Землепашец Степанов: хозяин тракторов, дзотов и... аэродрома

Printer Friendly, PDF & Email

О замеченном над левобережьем «кукурузнике» друзья рассказывали, как об НЛО, с увлечением и взахлеб - как летел, как эффектно разворачивался и т. д. Слишком давно их видели в последний раз над константиновскими полями. Этой весной такие самолеты вдруг вновь начали сновать над бывшими берестовскими пашнями.

Нам захотелось узнать о них побольше и мы отправились прямо к ожившей взлетной полосе, когда-то принадлежавшей совхозу «Берестовомй». Оказалось, разминулись буквально на день. Обработку полей удобрениями авиаторы закончили и улетели. А вот хозяин аэродрома (теперь это частная собственность) оказался не прочь пообщаться с журналистами и рассказать, каково это владеть собственным авиационным объектом.

Единственный в районе

Он никакой не магнат, а обычный крестьянин, в страду сутками не слезающий с трактора. Евгений Викторович Степанов управляет небольшим СООО «Агросоюз», чьи 240 га расположены на бывших землях четвертого отделения совхоза «Берестовой», вдоль красноармейской трассы. Аэродром в его хозяйстве уже 12 лет, со времен распаевания «Берестового» ему достался пай с таким имуществом. Сперва ни он, ни его семья и партнеры не радовались такому «довеску». И в самом деле, от аэродрома осталось только громкое название — всего лишь полукилометровая асфальтовая полоса в чистом поле, да руины построек при ней. Как ее применить, было абсолютно непонятно, но человек с крестьянской жилкой, Степанов сгноить ничего не позволил. Берег взлетную полосу, как умел — не давал порасти травой, обкашивал обочины. «Угробить ее было проще простого, - объясняет Евгений Викторович. - Вот в Яблуновке была такая же полоса, но ее перерыли всю — ферромарганец искали. Теперь у меня фактически единственная действующая взлетная полоса на весь район».

Попутно Степанов думал, что же делать с аэродромом дальше. Предложения поступали разные. Сперва по идее родственника — декана Донецкого университета, думали устроить на нем лабораторию для разработки солнечной энергии, даже фундамент успели заложить. Но отыскать финансирование для диковинной тогда затеи не удалось. Потом Степанову предлагали сделать что-то вроде мини-автодрома для спортивных машин. Но и эта идея не прижилась. Зато в уборку полукилометровый кусок асфальта оказался очень полезным для хозяйства — на нем хорошо сушилось намолоченное зерно.

По назначению все эти годы аэродром использовали от случая к случаю, например, когда делали аэросъемку краматорской свалки. Однажды какой-то легкий самолетик совершил здесь вынужденную посадку — кончилось горючее. Пилот сначала удивился, что при готовой полосе нет заправки, потом, вникнув в ситуацию, узнал, что тут уже 12 лет даже электричества нет, и поразился, что такая полоса вообще сохранилась.

Сравнительно недавно с маленького аэродрома возобновили коммерческие полеты по обработке окрестных сельхозугодий удобрениями. Почва на полях еще слишком влажная, так что подкормка селитрой с воздуха - самое то для ослабевших озимых. Отбывшую летную команду ждут назад к концу весны — вносить гербициды. Степанов пока о сдаче в аренду полосы не помышляет, хотя такая потребность может назреть. До мегаполиса, где полно небедных людей, в том числе и владельцев летных средств, рукой подать, над Клебан Быком то и дело накручивают виражи симпатичные легкие самолеты. Им такая полоса, куда и маленькие пассажирские аппараты могут приземляться, - точно пригодилась бы. Но пока серьезных предложений не поступало, и Е.Степанов в глубине души даже рад: «Не люблю, когда около хозяйства чужие люди ходят, у нас и так слишком людно».

