Берега Торца как исконная Украина

Printer Friendly, PDF & Email
Чего только не делают с нами нынешние политики, чтобы расколоть, натравить друг на друга. В последнее время (особенно после конфликта в Грузии) все чаще и чаще слышатся голоса, что мы (Донетчина) не Украина и никогда ею не были. Политиканам выгодно разыгрывать эту карту, учитывая соседство с Россией и родственные связи с россиянами многих наших земляков. Но главное, что они пользуются зашоренностью и исторической неграмотностью населения, большинство из которого, кроме как советской или российской интерпретации истории, не знали и знать не желают. Будто бы не родились и не творили на нашей земле классики Петренко (автор «Дивлюсь я на небо, та й думку гадаю…»), Сосюра, Гайворонский, Тихий и др. Но есть еще один, главный аргумент, что мы живем на исконных украинских землях – это свидетельства того, что первыми постоянными поселенцами в Диком поле и на берегах Кривого и Казенного Торца были запорожские казаки.


На конференции областных краеведов, которая состоялась в Донецке 1 октября, В.Качур  выступил с докладом о роли запорожского казачества в заселении нашего края.

Об этом мы решили поговорить с Владимиром Качуром, проработавшим более 10 лет в должности начальника отдела образования Дружковки, активно занимающимся краеведением.

- Владимир Васильевич, как Вы пришли к теме казачества?

- На историческом факультете Одесского университета в 60-е годы моей дипломной работой была тема: «Формирование украинской государственности во времена Богдана Хмельницкого». Тогда и зародился у меня интерес к казачеству и запорожцам. Затем долгие годы близко с этим не соприкасался. Но в конце прошлого века, когда все заинтересовались, кто и откуда мы, когда вдруг выяснилось, что нет ясности как образовалась Дружковка и близлежащие поселения, я вернулся к запорожцам. Впервые нашел сведения о них в нашем крае у Феодосия Макарьевского в «Материалах для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» . Там говорится, что «урочище Паршаковка и есть казацкая маетность Дружковки» (Дружковка тогда была правой стороной нынешней Алексеево-Дружковки). Там так и написано: «старожитное запорожское поселение». Когда в 1709 году Запорожская сечь ушла в урочище Олешки, то многие запорожцы остались здесь. Это были характерники, харцызы, куролесы. Они в союзе с бахмутскими и маяцкими казаками страшно пугали появлявшуюся в этой местности татарскую орду.

Запорожские сечевые казаки, в отличие от донских и слободских, откликались на народные восстания, такие, как булавинское, пугачевское, разинское и другие. Зимовные же казаки в основном сидели по хуторам. К концу Сечи (1775 год) уже было около 4 тысяч хуторов-зимовников и 45 сел. Их задача была – обрабатывать землю, давать на содержание постоянного войска хлеб, мясо, деньги, мед и т.п. и нести сторожевую службу. Часть территории нынешней Константиновки и Дружковка оказались на самой границе владений запорожских казаков, потому что дальше шел Краматорск – это были спорные земли между слободским казачеством и запорожским. Их незаконно захватил потомок слободского казака Таранов, который затем перешел на службу в царское войско. Запорожцы его пытались оттуда выгнать. Он даже ездил жаловаться к Екатерине в Петербург о том, что их обижают запорожцы. Так что Таранов это уже олицетворение Москвы.

- А конкретно по Кривому Торцу есть сведения о запорожцах?

- У лучшего историка Запорожской сечи Яворницкого сказано, что уже в конце 17-го века в Зайцево (ныне территория Торца возле Дзержинска-Горловки) еще были казацкие зимовники. А в энциклопедии Брокгауза и Эфрона говорится тоже самое относительно Дружковки: в конце 17-го века под Дружковкой были зимовники, но дата не точная. А вот Феодосий Макарьевский в своем описании говорит четко, что во время, когда в 1709 году Сечь ушла в Олешки (сейчас это Херсонская область), дружковские казаки остались здесь и сидели, пугая татарскую орду. Днепропетровский архив подтвердил мне, что Макарьевский пользовался архивами полковых казацких канцелярий и церквей, которые окончательно утрачены, поэтому относиться к нему надо как к первоисточнику.

Конечно, запорожцы были здесь и раньше, но точная дата пребывания их в Дружковке, 1709 год, зафиксирована именно Макарьевским. Затем еще одна дата, которая зафиксирована в «Описании» (ее подтверждает историк Гаевой, автор «Истории Бахмутского уезда») - это 1768-69 годы, когда был последний набег татар на Кальмиусскую и Самарскую паланки (т.е. вообще на Украину). Тогда именно дружковские казаки в союзе с населением отбили орду (очевидно, это был ее отряд). Современный историк Василий Пирко пишет, что татары пытались взять Бахмут, но Бахмут им не дался. Поэтому они ушли глубже в Украину мимо Славянска в нынешнюю Кировоградскую область дальше, взяли 20 тысяч пленных и вернулись в Крым. Это был их последний набег. Однако дружковские казаки тогда отбились.

