Из правооХРЕНительной в правооХРАНительную. С остановкой в Константиновке

Константиновский юрист, помогая простому водителю бороться с ментовско-прокурорско-судебным произволом, не только смог достойно провести дело, но и доказал Европейскому Суду, что система правосудия в Украине есть, а справедливого суда — нет.

Две недели назад Интернет буквально «взорвался» сообщениями о победе водителя из Димитрово Александра Загороднего в Европейском Суде по правам человека. До сих пор все «юридическое сообщество» не может отойти от информационного шока и не только обсуждает (наберите в «поисковике» «Загородний против Украины» и вы получите миллионы ссылок!), но и на основе этого решения Евросуда по новому выстраивает саму базу адвокатуры. Юристы считают, что это решение повлияло даже на Президента Януковича и его команду, которые издали Указ о создании рабочей группы по реформированию адвокатуры и прокуратуры.

Решение этого дела с интересом ждала украинская общественность. Европейский суд проанализировал ситуацию, которая сложилась в нашей стране с правосудием и реализацией права на защиту. В этом деле избранный Загородним защитник был отстранен судом со ссылкой, что он не состоит в общественной организации адвокатуры Украины. Многочисленные обжалования ничего не принесли. Европейский суд согласился, что в данном случае право на защиту было ограничено, а поскольку в ссылках суда есть ссылка на ст.59 Конституции, то из этого следует, что гарантированное государством право на защиту в стране фактически не осуществляется, что значительно глубже, чем право на выбор защитника из частнопрактикующих юристов. Суд посчитал, что длительное время уклоняясь от урегулирования этого вопроса, государство Украина создало ситуацию, не совместимую с принципом правовой определенности, и установил нарушение ряда статей Конвенции по правам человека.

А мужик то оказался непростой

24 ноября 2011 г. Европейский Суд по правам человека обнародовал решение по делу «Загородний против Украины», которым подтвердил правоту истца и установил нарушение права на справедливый суд и права на свободный выбор защитника. По мнению Суда, в этой ситуации виновато само правительство Украины, которое более 10 лет не принимает закон, определяющий порядок участия юристов, не являющихся адвокатами, в уголовном процессе.

А началось все с того, что в соседнем шахтерском городке жил-был обыкновенный сорокалетний человек Александр Владимирович Загородний, потомственный водитель, имеющий сына и жену Татьяну, работающую кладовщиком на складе. Как и все иногда выпивал. В тот злополучный день 4 августа 2004 года он с друзьями поминал приятеля шахтёра. Но, несмотря на это, сел в свою «Волгу» и покатил домой. По дороге автомобиль заглох, а поскольку лил дождь, решил его переждать, и «закемарил». Проснулся он от сильнейшего удара в машину. Его бросило на «торпеду» автомобиля, в результате чего (будет впоследствии установлено), у него был сломан нос. Очухавшись, выпал из машины и увидел людей, которые перетягивают из одного места на другое белые «Жигули», и «скорую», в которую размещали двух парней. И все бы ничего, да 15-летний мальчишка, который был за рулем и получил травму, оказался сыном влиятельного, по масштабам Димитрова, предпринимателя. Поэтому, и автомобиль А.Загороднего ГАИшники сразу отдали отцу подростка в залог, и дело стали «шить» на него нешуточное. Воспользовавшись установленным у него состоянием опьянения, чего он не отрицал, его, вместо остановки в неположенном месте, стали обвинять в превышении скорости, сделав виновником ДТП. Маховик нашей правоохренительной системы завертелся, «запахло» серьезным сроком. Так он оказался обвиняемым.

А.Загородний

Пока Александр был в больнице, следователь посоветовал жене нанять одного из местных адвокатов. Придя к нему и оформив простейшую жалобу, за которую адвокат взял месячную зарплату Татьяны, она случайно услышала разговор своего защитника по телефону, в котором тот с кем-то согласовывал, что будет работать по «старой схеме». Так супруги поняли, что останутся без денег и получат «по полной программе». Начав искать подходящего адвоката, они ощутили полную безнадежность: если и находили нормальных, то те отказывались, не видя перспективы в борьбе с беспределом. Уже в полном отчаянии Александр вышел на константиновского юриста Владимира Михалина.

