Никто не вправе забирать у нас жизнь

Приветствую вас, дорогие жители города, а точнее -  читатели газеты “Провинция”! Зовут меня Гордиенко Алексей Юрьевич, мне 29 лет. Благодаря собственному неразумию и обществу, в котором живу, я занимался беззаконием, совершая преступления на почве наркомании. Чуть было не умер, но, попав в очередной раз за решетку, трезво осознал никчемность и пагубность собственного бытия и, покаявшись перед Богом, решил начать заново свою жизнь (уже даже не курю более пяти лет).

Я, сколько себя помню, всегда мерз в нашей квартире. Отопление или отключено, или течет все в подвал, горячей воды в городе нет вообще, а мать около трети пенсии отдает за коммунальные услуги, хотя эта оплата не должна превышать 20% от ее дохода.

В апреле этого года освободился с искренним желанием жить по-другому и помогать ближним своим, но на практике ощутил, что это не так-то просто: больше трех месяцев ждал государственную социальную помощь (ГСП). Много слышал в тюрьме, мол, Ющенко постановил так и так, а здесь пришлось выпытывать, как государственную тайну, и вместе с неким презрением выслушивать неохотные ответы (кстати, в г. Краматорск более счастливый бывший осужденный говорит, что ему сами предложили получать ГСП, информация для сравнения).

Пошел в Центр занятости, там говорят: “Вот в КЗВА требуется токарь, зарплата от 750 грн”. Поверил и пошел... Там мне дали 231 грн. и сказали, что оплата сдельная, цены на детали по ГОСТу СССР. Когда же я заявил, что меня приняли с окладом в 400 грн., мне сказали, что у нас токари не работают с окладом. Понял, что бесполезно, и решил переучиться, оформив законное пособие по безработице. В связи с этим зашел в очередной завод - это было ЗАО «КМЗ». И вот работник отдела кадров в бумаге, данной мне в Центре занятости, ставит отметку в разделе “не вiдповiдає вимогам”, так как им нужен токарь пятого разряда, а у меня четвертый. Пошел я к генеральному директору, подписал и опять зашел в ОК, чтобы поставить печать. Но... работник ОК ЗАО «КМЗ» не только стала другой по отношению ко мне, но и сказала, что бумагу мне не отдаст, а привезет сама в Центр занятости, исправила отметку уже после подписи, указав на “вiдмова особи”, а меня выгнала вон при помощи охранника. Я не растерялся, и пошел в Центр занятости жаловаться. Но специалист сделала вид, что в бумаге все в полном порядке, и кричала на все здание, что это я не хочу работать и пришел ей морочить голову. Позже выяснилось, что она даже проставила мне посещение семинара, о котором я даже и не слышал.

Пошел я со всем этим просить у Фемиды суда праведного. Но не тут-то было... Говорят, чтобы подать заявление или жалобу, надо обращаться к адвокату, стоимость услуги которого минимум 100 грн. Говорю им, что у меня нет денег, а рiдною українською мовою володiю, поэтому напишу сам. Шапку переписал с указанного образца, и только на третий раз жалобу согласились принять, и то, как мне объяснил консультант (каб. № 1 мiськрайсуду), для того чтобы судья мог мне объяснить, почему моя жалоба неформат, и что ее, несомненно, отклонит любой судья. В назначенный день я пришел узнать, кто же судья, и что с моей жалобой. Говорят: “Судья вчера уехала, будет после 13-го”. Пришел тринадцатого - сказали идти домой и ждать повестку. Наверное, нельзя простому, без юридического образования, человеку обращаться в суд, по крайней мере, в наш.

Крохи госпомощи, если и падают с царского стола, то не в момент надобности, а многим позже. На заводе мои расходы превышали зарплату и получалось, что я трачу свое здоровье, время и деньги (например, тормозок, чтобы поесть на работе, одежда, мыло и т.д.) за то, чтобы проводить жалкое существование у станка, с риском несчастного случая. В суде есть вопросы поважнее. И хотя в законодательстве срок рассмотрения установлен два месяца, моя жалоба может затянуться на бесконечность. Поэтому я и решил излить душу на страницах газеты.

Видать, уже привыкли все на своих местах: одни, пребывая в неведении, платят ни за что, другие получают ни за что, поэтому и не хотят делать что-либо, а я, по сценарию, опять должен идти в тюрьму. Но я там не хочу больше находиться, и есть много клиентов посидеть там и подумать: на своем ли месте он был на свободе, и понять, что к тюрьме не привыкнешь.

Я благодарен пенсионерам, которые, веря в Бога, помогают мне, а также матери, которая сохранила квартиру, хоть и гнилую, но многие ЗК, освободившись, выходят в никуда, а местные власти не оставляют им шанса.

Хотя, когда Ющенко стал Президентом, мы в зоне много плохого слышали в его адрес по ТВ и радио, но в то же время ощутили поддержку, и жизнь в тюрьме стала налаживаться по многим параметрам.

Как-то летом очередная бабушка передала мне сумочку во славу Божию. Там были некоторые вещи и кусок полотна (еще, наверное, брежневских времен). Ткань была оранжевого цвета, но я без зазрения совести повесил ее на окна в качестве штор. Революция, хоть и оранжевая, в переводе означает “вращение”, т.е. какое-то движение. И если Президент хоть что-то делает, то мы или не хотим выполнять его волю, или вообще ничего не хотим делать. Видать, это “вращение” еще не произошло в разуме  жителей Донецкого региона. Наверное, я буду первым, кто приобретет в “Провинции” копию Закона о тарифах на коммунальные услуги и, изучив его, постарается поступать согласно этому закону. Надеюсь, я буду не один, кто так поступит. Т.к. обустраивать свой быт и жилье за нас никто не будет, и вы, как платили за квартиры, не имея должных услуг, так и будете платить, доколе не уразумеете, что всякий трудящийся достоин пропитания. А что до земных ресурсов, так они все общие, и каждый человек вправе ими пользоваться, чтобы жить. Конституция Украины гласит: “Каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь». Никто не может быть произвольно лишен жизни. Обязанность государства защищать жизнь человека.

А.Гордиенко, читатель.