление документов, регистрация, сбор различных справок для получения соцпособий... Наша главная задача - организовать работу всех причастных к этому служб. Но, к сожалению, сегодня мы не располагаем для этого ни достаточным количеством сотрудников, ни материальными ресурсами».

Работа - не волк?

Тем, кто не может претендовать на помощь родственников и специальных приютов (коих в Константиновке нет в принципе) с полным или частичным гособеспечением, предлагают альтернативу. По инициативе местного духовенства они могут подрабатывать в приходах, где их будут кормить хотя бы первое время... Что касается официального трудоустройства, как сообщила начальник отдела городского Центра занятости по предоставлению соцуслуг и трудоустройству населения Т.Кортяк, требования к безработным данной категории одинаковы со всеми прочими. Они так же участвуют в переобучении, семинарах, привлекаются к общественным работам и т.д. Единственным исключением является то, что наряду с другими «социально незащищенными» гражданами, для них предусмотрена 5% квота по бронированию рабочих мест. Последнее проходит по заявкам Центра занятости (1-2 места в год) и дает гарантию того, что предприятия, заключившие договор с исполкомом городского и районного советов, таки примут на работу «неблагонадежного» работника с криминальным прошлым, которое обычно отпугивает работодателей. Тех же, кто не вписывается в число счастливчиков, трудоустраивают на общих основаниях. Правда, по известным причинам большая часть предлагаемых им работ сводится к категории низкооплачиваемых, неквалифицированных и, естественно, трудоемких. А потому, спросом у бывших заключенных не пользуется.

Кроме того, большинство заключенных на момент освобождения из мест лишения свободы страдают тяжелыми формами туберкулеза и другими серьезными заболеваниями, что еще больше усложняет трудоустройство. Так, из 19 человек, состоявших на учете в Центре занятости в 2010 году, только трое были трудоустроены официально, остальных с учета сняли в связи с систематическим нарушением внутренних требований. «На 1 июня 2011 года из 9-ти состоявших на учете человек трудоустроены только двое, один из которых по броне», - отметила Татьяна Сергеевна. Кстати, по новым требованиям подавать документы на получение социальных пособий в Управление труда и соцзащиты населения, предусмотренные для малообеспеченных граждан, бывшие заключенные могут только после того, как хотя бы три месяца отстоят на учете в Центре занятости. Но и тут есть одно «но» - дабы получить статус «безработного», обязательно нужен, как минимум, паспорт, который для людей, прибывших из мест лишения свободы, не только большая редкость, но и дорогое удовольствие.

Паспорт как пропуск в вольную жизнь

Отсутствие документов, удостоверяющих личность, — одна из главных препон на пути бывших зэков к «нормальной» жизни. Например, даже для того, чтобы получить символическую материальную помощь из городского бюджета (которая сегодня колеблется от 150 до 300 гривен и выдается по истечении почти двух месяцев), нужен паспорт и регистрация (прописка). Они же — главные документы при оформлении группы по инвалидности, социальных пособий, получения пенсии и пр. Однако, с их восстановлением сегодня связано большое количество бюрократических заморочек. По словам специалистов паспортного стола, обычное восстановление паспорта гражданина Украины предусматривает предоставление справки об освобождении, наличие фотографий для вклейки в документ и обязательную уплату госпошлины (17 грн.). И оплатить ее заявителю необходимо за свой счет, никаких льгот для бывших заключенных здесь нет. «В таких случаях людям приходится занимать деньги у родственников или искать неофициальный заработок, - говорит Т.Яицкая. - В отличие от Донецка, где в этом направлении работают общественные организации, в городе пока нет специального благотворительного фонда для этих целей».

Один из посетителей Центра соцслужб, которого мы застали на приеме у директора Т.Яицкой, Валерий, уроженец Крыма, около 20 лет провел в тюрьмах Украины. Последним местом отбывания его наказания была одна из колоний Закарпатья. Процедуру получения нового паспорта («красный» советский он давно потерял) начал еще в тюрьме, но вышел так и не дождавшись результата. Сегодня его проблемой опекаются наблюдательная комиссия исполкома и паспортный стол. Но ускорить процедуру практически невозможно: «Я уже почти два месяца жду ответа из колонии, понимаю, что все это — время и человеческий фактор. Но ничего не поделаешь, пока что живу у приятелей, подрабатываю, чтобы заплатить за документы, хорошо, что голова и руки на месте. В тюрьме работы не было и при освобождении мне дали деньги только на дорогу к месту прибытия. Понимаю, что надеяться мне не на кого, идти не к кому...» Но таких благодарных и, что немаловажно, сознательных людей, в комиссию, по словам Т.Яицкой, приходят единицы.

Когда ходить некуда и нечем

Другой подопечный Татьяны Владимировны, Александр, вообще, случай тяжелый. В свои 45 он успел отметиться не только в зонах Украины, но и далеко за ее пределами. В 91-м году во время замены паспортов в независимой Украине он сидел в Иркутске и вполне мог автоматически принять российское подданство. Поэтому устанавливать факт его гражданства местные чиновники вынуждены через Донецк и российское консульство, что еще более проблемно и продолжительно. Но даже положительное решение вопроса о его паспортизации всех вопросов не решит. Дело усложняется еще и тем, что Александр Михайлович сегодня находится на стационарном лечении в городской хирургии, где больного в связи с серьезным заболеванием готовят к ампутации уже второй ноги. В ожидании получения паспорта медработники отделения уже подготовили все справки для оформления больному группы по инвалидности. Но ее Управление труда и соцзащиты сможет оформить только спустя несколько месяцев, да и то после получения Александром официальной регистрации на территории города. Его комната в общежитии бывшего завода «Автостекло», где когда-то был прописан сиделец — пропала, единственными свидетелями тому (и единственными проведывающими инвалида) стали бывшие соседи по комнате. Именно они, за неимением семьи, первыми обратились в социальные службы с просьбой помочь несчастному.

Как отметила Т.Яицкая, людей, которые за время отбывания наказания утратили здоровье, жилье и родню, способную позаботиться об их дальнейшей судьбе, — масса. В том числе и инвалидов. «До того, как Александр сможет получать инвалидскую пенсию, городская жилищная комиссия, скорее всего, пропишет его в «Молодежном» общежитии. Хотя фактически все это время он будет находиться на полном обеспечении медучреждения, в котором лечится. По решению исполкома там ему будет оказываться усиленное лечение. А затем, по ходатайству областного УТиСЗН, его определят на постоянное проживание в интернат для инвалидов. Подобный случай был буквально несколько лет назад. Бориса К. - инвалида-колясочника, прибывшего в город из мест лишения свободы — после оформления документов просто из палаты перевели в Константиновский дом-интернат для инвалидов и людей преклонного возраста, где он и находится на данный момент». Судьба же остальных бывших заключенных, которые вернутся в Константиновку, будет зависеть от их способности и желания приспосабливаться к новой реальности.

Подготовила О.Окунева.