Юрист В.Михалин

«Я считаю себя юристом-хозяйственником, а тут «уголовка», которую терпеть не могу, - говорит Владимир Гаврилович. - Ну, думаю, помогу человеку, съезжу пару раз, решу проблему, чтобы милиция там не чудила. Вот и съездил – 5 лет напряженной работы. И если бы не природная смекалка, твердость и настойчивость Александра, это дело никогда бы не дошло до Европейского Суда».

И один в поле воин

Мы попросили Владимира Гавриловича подробнее остановиться на нюансах этого достигшего такого резонанса дела: «Чего греха таить, адвокатура у нас - это, зачастую, продолжение милиции, прокуратуры и суда. Когда я приехал в Димитрово, то следователь сразу понял, что нужного «контакта» со мною не будет. Мы потребовали осмотра автомобиля, который от потерпевшего был перевезен в милицию и хранился как вещдок. Когда увидели, что осталось от машины, то подали в суд, чтобы все восстановили. Нам отказали. Всего же по этому делу мы подали четыре иска и получили четыре решения об отказе, которые теперь, после решения Европейского суда, будем отменять.

Это судилище закончилось только в июле 2009 году решением Верховного Суда, приговорившего А.Загороднего к возмещению 30 тысяч гривен материального ущерба. За это время было все – и подтасовка результатов автотехнической экспертизы (нас выручило, что Загородний сообразил на следующий день после аварии сфотографировать место ДТП), несовпадение показаний фигурантов дела, хамское отношение ко мне судьи, которая отстранила меня от этого дела, и я убедил супругу Александра взять на себя обязанности защитника. Я ее консультировал по телефону. В суде затягивали рассмотрение дела, меняли судей, вынесли приговор без свидетелей, не говоря о подтасовке материалов. Представляете, когда суд удовлетворил наше ходатайство и назначил повторную экспертизу, и в Димитров приехали представители Харьковского бюро автотехнической экспертизы, то им в милиции даже автомобиль не показали, со ссылкой, что потеряли ключи от бокса!? Эксперт так и уехал, но указал в заключении, что поскольку автомобиль для осмотра не представлен, то он вынужден сделать выводы на основании предыдущего заключения.

Думаю, что точка в этом деле была поставлена еще и потому, что в 2006 году, пройдя все инстанции, мы обратились в Европейский Суд по правам человека по поводу незаконного отстранения меня от дела. Обращает на себя внимание то, что когда в 2010 г. началось слушание дела в Европейском Суде, то представители государства даже не соизволили встретиться с Загородним, настолько были уверены в том, что Европейский Суд не вынесет решения в нашу пользу».

О неадекватном недопуске неадвоката

24 ноября 2011 г. Европейский Суд по правам человека обнародовал решение по делу «Загородний против Украины», которым подтвердил правоту истца и установил нарушение права на справедливый суд и права на свободный выбор защитника. По мнению Суда, в этой ситуации виновато само правительство Украины, которое более 10 лет не принимает закон, определяющий порядок участия юристов, не являющихся адвокатами, в уголовном процессе.

Получается, что с подачи Димитровского водителя (конечно, под руководством В.Михалина) вся судебная система страны может стать более открытой и справедливой. Помимо этого, появится возможность участвовать в уголовных делах частнопрактикующим юристам, не имеющим статуса адвоката, и поэтому более независимым. Но это будет после того, как у нас перестанут «искать черную кошку в тёмной комнате», прочтут решение Конституционного Суда по делу Солдатова и установят, кого же Конституционный Суд определил как «специалиста в области права».

Да и для самого Евросуда такое дело стало нетипичным, о чем говорится в письме на имя В.Михалина от представителя суда C.Westerdiek, в котором признается, что случай его клиента является исключительным, вызывает серьезные дискуссии и разрешается на подачу в Большую Палату Суда. Пока по этому вопросу ведутся консультации с известным в Украине юристом С.Саловым.

Что же касается отношения самого Владимира Гавриловича к этому решению, то, по его словам, особенного оптимизма оно ему не внушает, исходя из отдельных комментариев «государственных мужей». И хотя теперь дело А.Загороднего рассыпалось и подлежит пересмотру судом первой инстанции и, скорее всего, возвращению на досудебное следствие (кстати, исполнительная служба уже приостановила исполнение решения суда, и у него больше не высчитывают 50% ежемесячно из его небольшой зарплаты), но скорого установления в стране правопорядка ожидать не приходится.

