Елочная игрушка, как судьба

Printer Friendly, PDF & Email
Опубликовав год назад рассказ об истории возникновения и производства елочной игрушки в Константиновке, нам очень не хотелось останавливаться на этом. Казалось, что рассказывать об игрушках, кроме художника Веры Мась и выдувальщицы Надежды Орищенко, больше некому.

И если бы не кладезь информации об истории города руководителя музея афганцев Людмилы Мекшенковой, то все бы так и было. Людмила Прохоровна подсказала нам фамилии и адрес еще одного человека, всю жизнь проработавшего на заводе майоликовых изделий, именно в цехе елочных игрушек.



Мы отправились по указанному адресу в один из двухэтажных домов, что по проспекту Ломоносова напротив кинотеатра «Спутник». Двери нам открыла небольшого роста, крепкого телосложения миловидная женщина, слегка прихрамывающая на одну ногу.

- Здесь живет Никодимова Валентина Федоровна?

- Да, это я.

И все. Дальше нас завертел вихрь энергии, исходящей от этого человека. Валентина Федоровна рассказала столько, что проблема была одна: как все это вместить в небольшую газетную статью. И жизнь, и работа ее заслуживают, как минимум, снятия многосерийного фильма.

Можете себе представить, что родилась она в страшные дни – в июле 1941 года. Затем отец и мать вместе с месячной Валюшей попытались скрыться от немцев у родственников в селе в Сумской области. Но враг и там достал Никодимовых. Отец ушел в партизаны в соседние брянские леса. Фашисты дважды арестовывали мать и вели на расстрел. И дважды она убегала. Причем, один раз с маленькой Валей на руках. Обеих спасло только то, что они смогли отсидеться в яме со снегом. После этого у Валентины Федоровны и начались проблемы с ногой, сказавшиеся и на дальнейшей ее судьбе.


1980 год, смена «Б» стеклодувов елочного участка завода стеклянных и майоликовых изделий

В 1943-м, получив похоронку на отца, мать и дочь вернулись в Константиновку. Это нереально, но В.Никодимова все прекрасно помнит: как ехали в открытом вагоне, а главное – летящие журавли над небом родного города, на которых указала ей мама при выходе на перрон.

Закончив 7-ю школу, Валя попыталась поступить в медучилище, но, за что осталась обида на всю жизнь, ее не допустили к экзаменам из-за болезни ноги.

- Меня это потрясло. Я бросила школу и перешла в вечернюю. А в 18 лет пошла работать простой рабочей – стеклодувом на фабрику зеркальных и майоликовых изделий в артель инвалидов имени Горького, - рассказывает Валентина Федоровна. - 11 лет выдувала елочные игрушки. Вначале их делали вручную, на керосиновых горелках. Нас даже в трамвай не пускали из-за запаха керосина. Это была тяжелейшая ручная работа. Выдували шары, звездочки с серпом и молотом, комплекты игрушек сказочных персонажей – Красную Шапочку, Чипполино и др. Их так же сложно вручную раскрашивали азотнокислым серебром. Это была школа мужества. Работали в три смены. Часто без выходных. Особенная запарка была перед Новым годом. А летом все изнывали от жары. Через три года перешли на газ. Стало легче. Увеличился ассортимент. Перешли к изготовлению крупных изделий – шаров и т.п. Около 10 наборов наших игрушек получили знак качества.

В 80-х годах, когда стали появляться маленькие искусственные елочки, Валентина Федоровна предложила выпускать набор «Малютка» с небольшими игрушками – шишками, грибочками, пингвинчиками, подвесками и т.п. И сама «выдула» весь этот ассортимент. Затем перешла в ОТК, а потом (к тому времени закончила вечернее отделение индустриального техникума) стала сменным мастером.

Во времена Хрущева выдували игрушки в форме кукурузы и пшеничного колоса. Игрушки были таких больших форм, что их даже носили на параде. А когда спутник запустили, и Гагарин в космос полетел, делали небольшой шарик в виде земного шара с припаянной ракетой.

По словам Валентины Федоровны, лучшие игрушки они делали для себя. Здесь уж был полный полет фантазии – матрешки, зайцы, снеговики, самовары, чайники. Разрисовывала обычно Зинаида Шевченко. Она, хоть и была немая, но лучше нее этого никто не делал. А выдувальщицей-виртуозом была Нелли Грицаенко.

Кстати, по индивидуальному заказу делались и игрушки для новогодних елок в Константиновке. Особенно тщательно подбирали наборы для елки в кинотеатре им.Ленина и на площади перед ним. Самые большие и красивые шары, сосульки и т.п. делали туда. Но, странным образом, каждый год комплект игрушек с елки полностью пропадал и приходилось делать все сначала.

Были, конечно, и конкуренты нашим игрушкам. Их отлично делали на заводах в Лисичанске и городе Теребовля в Западной Украине. Наши «елочники» регулярно встречались с представителями этих заводов в Киеве на утверждении новых видов продукции. Константиновцы гордились своими ледяными домиками, русскими красавицами, буратинами и многим другим. Игрушки вначале серебрились, а потом стали окрашиваться с помощью вакуумной установки. Чтобы не оставлять жирных пятен, работали в перчатках.

Валентина Федоровна, как опытнейший мастер, водила экскурсии по заводу и писала историю предприятия.

В.Никодимова вспоминает не только тяжелую работу своей смены и бригады, но и отличный совместный отдых. Она, как председатель профкома цеха, вела всю культурно-массовую работу. Организовывала поездки выходного дня на природу – в Славяногорск, Сочи, Одессу и просто за грибами, концерты (особенно на День стекла). Сама их вела, пела, читала свои стихи:

Идут года, но так мне часто снится:
Я снова стеклодув и снова мастерица.
В руках моих опять стекло
И плавится оно легко.
И нет фантазии предела:
То шар в руках, то королева.
А вот и скоро Новый год,
А ну, фантазия, вперед!
Вешай шары на елки,
Ставь хрусталь на полки,
Остекляй витрины,
Обновляй машины.
Доставь радость детворе
Пышной мишурою,
Елкою лесною.
Пусть любуются они,
Что создано мною.
Руки работали неспроста,
Да здравствует стекла краса!


Валентина Федоровна, работая уже после завода в техникуме, помогала создавать музей стекла, выпускать стенгазеты и т.п.

По ее мнению, таких игрушек, как делали они, больше никто никогда не сделает. Выдувать уже некому. Все умерли. Да и чтобы производить эту операцию, нужны были здоровые и натренированные легкие.

Теперь только на вещевом рынке в антиквариате еще можно увидеть игрушки нашего завода. Но их становится и на руках все меньше и меньше. Скоро останутся только одни воспоминания.

Беседовал В.Березин.