Незванные гости

Когда бывший железнодорожник, сын берестовского тракториста Евгений Степанов с семьей, получив паи, взялся хозяйничать на СООО, то не думал, что окажется на таком оживленном перекрестке донецкой степи. На границе с его землей — остатки скифского поселения, куда периодически наведывается разный народ с миноискателями. Рядом - красноармейская трасса, откуда зимой на подворье то и дело бегут за помощью хозяева дорогущих машин - вызволять их из сугробов. Недалеко есть еще и дзоты, остатки оборонных сооружений времен Союза, на подходе к бывшей ракетной части в девятом совхозе. Там тоже периодически бывает разный народ. Но кто по-настоящему отравляет крестьянам жизнь, так это металлисты. Часть бывшей оросительной системы «Берестового» добывают из земли какие-то старатели. Прямо в полях Степанова буксует тяжелая техника и выкапывает трубы-пятисотки. До металла Евгению Викторовичу дела нет, но его возмущает, что старатели портят плодородный слой земли. «Перерыли гектаров сто, по озимым, по уже готовым под посев полям. Каждая такая траншея наносит земле тяжелые раны, машины перемешивают слои почвы, поднимают наверх глину. Теперь на этом месте ничего родить не будет, пашня восстановится через десятилетия!» - кипит Е. Степанов. - Соседний «Импульс» на своих полях охрану и шлагбаумы поставил и вообще не пустил их к себе, и правильно. А мы такого позволить не можем». Правда, на губителей земли Евгений Степанов никуда заявлять не стал, добиться возмещения убытков, уверен он, все равно не удастся, стало быть, и тяжба будет пустой потерей времени.

Пахать и надеяться только на себя

Земли в его распоряжении немного — всего 240 га, дорог каждый квадратный метр. Статус хозяйства — СООО, хотя по размерам это типичное фермерское подворье, всех работников не более пяти. В начале своей деятельности пытались здесь заниматься овощеводством. Но без полива и спецтехники не осилили это направление, так что теперь основной продукт «Агросоюза» — зерновые. Поддержкой из госказны Степанов никогда принципиально не пользовался, хотя «мясо» на кости хозяйства нарастало очень не просто. Уходили из «Берестового» с рухлядью вместо техники, трактора стояли в чистом поле, как раз около аэродрома. Затем потихоньку возвели навесы и сараи. Докупили трактор, аккуратно платят владельцам паев за аренду земли. И самое главное — сумели соскочить с кредитной «иглы», несколько последних лет не пользуются заемными средствами. Рецепт этого чуда от Евгения Степанова прост : «Не надо растрачивать средства на дорогие машины и красивый ремонт. Если нужно было, - сидели на супе и хлебе всей семьей, лишь бы выкарабкаться. Пускали в дело каждую полученную копейку».

Сам Евгений Степанов полностью отвечает представлениям о настоящем хозяине: резковатый, ершистый трудоголик, вышедший в поле сразу после операции - весенние работы не ждут. «А по-другому в сельхозпроизводстве быть не может, - говорит Степанов. - Хочешь, чтобы все крутилось, — работай сам. Поначалу у нас были люди, которые думали, что если у него есть пай земли, то он уже латифундист. Работать в хозяйстве отказывались, только ждали, когда прибыли сами собой потекут»...

Категорическое нежелание Степанова контактировать с бюрократической системой вылилось в то, что официальным директором СООО он не стал, эту должность занимает супруга Евгения Викторовича. «Когда «Берестовой» делился на паи, в РГА вроде бы ни при чем были, говорили - «разбирайтесь сами, кому какой трактор, и по какой стоимости», - вспоминает Евгений. - А теперь пиши им отчеты всякие, будто я сам не знаю, когда мне удобрения вносить и куда девать свое зерно. Теперь вот даже в санстанцию какую-то бумажку писать надо. Недавно предложили льготную солярку по 9,6 грн. за литр! Но нам она не нужна, отчетами потом замордуют. С осени своей запаслись, на ней и будем работать».

Грядущего рынка земли и всех связанных с ним мрачных прогнозов Евгений Степанов не страшится. Для себя он уже присматривает поле деятельности. Даже если владельцы вдруг ринутся распродавать паи, он переключится на организацию семейной фермы. Живность и сейчас содержат на подворье «Агросоюза», хоть и не в промышленных масштабах, зато вполне разнообразную. Откармливают свинок, разводят кур. Причем, в качестве своего продукта Евгений уверен — он экологически чистый, домашний. Никаких методик для этого Степановы не изобретали, растят животных как в старину, без добавок и химии, в загонах, на свежем воздухе. А за медом с их пасеки заранее выстраивается очередь из любителей первоклассного продукта. В ближайших планах у Евгения Викторовича — закупить нескольких телочек на пробу. Хотя на широко разрекламированные обещания государственных дотаций он не рассчитывает. Как и всегда, надеется только на собственные силы и опыт.

В.Гейзер.