Дневник константиновского вестарбайтера

Printer Friendly, PDF & Email
Продолжение. Начало в №№ 13 - 24.

Выдержки из воспоминаний


Меня пригласили на Пасху, я должен был явиться с аккордеоном.

По воскресеньям мы в обеденное время были в совхозе свободны, и я обычно шел в город, чтобы навестить Хильду. Однажды я стоял на трамвайной остановке, совершенно мне незнакомая моложавая «дама» купила мне две порции мороженого, и говорит при этом: «Товарищ, берите, покушайте, пожалуйста». Я взял с благодарностью и не поверил своим глазам, когда продавец прибавил к подарку «дамы» еще одну порцию.


Место захоронения около 300 константиновских вестарбайтеров на фрунзенском кладбище. В дневнике Серватиуса дан полный список всех умерших и погибших от невзгод в Константиновке немцев в 1945-49 годы.

Несколько дней я должен был помогать геодезисту-инженеру измерять теодолитом общую площадь всего совхоза. Вначале меня удивило, что около одного дома нужно было замерять не только ширину и длину, но и все четыре стороны отдельно. На мой вопрос, зачем делать одну работу дважды, - инженер ответил, что старые дома построены не совсем правильно, и нужно установить существующие отклонения. Я же был в точности уверен результатам измерений с первого взгляда.. Практикант, выпускник технического училища из Сталино, был на его стороне. Инженеру пришлось скоро признать, к стыду его практикантов, что я разбираюсь в деле лучше, чем любой из них.

В середине октября, после уборки урожая, в наших мастерских работы стало поменьше, нас, как «специалистов», привлек к работам агроном, мы имели преимущество по сравнению с женщинами. Я ездил во время уборки картофеля в повозке, в то время как девушки (женщины) бригадами копали картофель и очищали его.

Мулы, на которых я ездил, были результатом скрещивания осла (отец) и домашней лошади (мать). Эти животные послушны, неприхотливы, устойчивы к болезням, потому их очень ценят как рабочих животных.
Во время уборки урожая горели многочисленные костерки, в которых мы пекли картошку и даже варили разрезанную на ломтики - делали пюре. Когда агроном, по фамилии Балан, появлялся на своей двухколесной бричке, все костры должны были мгновенно погаснуть, иначе был бы большой скандал.

После уборки картофеля вся солома на полях просеивалась, чтобы ворованный картофель не был унесен или съеден. В конце концов, уступив многим просьбам женщин, агроном разрешил все же каждому человеку ежедневно уносить домой не более двух картофелин. Итак, с 7 утра до вечера все были в поисках самых больших картофелин. Всякий раз найденная большая картофелина заменялась, если находили более крупную. Мы в этом видели для себя новую цель в жизни! В любом случае в моем котелке вечером две картофелины никак не вмещались, они были сказочно велики!

Часто агроном подъезжал к полю в своей двухколесной бричке с сидящим впереди кучером, останавливался приблизительно в 50 метрах от места нашей работы и подходил пешком к группе, работавшей на уборке. Он озирался, не оставалось ли на убранной площади картофеля. Если такое случалось, а это было редкостью, он брал найденную картофелину и шел к группе, и почти радостно: «Вам не кажется, что у меня в руках «картошка? Русское золото!»

Балан был молодым, хорошо выглядел, был ухоженным и хорошо одетым мужчиной. Судя по его внешности, было подозрение, что он - сын бывших буржуа, который старается доказать своими профессиональными успехами, что он старательный работник в совхозе, руководитель производства, что и под коммунистическим гнетом он не становится менее ценным и нужным. Он производил неоднозначное впечатление: хладнокровный карьерист, старающийся обособиться, подняться над нами, избегая личного контакта с каждым из нас. Он старался обеспечить Москву рапортами о высших достижениях, чтобы «просочиться наверх», чтобы признали его неординарные способности. Он был старательным специалистом, со своими подчиненными вел себя корректно, в первую очередь требуя выполнять производственный план, поэтому он определял судьбу каждого работника, от этого зависело будто бы и его собственное существование.

Герхард Серватиус.
Перевод С.Турчиной.
Продолжение следует.