Славянск и Семеновка

Printer Friendly, PDF & Email

Со своими друзьями, что жили на линии огня, - один на окраине Краматорска, другой на окраине Славянска недалеко от горы Карачун, а иногда и у тещи в Семеновке, - я был на связи все два месяца своего вынужденного «отпуска» во Львове. Лишь на прошлой неделе мы встретились. Прогулялись по центру Славянска, съездили в Семеновку. Меньше всего думал о газете. Слишком многое хотелось сказать друг другу, слишком долго не виделись.

Где находится Семеновка, без труда поймет любой константиновец, ездивший на автотранспорте в Святогорск.

Вот выезд из Славянска на трассу Ростов — Харьков. Налево - поворот на Харьков, там уже  виднеются за долиной леса святогорского лесничества, а через полсотни метров в другую сторону по трассе съезд налево на Семеновку.

***

Скажу сразу: «Славянск не Сталинград». Прошлись по центру — разрушений почти не видно. Кое-где нужно застеклить балконы, но это там, куда жильцы еще не вернулись. Конечно, если проехаться по городу и внимательно посмотреть, то и разрушения, и следы боев видны, особенно там, где были блокпосты, но скорость, с какой затягиваются раны, поражает.

Что по настоящему напрягло, то трудность снять наличку в банкомате. Но это проблема сейчас и в Константиновке. А в тот день Славянск красил лавочки в желто-голубой цвет, строил сцену на центральной площади, готовясь ко Дню Независимости, людей на центральной площади было много. Мне показалось, что атмосфера там более живая и предпраздничная, что-ли, чем в  Константиновке.

***

«К войне люди привыкли. Иду на работу, а над головой туда — сюда мины и снаряды летают. Смотрю, а людям уже все равно. Понимают, что это не по ним». «На работу ходил мимо блок-поста. Иду, а в землю воткнулась мина украинская. Я остановился, смотрю на оперение, а ополченец с блок-поста кричит: «Мужик, ты, там — парам, смотреть, конечно можешь, но оттуда работает снайпер, и мина взорваться может». Я почти бегом попер дальше».

Рассказы об убитых и раненых, о человеке с оторванной головой, о девочке, которой осколком отрезало руку. «Автомобиль проскочил на скорости блок-пост опоченцев, но через два квартала был другой пост и их встретили автоматной стрельбой. Женщина сгорела в машине, а мужчина вывалился и его добили на асфальте. Там и сейчас пятно — кровь впиталась в асфальт»...

***

С информацией, если у тебя нет интернета, в городах, подконтрольных ДНР было плохо. Я звоню из Львова: «Ну, как дела?» А в ответ: «Да я из подвала не вылажу, дальше своей улицы не хожу». «За хлебом сходил — и все».

В результате, я изо Львова рассказываю им, что происходит и в их городе, и в Донбассе.

Памятен первый разговор с Саней из Славянска: «Слышишь взрывы? Там на блок-посту пацаны, а по ним долбит армия. Я не выдержу, пойду им помогать».

Слава Богу, уговорил его лезть в подвал, а не под артобстрел. Сейчас клянет «защитников», после которых нужно отстраивать Донбасс.

Может, я ему жизнь спас?

***

Где по настоящему я увидел разрушения, то на развилке Слаянск — Харьковская трасса — Семеновка. Торговые киоски, где продавали сувениры и славянскую керамику, разбиты, линии электропередач с перебитыми осколками проводами. В Семеновке, кстати, восстановили электроснабжение еще не всех потребителей.

Прямо на асфальте видны воронки от минометных попаданий, есть такие, где расплавился от взрыва асфальт и расплескался, оставив след от остывшей жидкой массы. Меня предупреждают: «На обочину старайся не ходить. В округе еще встречаются мины и растяжки». Особенно много их в лесу, что делает наступающий вскоре грибной сезон экстремальным.

***

На въезде в Семеновку зона абсолютных разрушений. Детсад, квартал многоквартирных домов, психбольница, дом культуры — вот здесь настоящий Сталинград.

В психбольнице обосновались во время боев иностранные наемники и сепаратисты. Здесь был эпицентр боев. В округе разрушены даже опоры линии электропередач, изорванные провода свисают до земли.

Нижняя Семеновка разрушена сильнее. Верхняя, где был я, восстанавливается быстро. Разрушений на так много. «Ты бы видел, что было тут месяц назад», - говорят местные. Скоро начнется сезон дождей, люди перекрывают крыши, ремонтируют другие повреждения.

Вот железные ворота, смятые взрывом, как лист бумаги. Они выровнены и вновь висят на воротах. Вот воронки от мин в асфальте перед домом, уже залитые цементом. Восстановленные стены, заборы, застекленные окна, проведенный заново свет.

С работавшими на восстановлении электриками случился досадный казус. Трое, вроде бы взрослых мужиков нашли неразорвавшуюся мину и решили ее разобрать. Мина рванула и искалечила всех.

Два дома разрушены прямыми попаданиями тяжелых боеприпасов полностью. Забор одного слеплен заново, на заборе голубая табличка «Агентство ООН по делам беженцев». Говорю с хозяином. Ни помощи, ни обещания ее оказать, пока нет. Но сейчас много говорят о международных программах восстановления Донбасса после войны. Может помощь в такие семьи все же придет?

***

Сидим за столом во дворе дома. Бабушка прожила тут всю войну. «Мина упала там, хорошо, что в летней кухне ее тогда не было». Кухня уже отремонтирована.

А за спиной у меня выбоина в стене дома. Туда попала мина, и не взорвалась. Так и торчала из стены дней десять. «Написали заявку на разминирование. Приехал какой-то молодой солдатик. Белый, руки дрожат, сам трясется. Но мину обезвредил».

Сидит за столом большая семья. Симпатии одного на стороне Украины, другого - на другой стороне. Но стараемся не задевать чувств друг друга. «Лишь бы не было войны», - это чувство объединяет сейчас Славянск.

И.Бредихин.