История школы №2 - история города

Printer Friendly, PDF & Email

В нашем городе не так уж много учебных заведений с более чем 110-летней биографией. Свою историю ООШ №2 — это, возможно, старейшее учебное заведение города  — возводит к 1900 году, когда при железопрокатном заводе была открыта школа для детей рабочих.

Таков был тогдашний “социальный пакет”, с появлением крупного предприятия появлялись рядом с ним фельдшерский пункт, церковь, рабочий поселок с ведомственным жильем, магазин при заводе, школа. Вроде бы, и забота о рабочем человеке. Но в Донбассе предприятия возводились в степи, вдали от городов, поэтому зависимость всей социалки от завода, т.е. от хозяина, при всех неплохих по любым меркам заработках, для рабочих была тягостной, иногда непереносимой. Здесь и потеря жилья при увольнении, необходимость при этом переезда на новое место, и завышенные цены в хозяйской лавке, и отсутствие какого-либо досуга, кроме кабака, в первые годы существования шахтных и заводских поселков.

Новое здание школы № 2. 1929 г.

Под школу отвели двухквартирный дом для рабочих на старой железной колонке, которая располагалась между Кривым Торцом и железной дорогой. Для увеличения кубатуры воздуха сняли потолок, так что над школой получилась 2-х скатная крыша-потолок. Одна учительница, 30 учеников, 3 отделения(класса): младшее, среднее, старшее, которые занимались в одном помещении одновременно. С 1905 года занятия идут уже в две смены, количество учащихся все возрастает, достигая 80 человек, администрация завода нанимает на работу вторую учительницу.

Школа на физкультурном параде. Май 1937 г.

В 1915 году бельгийцы строят новое здание школы, два класса-крыла с мезонином над ними, в котором были расположены две учительские квартиры. Это здание было разрушено в годы второй мировой войны. Расходы на содержание школы составляют в 1914 — 1915 финансовом голу 1.860 рублей 46 копеек. В эту сумму входит не только жалованье учительницам, но и освещение, отопление, покупка книг и канцтоваров. Для сравнения, в этом же финансовом году завод выдал безвозмездно на 8.602 руб. 59 коп. угля, дров и керосина своим рабочим и служащим. Расходы по больнице составили 22.949 руб. 47 коп. Квартирной платы со своих рабочих и служащих завод собрал 4.633 руб. 98 коп., а вот наградные рабочим за сверхурочные работы составили 6.001 руб. 40 коп. Кстати, на содержание полиции расходы составили 11.653 руб. 39 коп.

Школьные условия и уровень преподавания рабочих не удовлетворяли. Главной проблемой была страшная теснота. Школа просто не вмещала все увеличивающееся детское население. В революционном 1917 году это привело к тому, что среди множества рабочих требований бельгийской администрации пришлось выслушивать и претензии по школе. В августе на митинге рабочие и профком потребовали уволить классово чуждых учительниц — дочь священника Славгородскую и дворянку А.Н. Шукину, а школу расширить. Требования рабочих были выполнены. К декабрю 1917 года к школе были пристроены еще 2 класса, срок обучения был повышен до 4-х лет, правда, заниматься все равно приходилось в 2 смены, ведь училось 400 детей. Всех проблем это не решало, поэтому для части детей пришлось создавать новую школу.

А вот учительниц жалко. Учитель в земской школе получал в начале ХХ века 120 рублей в год, меньше, чем неквалифицированный рабочий на стекольном или железопрокатном заводе. Вряд ли г-жа Славгородская и г-жа Шукина получали существенно больше. Иначе они не жили бы в квартирах при школе, ведь железнодорожная магистраль проходила в 20 метрах от их жилого мезонина, завод напротив школы с его собственными 2 верстами железнодорожной ветки, грохотом телег, криками рабочих, круглосуточным заводским стуком и шумом.

В стране начался в 1917 г. пролетарский «беспредел», когда разумные и справедливые рабочие требования перемежались с невыполнимыми, а рабочие организации начали вмешиваться в вопросы оперативного управления производством и распоряжения финансами. В этой ситуации собственное хулиганство вполне могло показаться подросткам революционностью. Впрочем, не нам судить тот конфликт столетней давности.

