«В декабре деньги на ЧС нам дадут, но они уже не будут нужны»

Printer Friendly, PDF & Email
Так обозначила нынешнюю ситуацию с радиоактивным пятном под Константиновкой зам. главврача областной СЭС Лариса Гусева. А обратились мы к ней с просьбой подвести итог некоему периоду, который закончился в константиновской радиационной эпопее. Метеорологи объявили, что на следующей неделе на земле возможны заморозки, что является сигналом того, что все, финиш — до следующей весны на территории чрезвычайной ситуации никто ничего делать не будет. Ведь при нуле по Цельсию все работы с РАО запрещены. Значит, следующей весной начнется уже третий год этой истории. Ничего себе чрезвычайная ситуация!?


- Лариса Валентиновна, неужели ничего нельзя было сделать, чтобы избавить нас от этой напасти?

- Нам в этом году Кабмин пообещал выделить субвенций на сумму 1,4 миллиона гривен, хотя по проекту нужно около 4,5 млн. Причем, согласно визы Ю.Тимошенко, деньги эти будут взяты у области. В декабре мы должны получить через Минрегионбуд эту сумму. Но, кроме того, что в декабре нам это уже не нужно, эти 1,4 млн положение не спасут, т.к. если делать все строго по смете и проекту, то по расчетам киевских специалистов (это согласовано на всех уровнях) нам надо около 4,5 млн.

- Я же, зная, что денег в этом году не дадут, предлагала не «ждать манны небесной», а что-то делать, т.е. пойти другим путем. Если все РАО мы вывезти не можем, то давайте сделаем это по частям. Я предложила вывезти в контейнерах тот радиоактивный шлак, который содержит более тысячи микрорентген в час. А остальное, т.к. пока нет средств, временно засыпать глиной на 5-10 сантиметров. Это позволило бы нормализовать на месте гамма-фон, довести его до нормы. Причем, то, что осталось бы практически вреда не приносило, т.к. выявленный Цезий-137 не растворяется в воде, т.е. водами не смоется и водоемы не отравит.

- И дальше было бы легче: дадут деньги, — закончим дезактивацию, не дадут — подождем.

- А где бы Вы взяли средства на вывозку этих отходов?

- В том то и дело, что я их практически нашла. Руководитель ОАО «Константиновский завод Втормет» В.Карпов дал гарантию, на добровольной основе сделать пять-шесть контейнеров, вместимостью по кубическому метру земли каждый. Ему просто надо дать ТУ на них. Причем, зараженный грунт будет засыпаться в контейнера, смешиваясь с чистым шлаком. Т.е. так, чтобы эти контейнера потом не фонили. Все засыпается в контейнера и заливается цементным раствором сверху, чтобы не пылило. Закрывается крышкой и официально вывозится.

- «Керампром» пообещал дать бесплатно глину, чтобы сделать поверхностное защитное покрытие. Городской голова Ю.Роженко пообещал дать технику — экскаватор и несколько грузовиков, чтобы привезти и рассыпать глину. МЧСники сказали, что за свой счет поставят станцию дезактивации, чтобы эту технику сразу помыть. Пришлось бы заплатить только спецкомбинату «Радон» и чтобы они на своих спецмашинах вывезли эти контейнера с низкоактивными отходами на могильник в Днепропетровскую область. А там их примут тоже за соответствующую плату — где-то около 26 гривен за килограмм.

Т.е., вместе с затратами на ГСМ, получается всего 600-700 тысяч гривен.

- Я уже взяла разрешение у нашего Минздрава, переговорила с комиссией по экологии и землепользованию облсовета, чтобы провели через сессию. А.Близнюк сказал, что это не очень большие деньги и их можно найти. Ведь, по его мнению, от Кабмина ожидать уже ничего не приходится.
- Но тут начался «стопор» со стороны Держкоматомрегулювання. Они стали «ставить палки в колеса», поэтому мы это сделать не смогли. А жаль. Так хотелось показать людям, что мы о них не забыли.

- А где гарантия, что при вскрытии поверхностного слоя шлака, ниже не окажутся вещества с еще большим уровнем радиоактивности?

- Это исключено. Те 20 буровых скважин, которые были сделаны в самых «фонящих» местах, показали, что загрязнен только поверхностный слой на несколько сантиметров. И больше там ничего нет.

- А как Вы относитесь к действиям прокуратуры по расследованию уголовного дела по факту загрязнения земель веществами повышенной радиоактивности? Особенно к тому, что они откуда-то уже взяли и время завозки РАО на промполигон за последние 2-3 года.

- Что делает следствие, — для меня тоже остается загадкой. Но что касается периода завозки РАО, то это наша версия, подтвержденная специалистами Института ядерных исследований и опытнейшего объединения, имеющего за плечами десятки лет работы в Чернобыле — «Севгеология». Мы говорим, что это заражение появилось с 2005 по 2007 годы по характеру «движения» нынешнего радиоактивного пятна, его динамике. За время после его выявления, уровень радиации уменьшился, но ареал распространения увеличился на 50-70 метров.

- Это значит, что если бы РАО были завезены лет 10 назад, то на этом месте были бы не тысячи, а всего 50-70 микрорентген в час (т.е. всего в два-три раза выше нормы — ред.).

- Поэтому 2-3 года назад — это наиболее реальный срок, когда РАО туда поступили.

- Главное же, еще раз повторюсь, что Цезий-137 не растворим. Он будет потихоньку размываться, уровень радиоактивности уменьшаться, и, в конечном итоге, если мы ничего не уберем, получится площадь все четыре гектара земли (территория несанкционированной свалки, которая принадлежит Константиновскому району — ред.) с уровнем, например, 50 микрорентген в час.

- А где гарантия, что «металлическая мафия» не принимает «фонящий» металл и не создает еще сотни и тысячи таких радиоактивных могильников, в том числе, у нас под ногами?

- Если кому-то на предприятия переработки металла и поступят радиоактивные вещества, то они все равно где-то выплывут. У нас в области ежегодно по 25 случаев таких выявлений на металлургических комбинатах.

- Странно, у нас только крупных таких комбинатов в области около 30, неужели 25 реальная цифра?

- За последние 2-3 года количество случаев выявления веществ повышенной радиоактивности на предприятиях действительно уменьшилось.

Беседовал и сомневался В.Березин.