Соловки, как рецепт их молодости

Printer Friendly, PDF & Email
Это типичная константиновская семья. Живет в характерном для нас довоенном двухэтажном доме на цинковом поселке. Большую часть жизни Сидоровы проработали рабочими на стекольном и заводе им. Фрунзе. Имеют двух двадцатилетних мальчишек-погодков.


Единственное, что бросается в глаза, это то, что этим пышащим энергией людям ни за что не дашь на вид пятидесяти лет, да и их ребята выглядят, в лучшем случае, старшеклассниками. Удивительно, как они могли так сохраниться, работая на тяжелом стекольном и металлургическом производствах, да еще живя в непосредственной близости от загрязняющих воздух предприятий. Оказывается, у них есть свой рецепт молодости.

А началось все с того, что в 1983 году, еще холостой и любящий романтику шабашников, «с людьми, на воздухе, вечерами с костерчиком, чайком», Виктор оказался на лесоповале в Архангельске. Там узнал, что есть в Белом море такой архипелаг островов – Соловецкий, и там можно интересно поработать и пожить. Написал запрос на заготовку водорослей, получил вызов и поехал на Соловки. Но работа по драгированию (ловле в воде) ламинарии (морской капусты) тогда не получилась. Никак не мог наловчиться вылавливать дагедат (самые полезные «женские» особи растений).

Потом, после женитьбы на Екатерине в 1986 году, десять лет уговаривал супругу «рвануть» на Соловки. И вот, когда детям стало по 8-9 лет, после запроса, получили вызов, - собрались и поехали.

Надо отметить, что к тяжелому физическому труду под открытым небом Сидоровы были уже готовы: ежесезонно устраивались на работу в бригады по уборке овощей, фруктов, цитрусовых и т.п. Екатерина тоже «заразилась» романтикой жизни на природе. На Север взяли и детей, которых никогда не покидали.

Вначале думали съездить, поработать сезон и хотя бы возместить проезд и питание, но в результате привезли с собой хорошую сумму. Но главное – ощутили такой душевный подъем и получили такой заряд энергии, что с тех пор до настоящего времени не пропустили ни одного сезона.

Теперь они без этого не могут жить, и ежегодно, по словам Екатерины, с «полярными крачками», приезжают на Соловки в июне и уезжают в начале сентября, когда начинает замерзать море. Ведь Север-то крайний, до Полярного круга всего 60 километров! Потом опять домой, на цинковый, где заряда бодрости хватает до следующего года.

«Заразили» Соловками многих друзей и знакомых, которые за эти годы регулярно составляют компанию Сидоровым, а некоторые стали, как и они, постоянными сезонными соловчанами. Но, конечно, остаются далеко не все. Труд-то все-таки тяжелый, а еще белые ночи. На работу поднимаются и в 3, и в 4 часа утра, в зависимости от воды, когда прилив и отлив (который ежедневно смещается по времени на 40 минут). Иначе не будет доступа к морской капусте. Хочешь - не хочешь, а в море дважды в день выходить надо. Благо, что штормов там практически не бывает, да и работа происходит на отмелях, где валуны и корни растений успокаивают воду.

Виктор работает на большой лодке-карбасе (7 на 2 метра) в одиночку. Косит траву, растущую на подводных камнях, косой с длинной рукояткой. Уборка этой травы возможна только вручную. Это своеобразный уход за плантацией, ее прореживание и т.п.

Муж привозит ламинарию на берег, а жена вывешивает ее на специальные приспособления и сушит. Кстати, по мнению отца семейства, Соловки им дали укрепление отношений между собой, особенно между детьми.

Домашний быт у них типично островной: дрова нарубить, печку растопить, воды принести. Раньше этим, а также ловлей рыбы (вкусной соловецкой сельди), занимались ребята, а теперь и они выходят в море на добычу водорослей. К тому же ставят рекорды – так много за один раз еще никто ламинарии, кроме них, не собирал.

Всего на этих работах работает 40 рабочих, с женами их до 60. Из них человек 10 из Константиновки и столько же из Хмельницкой области. Руководство уважает «хохлов» за трудолюбие.

Живут они в древнем деревянном доме, бывшей церкви, не на центральном острове Соловки, а на так называемом рабочем острове Малая Муксалма (от «муки» – мучиться).

Виктор говорит, что пристрастился есть водоросли просто сырыми, только что выловленными из моря. Кроме этого, когда семья развешивает пучки травы, то активно дышит ими, т.е. принимает ингаляции йода и морской соли.

По мнению Сидоровых, это единственная в мире трава, которая напрочь выгоняет свинец, цинк, тяжелые металлы, радиоактивность из организма.

– Екатерину на острове не узнать, - утверждает глава семейства, - в Константиновке же она еле ползает, а на Соловках я не могу за ней угнаться.

По общему мнению, ездят они туда не столько за заработком (хотя и это устраивает: купили детям квартиры, есть планы на автомобиль), сколько для здоровья и романтики. Друзья и знакомые, что ездят с ними, удивляются чудесам исцеления. Проходят астмы и другие хронические заболевания.

Здесь, на Севере, употребление ламинарии испокон веков было практически единственной возможностью удовлетворять потребности человека в многочисленных витаминах и микроэлементах. В справочнике сказано, что выделяющаяся растениями альгиновая кислота (ее содержание колеблется от 11 до 60%), подобна пектину и обладает способностью абсорбировать воду весом в 300 раз больше собственного. Для чернобыльцев это просто панацея - содержание радиоактивного стронция в костной системе снижается на 75%.

Из этой травы изготавливают лекарство кламин - концентрат ламинарии (в одной таблетке вытяжка из полутора килограммов травы), убивающий раковые клетки и излечивающий от многих заболеваний. Сам Архангельский опытный водорослевый комбинат по сбору и переработке ламинарии существует с 1918 года. С тех пор технология практически не изменилась.

Сидоровы удивляются, почему бизнесмены до сих пор не сделают на Соловках санаторий, ведь кроме употребления вовнутрь и в качестве ингаляций, очень полезны и ванны с раствором морской капусты.

Еще они удивляются инертности руководителей константиновских предприятий, которым они предлагали наладить получение ламинарии для улучшения здоровья рабочих, но, за исключением единственного случая, везде получили отказ.

С ними ездил литейщик из ООО «Свинец», имеющий целый «букет болезней». Поработал сезон, сдал анализы – лучшие в цехе!

Возвращаясь в Константиновку, Сидоровы становятся обычными горожанами – работают на заводах и т.п. Но душой и телом они все время там, где нет асфальта, где воздух можно пить, где злые становятся добрыми, где нет бесконечных сообщений об убийствах, наркоманах и т.п., где не слышно ни одного матерного слова (это закон на Соловках), где голова становится свежей, а мысли ясными, в монастырском спокойствии. Одним словом, на святой земле.

Сидоровы уже готовятся к новому сезону. Их волнует только изменение порядка пересечения границ. Боятся, что введут визовый режим.

На прощание Екатерина подарила мне баночку собранной и переработанной ими ламинарии. После открытия ее дома, квартиру окутал густой запах йода, моря и травы. Может, и вправду помолодею?

В.Березин.