Памяти Димы

Printer Friendly, PDF & Email

«Когда умирают люди, поют песни...»
В.Хлебников.

Если человек умирает, а до этого он был активным пользователем Фейсбука и у него много преданных друзей, то его страничка продолжает жить и становится своеобразной площадкой для общения тех, кто никак не хочет терять, хоть последнюю, но связь с приятелем, ушедшим в иной мир. А связь-то уже другая, превратившая общение между его друзьями в нечто целостное, что само по себе живет, развивается, порождает положительные и отрицательные эмоции...

Так произошло со страничкой героя Небесной сотни, а теперь уже и Героя Украины Дмитрия Чернявского. Его убили в Донецке 13 марта прошлого года, во время проукраинского митинга. Просто по уголовному зверски проткнули шилом. Убийцу по кличке «палач» ищут до сих пор. Но палач и те, кто за ним стоят, должны знать, что Диму они не убили, а вот Донецк уничтожили на года.

Вот он, улыбающийся 20-летний мальчишка на «иконке» Фейсбука. Вот последние фото с Киева, Артемовска и Львова, где прошли встречи, посвященные его памяти, вот письма, которые оставляют здесь его друзья (друзья тоже фейсбучные, т.е. такие, с которыми он в большинстве своем и не знаком):

«Лист другові. Вже рік минув, а ми ледь помітили його за своїми буденними проблемами виживання. Ми з тобою стільки років були знайомі, хоча ніхто офіційно нас і не знайомив. Ти завжди мовчав й чарівно усміхався. Мені інколи аж лячно було з тобою заговорити - складалось враження, що ти так поблажливо дивишся усміхаючись, тому що наперед знаєш все, що я можу зараз сказати. Ледь не спізнилась на твої проводи. Їхала з зустрічі на таксі до моргу... А зараз я постійно думаю, чи в порядку твоя могила. Звісно, думаю й про могили інших людей на окупованих територіях, але боюсь подумати про твою з «ідеологічной складовой», якою певні люди могли б прикривати свій вандалізм. Так само, як це було з квітами на місці твоєї загибелі - наступного дня вони зробили там псевдо іконостас загиблим беркутівцям. Вкрали твої квіти. А інші люди сьогодні крадуть публічну пам'ять про тебе, присвоюючи собі лаври акцій минулого року... Образливо... Не розумію людей… А ще я постійно докоряю собі за те, що не маю твого фото... хоча б з того зимового вечора у Львівській майстерні шоколаду... Моя фотка з того вечора відтепер у мене вже рік на аватарці, а твоєї ми так і не зробили... Пробач...».

«Год назад, в этот день мы покидали Донецк молча. Помню у меня дрожали руки. Накануне на площади было шумно и смертельно. Смерть была слишком наглядна и буквальна. Досягаема. Все были опешившими. С момента убийства Димы прошли считанные минуты. Каждую новую секунду в происходящее не хотелось верить. Был шанс, что еще не все потеряно, что его откачают, что все это чужой и дурной сон, что я вот-вот проснусь, а этот день забуду навсегда. Город сотрясали звериные крики «Ра-си-я! Ра-си-я!». Они двигались группами и пытались нападать на тех, кто казался им чужими. Стаей на одного. На следующий день место смерти Димы было покрыто цветами, пересчитать которые можно было по пальцам одной руки. Собственно, одна площадная плита в цветах из тысячи плиточек вокруг живо представляла весь ужас происходящего – банальность смерти и тщету противостояния этой гигантской анонимной невидимой силе, которая готова нас убивать. Площадь Ленина, гигантская и бессмысленная, разделилась на две неравные части: оккупированную и маленькую – Димину. Так там все и осталось: много серого против квадратного метра живого.

Бесполезно говорить о том, что было бы, если бы тогда мы пошли драться с толпой убийц. Мы не готовы были их убивать, в отличие от них. Очевидно другое: Димина смерть – на нас. Она не должна, не может быть и не будет напрасной. Как и тысячи смертей за ней.

Мы все помним. Мы ничего не простим. И мы вернемся домой…».

Листаю страничку дальше, вижу фото Ярослава Маланчука, где наш герой славянских событий, котрого, как он сам говорит, убивали как Диму, но не убили, выступает в артемовской школе, где учился Чернявский, говоря о том, чтобы дети гордились и учились у Димы. Да, еще в этой школе рассказали о Диме поразительны вещи – он с рождения страдал астмой, часто сидел дома, потому много читал и имел энциклопедические знания. Его учитель истории показала сочинение, которое Чернявский написал в 7-м классе, посвященное причине распада Киевской Руси. Этой работе место на научной конференции.

А вот и мое фото в марте 2013 года, что я разместил у Димы на ФБ. Он приехал в Константиновку и участвовал в митинге против сланцевого газа, что проходил у райадминистрации. Здесь Дима с фотоаппаратом на штативе. Теперь вот - Герой Украины…

Увы, последние сообщения на его страничке все печальные, похоже на один реквием. Но думаю, что Дима смотрит на нас сверху и говорит: «Давайте, поднимайтесь, продолжайте мое дело…». Правильно написали его друзья в ФБ, что если бы мы все, как он, вышли тогда на площади, то ничего бы этого не было (как в Херсоне, где на 500 антиукраинцев вышло 5 тысяч патриотов). А он вышел за всех нас. Как вышел Олекса Тихий, Василь Стус. И мы должны продолжать их дело.

В.Березин.