... И каждый день себе доказывать, что старость можно победить!

Printer Friendly, PDF & Email

«Если не вечная молодость, то хотя бы долгая и полноценная жизнь вполне возможна, только надо не лениться. Наша лень — вот настоящая старость, не только физическая, но и душевная,  - считает наш герой, Альберт Дмитриевич Сагательянц. Он это доказал собственным примером.

Его армянская семья живет в городе почти век. Отца с дядьями занесло в город в 20-е, после турецкой резни и скитаний по российской империи. Альберт Дмитриевич  видел и начало войны, и оккупацию, след от которой остался в виде детской контузии при бомбежке, дающей о себе знать и через семь десятков лет.  В свое время Альберта Сагательянца знали почти все строители города, района и области,  во всяком случае, старшее поколение. В советские годы он был главным инженером треста Константиновпромстрой.  Какие только ни строил за сорок лет промышленные объекты по области...

До здорового образа жизни довели болячки

Это сейчас ему никто не дает его 78 лет, а двадцать лет назад  на пенсию он вышел практически развалиной. Сказался труд на вредном производстве при реконструкции свинцовых цехов, мощностей горловского «Стирола» и др. В детали своего богатого анамнеза Альберт Дмитриевич не вдается. Только привел пример, как однажды, спустившись в погреб за картошкой, он, 55-летний мужчина, без помощи родных не смог одолеть всего несколько ступенек обратно наверх. «Этот случай стал поворотным, - говорит Сагательянц. - Я только тогда задумался, сколько лет мне осталось и каких. Что окружающие фактически списали меня в кандидаты  на тот свет, что соседи чуть ли не сбрасываются мне на «проводы»...

Как  создавал свою систему

Правоверный материалист, - он, конечно, бросился бы по врачам, но подошли перестроечные времена, совпавшие с выходом на пенсию. Суммы выписанных рецептов превышали две его пенсии с женой. И он решил спасать себя сам, раз на лекарства нет денег. «Тогда было больше сведений о нетрадиционной медицине, доступ не был так коммерциализирован. Я  несколько лет копался в брошюрах, книгах, перелопатил гору статей, поездил по знахарям и целителям. Меня еще тогда смутило, что они все борются не с причиной, а со следствием. Лечат орган, когда надо исправлять образ жизни и образ мыслей человека. В результате, методом «научного тыка» я  выбрал то, что мне подходит лично. Случались, конечно, и ошибки. Это я позже понял, например, что голодать мне нельзя, когда чуть не умер от  истощения, прожив без еды 29 дней. Жена однажды решилась  и накормила просто силком...»

Лекарство - в нас самих

После долгих экспериментов выработал некий синтез учений и систем, как хорошо известных, так и вовсе диковинных. Конечно, невозможно втиснуть в рамки статьи результаты его многолетних исследований самого себя. Но несколькими важными привычками Сагательянц поделился.

День он начинает с легкого массажа глаз и лица, пьет воду натощак, и  в любую погоду идет на улицу, на босую пробежку. Пробегает или проходит метров 200 - 400. Потом - обычная зарядка с парой дыхательных упражнений и обливание холодной водой. «Нужно побольше бегать, прыгать, потеть в банях и саунах, все это очищает наши клетки, - утверждает Сагательянц. - И еще я обязательно  на 30-60 секунд  задерживаю дыхание, до часа в сутки. Нашему организму нужна углекислота.

Исповедуя  истину, что первое лекарство — это пища человека, Альберт Дмитриевич практикует раздельное питание, но не вегетарианство.

«Завтракаю я углеводами - кашами из гречки или пшеничной муки грубого помола без хлеба и масла. Они, как метлой, за 4 часа почистят все закоулки кишечника. В обед ем тоже кашу, картофель в мундире, макароны вместе с жирами (чередую сало, сливочное масло, сметану), овощами и зеленью. Салаты обильно заправляю не рафинированным растительным маслом. Сырые овощи: лук, чеснок, морковь и свеклу ем ежедневно и круглый год. Очень уважаю морскую капусту - в ней много йода. Ужинаю смешанной  белково-углеводной пищей — хлеб, салаты, мясо, рыба, яйца. Можно все, кроме жиров. Перед сном выпиваю стакан или больше кефира. Белки, съеденные на ужин, будут перевариваться во время сна, и к утру питательные вещества, поступившие в кровь, поддержат организм до середины дня. Ем я трижды  в день, с перерывами  в 4-5 часов. Воду и соки потребляю за 30-40 минут до еды, или через два часа после. Кстати, бахчевые, фрукты, ягоды и помидоры ем отдельно, они не совместимы ни с углеводами, ни с белками.  И поменьше соли,  ее нужно в сутки всего 3 грамма. Вместо сахара — наслаждайтесь медом».

Еще Альберт Дмитриевич  наложил запрет на маргарин, кулинарный, говяжий, куриный, козий и бараний жиры, так как для их переработки нужна более высокая температура, чем температура тела;  не ест грибы, поскольку  они не накапливают солнечную энергию и нашим организмом не перевариваются. Добавляет в продукты отруби, они незаменимы для очистки организма. Алюминиевая посуда в его практике тоже  - табу.

Победить самого себя

И так живет уже почти десяток лет. «Чувствую себя  лет на пятнадцать моложе», - говорит А.Сагательянц. Правда, философские взгляды, не в пример большинству людей,  начавших с  оздоровления свое внутреннее развитие,  он так и не поменял. Разве что укрепил свою и без того жесткую внутреннюю дисциплину. Зато много очень двигается и работает. Он и в редакцию легко пришел пешком с Червоного, такие пятикилометровые прогулки  для человека на восьмом десятке — не нагрузка. «Вы поймите, я не аскет, - убеждает Сагательянц. - Я не считаю, что все теперь должны ходить исключительно пешим порядком. Фактически, моя система — это здравый смысл. Я хочу доказать, что старость можно победить». Сколько бы ни рассуждал наш герой о лени, этот порок не его. Главное его жизненное кредо  — это работа, работа, и еще раз работа, чему его собственная система только в подмогу. Он все еще востребован как строитель. И не просто как консультант с сорокалетним опытом, который посоветует знакомым, как правильно построить сарай. Он работает на площадке вровень с молодыми, и  поднять 50-килограммовый мешок с цементом для пенсионера не проблема. Правда, на стройки его в последние месяцы не зовут, когда узнают, сколько ему лет. «Хотя я могу в одиночку с «нуля» до крыши возвести дом. Хватит не только профессиональных знаний, но и физических сил», - гордится Альберт Дмитриевич.

Что дальше?

Накопленный опыт требует реализации. Знания Сагательянц не прячет, охотно делится с окружающими. Вот недавно попытался их как-то систематизировать и даже выступил с лекцией в клубе органического земледелия. «Правда, пока особой реакции, замечаний и вопросов не возникло,  - сетует Альберт Дмитриевич. - Там таких лекторов бывает очень много, люди и без меня используют массу информации. Но мне все равно приятно, что я сам — живой пример того, о чем говорю. Того, что можно победить старость, болезни, а в конечном итоге — себя.  Ну ничего, подожду еще  лет пять — семь,  на девятом десятке мой опыт будет выглядеть более впечатляюще».

В.Гейзер.