- Думаю, что и здесь что-то придумают, - считает В.Михалин. - Ведь если допускать всех, кто независим от адвокатуры, то может начаться вольнодумие и, не дай бог для прокуратуры, правосудие. Ведь на самом деле юрист должен зависеть только от клиента, и заработанные суммы должны напрямую зависеть от его рейтинга, как специалиста. А человек, который попал в беду, должен иметь право выбора защитника своих прав. Пока же нередки факты, когда адвокаты искусственно затягивают дела, не используют все законные методы защиты, не принимают надлежащего участия в досудебном следствии, а то и способствуют следователю, чтобы получить продолжение дела в суде. Стараются наладить контакт с судьёй, чтобы «свалить» на него бремя доказывания, а себе - право получать деньги не работая. Но после того, как судья сделает такую услугу, он получает право «регрессного требования» - в этот момент заканчивается независимость адвоката (или юриста) и он попросту становится «шестеркой». У меня со многими судьями в суде, прямо говоря, недружественные отношения (не враждебные!), поскольку всегда использую все рычаги, предоставленные Законом, для доказательства своей правоты, а Законом предоставлено столько, что судье можно отравить весь процесс. Но поймите, если в процессе дела я понимаю, что защищаю не того, что для достижения цели искажаю Закон или настаиваю на применении не того Закона, - то когда судья в решении квалифицированно это доказывает, я испытываю к нему уважение, как к специалисту и достойному противнику. Должен отметить, что у нас в городе есть несколько судей, которые ведут дела квалифицированно и без подлости, которая у отдельных бытует...

Для меня всегда важен принцип «не навреди». Может быть поэтому и работаю долго над документами, и не понимаю, как можно составить исковое заявление за 2 часа.

«Загородний против Украины» до конца

- Теперь, поскольку главное доказательство – автомобиль, милицией уничтожено, а в деле нет ни одного допустимого доказательства вины, то Загородний должен быть оправдан, и все расходы ему должны возместить. Мне кажется, что самый лучший способ это сделать – попытаться возбудить дела против судей и прокурора, - говорит В.Михалин. - Пусть тогда они приходят к Александру и пытаются договориться, поскольку ему «крови» не надо. К сожалению, с моей точки зрения, это самый выгодный выход из ситуации. Потому что через суд он не получит и 10-й доли того, что они ему возместят. За эти годы он столько моральных и физических сил затратил. Не говоря о семье, ведь пришлось похоронить свою мать и тещу. Только твердость и настойчивость привели его к такому результату. Побольше бы нам таких крепких!

От себя добавим, что в разговоре с Александром и Татьяной Загородними услышали много теплых слов в адрес Владимира Михалина. Они считают, что обязаны ему всем и называют ангелом-хранителем. Да и своими консультациями он их сделал настоящими правозащитниками. Они теперь и другим помогают. «Наша семья после всей этой войны стала крепче, а главное, мы добились, чтобы закон был один для всех! – заверяет Александр. - Но все точки над «і» все равно не поставлены и мы будем идти до конца, пока с меня не снимут судимость, и пока те, кто доставил нам столько страданий, не понесут заслуженное наказание...»

Беседовал В.Березин.


Когда верстался номер

13 декабря в горсуде состоялось слушание дела по обвинению директора УТОС Л.Малининой в умышленной невыплате заработной платы (так называемое в народе «дело директоров»).

Окрылённая указанным в статье решением Европейского Суда, она заявила, что свободно избранным ею защитником является В.Михалин. Однако судья П. отказала ей в его допуске, чем ещё раз подтвердила, что от правоохренительной до правоохранительной – у нас путь не близкий.

Подробнее о данном деле, а также о «деле директоров» читайте в следующем номере «Провинции».

  В нашу прокуратуру еще ведет ниточка которая связывает нашу прокуратуру и кидал-авантюристов.Которые занимаются банковскими кредитами.

   И в этой шайке не последнюю роль играют азербайджанцы. А прокуратура их кроет. И получает свою долю.

    У меня есть друг, и он пострадал от деятельности этой групировки. А я, как друг, хочу защитить его. Может быть мне, или нам, обратиться в СЛУЖБУ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСТНОСТИ?

  Тем более доказательств по самое темечко.

                Нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем.......

                

                 При умножении нечестивых умножается беззаконие;
но праведники увидят падение их.......

 

                  Строящий дом свой на чужие деньги - то же, что
собирающий камни для своей могилы......

 

                   Да уедут черные, в трунах черных, в дома свои...

положительная новость :)