Человек, вернувшийся с войны

«Я не солдат Победы, я учитель, которому пришлось воевать», - обескураживает признанием Михаил Васильевич Москаленко. «Терпеть не могу военщину», - говорит человек, прошедший солдатом-стрелком с сентября 41-го по май 45-го.

С трудом понимающего, что происходит, молодого сельского учителя (закончил Константиновское ФЗУ, потом Лозовское педучилище), впервые взявшего ружье, сразу призвали в действующую армию и после недельного обучения бросили в бой. Далее был путь отступления – от Запорожья до Сталинграда. Через смерти, а главное – через чувство вины оттого, что оставляют умирать мирных жителей. Запомнился старик, который в Харьковской области стоял на холме, плакал и взывал – «На кого вы нас оставляете?»
Сталинград оставил о себе память двумя рубцами на теле от легких ранений в плечо и колено, осунувшимися деснами, обмороженными пальцами. «Кроме окопа в 30-градусный мороз больше ничего не видели. Пищу ели замерзшую, как камень». И ужасы – горы раненых и трупов, среди которых не поймешь, где свои, а где чужие”. 
«За Родину, За Сталина!» - было не главным. Главным было чувство страха, поднимающего в бой, – страха за свою жизнь. Не убьешь ты – убьют тебя. 
А потом, после Сталинграда, появился азарт – «Мы им, гадам, покажем, кто мы!» И, наконец-то, отпали сомнения, что придет конец  государству.
На месиве из танков в Курской битве было еще одно легкое ранение (опять повезло!), теперь - в плечо. Страшная жара за тридцать, и сутками - без солнца, в сплошном дыму от бомбежек и артиллерии. Среди огромных, вздувшихся от жары трупов.
И далее, с тем же стрелковым полком, вперед – на Запад.
Неожиданная встреча того же деда из харьковского села. На том же холме он стоял и кричал им вслед: «Ребята, бейте немчуру, как били под Белгородом и Сталинградом!»
Хоронили друзей, менялся состав, но стрелковое отделение во главе со старшиной Москаленко шло вперед – через Днепр, Вислу и Одер, Сандомир, Дрезден и Прагу, за освобождение которых получил многие ордена, медали, почетные грамоты.
В Европе еще раз повезло, но теперь уже по настоящему – после легкого ранения в глаз в передвижном госпитале встретил свою судьбу – свою Аннушку, медсестру с Рязанщины.
«До февраля 1946 года был в армии. Это было не моё. Я отказался от карьеры кадрового офицера. Вернулся в Константиновку и сразу устроился работать учителем начальных классов в железнодорожную школу» - вспоминает 89-летний ветеран.
С головой окунувшись в родную педагогическую стихию, Михаил Васильевич  35 лет проработал в 4-й школе, из них 24 - завучем, став настоящим Учителем для сотен и сотен ребятишек. Десять лет он занимал почетную должность председателя городского педагогического общества.
Он всегда был предан родному городу – не считая годы войны, практически всю жизнь прожил и здравствует сейчас на улице Островского. Здесь предал земле родителей, узнал о гибели на войне двух братьев, здесь вместе с Анной Ивановной дал жизнь дочери и сыну, здесь же, увы, 8 лет назад похоронил свою любимую Аннушку.
На вопрос – в чем же секрет такого здравия и долголетия, Михаил Васильевич отвечает, что, прежде всего, в том, что они с женой слова друг другу дурного не сказали. А теперь, в почтенном возрасте, главное - режим питания и труда (огород возделывает сам). Курить бросил после войны, когда обнаружили язву, а насчет выпить, так и на это 9 Мая, как всегда, готово своё чистое виноградное вино.    
Нам с трудом удалось уговорить Михаила Васильевича сфотографироваться в боевых наградах. «Я человек домашний. Не люблю официоза» - говорил он, прощаясь.
Побывав винтиком в огромной махине войны, пройдя через этот ад, Михаил Москаленко по-настоящему вернулся к себе, в свой любимый город, к своему любимому делу.
Для него война действительно давно закончилась. Дай Бог ему здоровья.

В. Борисов.