Кроме того, у Макарьевского говорится о том, что недалеко от Дружковки, на буграх речки Грузской (это сегодняшняя окраина Константиновки за пос.Червоный – ред.) находился пикет запорожского казачества. Это, очевидно, было между Алексеево-Дружковкой и Николаевкой-Грузской, потому что Николаевка-Грузская тоже возникла на месте казацких зимовников. Такой пикет представлял собой казарму, где жили 10-15 сторожевых казаков, которая была расположена в нескольких верстах от поселения. Само поселение, скорее всего, было возле реки Кривой Торец (получается, что в районе нынешнего Алексеево-Дружковского поселкового совета). На буграх недалеко от пикета всегда устанавливали пирамиду из просмоленных бочек для того, чтобы их поджигать, если увидят с вышек (ставок), что татары идут с юга. Это был сигнал для сбора населения. Очевидно, так и случилось в 1768-69 годах.

Кстати, еще на карте 1768 года, которая была создана по указанию Генерального штаба России (он был образован в 1762 году), в связи с предстоящей войной с Турцией были тщательно нанесены все населенные пункты, сторожевые ставки и пр. Там обозначены такие ставки – на слиянии двух Торцов не севере, на окраине нынешней Константиновки на юге, где сейчас находится балка Кравецкая. Думаю, что между ними — на буграх на северной окраине Константиновки (ныне пос. Червоный — ред.), тоже была сигнальная ставка-вышка запорожских казаков. Ведь именно рядом с нынешней Горловкой проходила знаменитая татарская Кальмиусская сакма, по которой орда двигалась, если шла с юга на Ливны в Россию. Еще была Изюмская сакма – в глубину Слободской Украины и далее в Россию. Поэтому, чтобы вовремя дать отпор передовым отрядам татар, здесь казаки все время следили за местностью и были начеку. Запорожцы были первыми, кто поселился здесь оседло. Татары их боялись чрезвычайно. Им было известно, что казаки настолько смелые, что легко идут даже на смерть. Так сказано в турецких хрониках. Но иначе в этом Диком поле люди бы и не смогли выжить. Только смелые и бесстрашные.

А когда разгромили Крымское ханство, тогда запорожцы России стали не нужны. И уже в 1775 году принимается решение уничтожить Сечь. Причем, вина казаков была в том, что они к таким наградам, регалиям относились непочтительно. Но, главной их виной было то, что они пытались создать свое собственное государство.

После этого началась раздача земель, которые были в общей собственности запорожцев. Землю стали давать царским офицерам, чиновникам в частную собственность. Некоторые земли попали под казенные слободы. Зайцево, например, было казенной слободой. А Дружковка попала в собственность полковнику драгунского полка Николаю Яковлевичу Аршеневскому. Кстати, одному из тех, кто участвовал в подавлении пугачевского восстания. С условием, что он за 3 года заселит дарованные 15 десятин земли.

Земли нынешней Белокузьминовки были переданы майору Котельникову. На территории нынешней Константиновки было основано имение полковника Шабельского, который возглавлял Бахмутский конный полк. А вот как до уничтожения Сечи Шабельский получил эту землю, не известно.

Затем приходит крепостное право, при котором крестьяне часто сбегали от помещиков. Что видно по ревизским спискам 1795 года. Мне удалось получить копии таких списков крестьян села Дружковка и деревни Паршаковка. Там указано, что все крестьяне были украинцами с фамилиями Шевченко, Мищенко, Дорошенко, Кошевой, Кириченко и др.

- Куда же подевались запорожцы?

- Часть из них могла опуститься до крестьян, часть сбежала к сечи за Дунай, а часть на Черноморию-Кубань. Туда запорожцев переселили, чтобы они выполняли те же функции освоения земель и их охраны.

После отмены крепостного права Алексеево-Дружковка становится волостным центром. Здесь процветает каменотесный промысел. Незадолго до отмены крепостного права Аршеневский продает свои земли Карабину.

- Мы можем хотя бы приблизительно найти место стоянок за Константиновкой?

- Приблизительно, конечно, можем. Остатков поселений не осталось, но в Дружковке на их месте была найдена монета образца 1775 года. Монеты начала 19-го века находились в забытых захоронениях и на территории нынешнего поселка Сурово.

В Алексеево-Дружковке на месте той балки, где жили казаки, сейчас ставок. Старожилы еще помнят, что там был родник, который называли «казацкая крыныця».

- Как Вы относитесь к тому, что константиновская «Просвита» выдвинула инициативу об установке символического казацкого креста на буграх, т.е. за поселком Червоный, где был казацкий пикет?

- Это замечательная инициатива. Потому что народом без памяти легко манипулировать. Если не делать таких вещей, то завтра люди пойдут за теми «недорослями» (в т.ч., например, некоторыми российскими депутатами), которые утверждают, что это все Россия и т.п. А, допустим, украинский историк Богалий говорил, что мы должны помнить, кто эти дикие поля заселял, защищал, потом орошал, отстаивал для нас, своих потомков. Мы должны знать, что здесь испокон веку были вначале запорожские казаки, а затем украинские крестьяне. И только в эпоху индустриализации началась активная интернационализация населения.

- Интересная тема – Олекса Тихий и казачество.

- Я думаю, что Олекса Тихий сам чувствовал себя казаком. Он не боялся смерти. И в этом он подобен казакам, что жили в глубине веков. Помните, об этом писал турецкий хронист-летописец. Олекса не боялся смерти за правду, за свою веру, за свою нацию. Казаки говорили: «За веру», и это значило — за свой народ. Кстати, сын Олексы, Владимир Тихий, проследил свою родословную и выяснил, что они родом из казаков самарской паланки. А мы ведь, как раз, находимся на стыке двух паланок – самарской и кальмиусской.

Интервью взял В.Березин.