В строке остается душа

Printer Friendly, PDF & Email
Уважаемые земляки, вырвавшись из плена суеты и различных неотложных дел, предлагаю несколько своих новых лирических стихотворений. Одно из них “Милостыня” было напечатано в 2004 году в коллективной книге прозы и стихов, изданной малым тиражом и затерялось в ней. Благодарю всех тех, кто своими звонками и вопросами искал встречи со мной, был озабочен моим долгим молчанием.


В строке остается душа


Я строже к себе год от года,
Чеканю строку не спеша:
Поэты из жизни уходят,
В строке остается душа.

Не надо оваций мне в зале,
И книги не надо большой.
Мне надо, чтоб люди сказали,
Что строчки пишу я душой.



Под терриконом, среди поля


Опять в степи, под терриконом,
В могилы смотрят тополя;
И принимает с тяжким стоном
Гробы донецкая земля.

Не могут люди больше плакать,
От горя выплакав слезу;
А на погосте - снег и слякоть,
И слухи разные ползут.

Все слухи горькие о том же -
Про жизнь шахтеров и судьбу.
Возле могил шахтерских бомжи
Ждут, когда хлеб с гробов дадут...

Бомжей зароют тоже скоро,
И в общем горе невдомек,
Что бомжи - бывшие шахтеры,
Рубили в шахтах уголек...

Под терриконом, среди поля,
Уже расходится народ...
В забой зовет шахтеров доля -
Домой живыми не вернет.



Милостыня


Просила милостыню
Женщина слепая -
Монетки в кружку падали,
Звеня.
Я дать не смог и прошептал:
- Родная,
Нет ни гроша
Сегодня у меня.

Она сказала:
- Ничего, что нету,
Пускай Господь
Воздаст тебе вдвойне...
В слепых глазах,
Добром души согретых,
Я видел слезы
Участи ко мне...

На ней был плащ,
Платочек летний яркий.
Шел первый снег
И таял на лету,
А мимо нас
Спешили иномарки,
Бросая комья грязи
В нищету.



У обители


Брату Валентину

Мы растратили годы, обидели,
Пронесли через грязь и цветы.
С золотых куполов на обители
Строго смотрят нам в души кресты.

Видно, время пришло успокоиться,
Вспомнить всех, перед кем мы в долгу,
И под медную проповедь звонницы
Не терять свою жизнь на бегу.

Знаешь, мне в эту осень багряную
Все земное вдруг стало родней -
И заботы мои постоянные,
И обиды врагов и друзей.

Я в глазах стариков у обители
Вдруг заметил вселенскую жаль:
Мы, земли торопливые жители,
Зря спешим в невозвратную даль.



Осень


Играет ветер
Мертвою листвою
В истлевших
Красках летней красоты.
На этот праздник
Вечного покоя
Пришли случайно
Поздние цветы.

А в небесах
Торжественной зарницей
Горит
Над черной тучею рассвет.
И в этом мире
Снова повторится
Все то, что было
Много-много лет.

И журавли,
Летящие устало,
Пронзили криком
Озимь и сердца,
Благословляя
Вечное начало
В истлевших красках
Вечного конца.



Звезды


Матерей не всегда мы жалеем.
На земле в суматошные дни
Наши матери быстро стареют,
Превращаются в звезды они.

Надо мною небесная роздымь
Вновь в сиянии ярком слилась,
Там, где светятся вечные звезды,
И звезда моей  мамы зажглась.

Даже в ночь, когда звезд
В небе нету;
В грозовой, разъярившейся, мгле
Слышу я, как звезда своим светом
Охраняет меня на земле...

Матерей не всегда мы жалеем.
На земле в суматошные дни
Наши матери быстро стареют,
Превращаются в звезды они.



Степи


Ой вы, степи, степи, степи, -
То полынь, то лебеда -
С колыбели, словно цепью,
К вам прикован навсегда.

Вырос я в широком поле,
Пела песни мне трава;
Для меня степная воля,
Как для птицы синева.

Городским давно считаюсь,
Но во сне и наяву
На асфальте сером маюсь -
А в родной степи живу.

Мне не надо счастья больше,
Чем степи моей краса;
Где добычу ищет коршун,
Взяв на крылья небеса.

А вокруг так тихо-тихо,
Лишь шмели в цветах снуют.
Видно, я - потомок скифов,
Что любили степь свою.

И в крови моей и ныне
Воля гордая кипит:
Я пьянею от полыни
Посреди родной степи...

Ой вы, степи, степи, степи, -
То полынь, то лебеда -
С колыбели, словно цепью,
К вам прикован навсегда.


Николай Стукан.