Электро-пилотный проект на самом «убитом» доме

Printer Friendly, PDF & Email
В этот трехэтажный дом уже не ходят «металлисты», т.к. все, что можно было выбрать, они уже выбрали. Таксисты, узнав номер дома, сразу определяют – это там, где наркоточка. 8 лет здесь не было тепла, а канализация представляет из себя стоки в сточную яму, которую регулярно выгребает ассенизаторская машина. Конечно, за право называться «самым убитым домом» с ним могут поспорить многие константиновские «жилые постройки», например те, что расположены у пожарной части, на Красном Октябре, по ул. Советской и другие. Но «фишка» заключается в том, что этот дом расположен на нашей «красной» улице – Ленина, номер 178. Построенный в 30-х годах прошлого века, разрушенный войной, этот дом, как «Титаник», еще плывет в океане жилищно-коммунальных проблем.


Однако, в последнее время наконец-то появился «свет в конце тоннеля». Во-первых, дом героическими усилиями местных властей был передан из собственности «Кожкона» в собственность исполкома. Во-вторых, большинство жителей сделали (за свой счет) автономное отопление. В-третьих, подвалы уже не затоплены фекальными стоками.

А в-четвертых (и это сейчас главное), начальник РЭС В.Видлога решил провести здесь эксперимент – вынести счетчики электроэнергии из квартир в подъезды.

Владимир Иванович пригласил нас для освещения этого, назовем его пилотным, проекта на самую первую стадию – встречу с жильцами. Слава Богу, за годы мытарств в доме образовалась группа активистов во главе с Натальей Рыженковой. Наталья Павловна рассказала нам, что в 30-квартирном доме сейчас проживает всего 13-14 семей. Остальные квартиры пустуют и находятся в ведении «Кожкона» (бывшие жильцы квартиры бросили и передали документы на них руководителю предприятия А.Линкевичу, и таких около четверти от имеющихся квартир) или новые хозяева купили их, чтобы повыгоднее перепродать, но жить в этом «кошмаре» не собираются.

Долгие годы использование электросетей кому и как вздумается привело их в крайне плачевное состояние. По стенам провисают провода, многие линии подключены просто в обвод счетчиков. В доме неделями не было света. Было время, когда А.Линкевич просто отключил дом от света – живите, как хотите.

Вот и решил РЭС, по согласованию с исполкомом, взять дом под свое «крылышко» и навести здесь показательный порядок по электроэнергии: все, что идет вне приборов учета, отрезать, а тем квартирам, где не воруют и регулярно платят по счетчикам, приборы учета бесплатно вынести на лестничную площадку. Кроме этого, РЭС берет на себя полную замену разводки, восстановление щитовых. Владимир Видлога уверен, что пойдя на такие внеплановые затраты, он сделает для людей самое главное – обеспечит бесперебойную, без перепадов напряжения и т.п. подачу электроэнергии. О чем здесь, особенно в зимнее время, уже забыли. И эти многострадальные люди этого заслуживают. Владимир Иванович утверждает, что таким экспериментом РЭС сразу убьет многих «зайцев»: обеспечит нормальную и реальную оплату; гарантирует безопасность жильцам (будет использован несущий изолирующий провод); наконец-то не будут «искрить» трубы воды и газа; исключит хищения.

Что касается опасений, что счетчики будут украдены, то, по словам начальника РЭС, на каждом приборе выгравировано «Собственность Облэнерго», на каждом щите такой же логотип. Поэтому, если и украдут счетчики, то продать их не смогут, и цветного металла там не особенно много. В.Видлога лично убедился на примере депрессивного Селидова, что, несмотря на совершенно умирающие районы и дома, вынос счетчиков в подъезд вполне реален и эффективен. Там и счетчики стоят, и неучтенные потери прекратились. Единственное, что нужно от жильцов – это все же реагировать, если счетчик украдут, и срочно сообщать в РЭС, а те гарантируют, что в течение суток счетчик будет заменен. «Т.е., в случае воровства приборов электроучета на этом доме, за все буду отвечать лично я, - заверил жильцов начальник РЭС. - У нас хватит запасных счетчиков и ящиков для них. Я хочу провести эксперимент на одном доме, причем, самом «убитом», и доказать всем, что такое возможно. Поставим счетчики, а через месяц посмотрим, что произойдет. Я верю, что если в доме есть такие активные женщины, как Рыженкова, то так просто счетчик не снимут. Конечно, ЖЭК, как ответственный за все, что происходит в доме, не будет стоять в стороне. На него ложится контроль за сохранностью, но не в смысле восстановления, а в смысле реагирования.

С сентября мы начинаем пользоваться биллинговой системой. Т.е. люди будут платить по счету, как за телефон. Каждому потребителю мы сами будем приносить его счет на оплату. И оплата эта будет производиться только по нашему учету. Ни один банк, почта не примут оплату по другому платежному документу. Т.е. наши контролеры будут закреплены за определенными домами, и жильцы их будут знать в лицо (как домашнего доктора). Контролер будет полностью владеть ситуацией, знать, кто где живет, кто уехал и т.п. Одним словом, будет осуществляться 100% контроль. В первую очередь, это будет касаться граждан льготной категории. Ведь иногда получается так, что есть льгота, например, ветеран войны, в соответствие с которой цена 75 киловатт энергии стоит на 50% меньше установленного тарифа. Он зимой включает обогреватель и, конечно, превышает эту норму. Поэтому, он не пускает контролера и показывает ежемесячно 75 квт, зная, что летом все наверстает. Это махинации. А ведь компенсация по льготам - это бюджетные деньги. Поэтому, мы заинтересованы на эту систему перевести весь город».

По мнению Владимира Ивановича, эта акция РЭС поможет сплотить коллектив дома № 178 для решения коммунальных задач. Ведь электроэнергия здесь - только вершина айсберга. Крыша в доме не ремонтировалась уже около 50 лет (квартиры, где нет жильцов, дожди заливают до 1-го этажа), на ней уже выросла целая роща деревьев. Не менее важно состояние подвалов. Они заброшены и разрушают дом. Здесь сплошной мусор, шприцы наркоманов и т.п. Правда, разговор о создании кондоминиума жильцы вести категорически не хотят. Они и так измучены обещаниями властей, пока проводили автономку. Поэтому, энтузиазм на создание ОСМД у них пока отсутствует.

«Провинция» будет отслеживать ситуацию и информировать о ней читателей.