К слову, российские педагоги начала ХХ века резко отличались от современных. Они умели самоорганизовываться, чтобы противостоять власти. Всероссийские учительские съезды поражают демократичностью и радикализмом требований. Учитель был бедным, но имел свои убеждения, чувство собственного достоинства. Над ним не было тотального государственного присмотра в виде бюрократической надстройки. Да и школы финансировались из разных источников: частных, земских, церковных, ведомственных и т.д. Учителя считались «интеллигенцией», это чисто русский термин, выдуманный писателем Боборыкиным. Им определялась прослойка образованных людей, зарабатывающих на жизнь не физическим трудом, а умственным. В дореволюционной системе ценностей интеллигенция непременно состояла в оппозиции к власти.

Школа благополучно пережила гражданскую войну. В 1918 при гетмане Скоропадском, в 1919, когда город долгое время был под властью русской Добровольческой армии,  было относительно благополучное время. Рабочий Донбасс совсем не однозначно поддерживал московских большевиков. К примеру, в 1913 - 1917 годах в Константиновке содается несколько рабочих потребительских союзов, стоящих на платформе меньшевизма: Общество Потребителей служащих и рабочих Бутылочного завода при ст. Константиновка (февраль 1916г.), Общество Потребителей служащих и рабочих Железопрокатного завода (июль 1913 г.), Общество Потребителей служащих и рабочих «Зеркального завода «Пролетарий» в Константиновке (сентябрь 1917 г.).

До февраля 1917 года рабочие организации, рабочее кооперативное движение были фактически под запретом. Даже член профсоюза воспринимался едва ли не как революционер. Добавьте сюда полное политическое бесправие промышленного рабочего до 1905 года, и станет понятен радикализм рабочей молодежи, такой, как братья Игнатьевы (см. «Провинция» от 15.12.2010). Вторая советская оккупация конца 1918  начала 1919 года с ее политикой полного государственного контроля над рабочими организациями, когда они становятся придатком государства, воспринималась местными рабочими лидерами как смерть самого пролетарского движения. Не случайно рабочий Донбасс дал тысячи штыков в борьбе против русского коммунизма. Осенью 1919-го 4-й Корниловский ударный полк, составленный из донецких шахтеров и 3,5 тысячи юзовских горняков Дроздовской дивизии,  были лучшими солдатами этих элитных частей белой армии во время её наступления на Москву. Большинство, правда, сидели по колонкам и родственникам в деревне и ждали кто победит.

Пережив ужасы военного коммунизма, когда на содержание системы образования у новой власти денег просто не было, начинается подъем школьного дела. С 1922/1923 школа становится ФЗС(фабрично-заводской семилеткой). С 1924-1925 учебного года ФЗС №2 получает еще один корпус в бывшем доме Центрера. В ней учится уже 700 учащихся и работает 14 учителей. Первый выпуск семилетки состоялся в 1926 году. Преподаватели истории любят сейчас пустить слезу по поводу постоянных перемен учебных программ, но представьте себе тех школьных выпускников, которые начинали учиться при Деникине, продолжали при военном коммунизме, а заканчивали при политике НЭПа и украинизации.

С середины двадцатых годов начинается экономический подъем нашего края. Реконструируются заводы, строятся новые. Растущее население нуждается в жилье, школах, больницах. На месте пустыря за 3-5 лет выростает новая колонка из двухэтажных домов. Туда переселяют семьи металлургов со старой. Тогда же строится в 1927-1928 годах трестом «Югосталь» новое здание ФЗС №2 на 12 классов. В сентябре 1929 года там начинаются занятия.

Здание было двухэтажным. На первом этаже располагались мастерские (переплетная, столярная, слесарная и кузнечная), раздевалка, столовая, учительская, кабинет заведующего школы и директорская квартира, на втором — классы и учебные кабинеты: природоведческий, физический и химический, прекрасная библиотека, спортивно-актовый зал. Численность педколлектива достигает 54 человек, при 2 завучах, завхозе, заведующем школы. При советской власти школа становится трудовой, поэтому уроки политехнизации в мастерских проводятся на полном серьезе, с детьми работают настоящие специалисты, а школьные мастерские производят массу нужных вещей, от наглядных пособий для кабинетов до мебели. Лучшие образцы попадают на республиканские и всесоюзные выставки.

С 1930 года ФЗС №2 переходит на украинский язык обучения. Число учащихся достигает 1200, а еще через пару лет, в 1934 г. - 1400. В том же 1930 году 400 детей-украинцев переводят из 2 школы во вновь построенную ФЗШ №9 с украинским языком обучения. Директором новой школы становится Л.И.Богуславская. Вообще, в истории константиновского образования ООШ №2 занимает незаурядное место. Достаточно сказать, что с 1917 по 1934 годы из ее состава были сформированы НШ №23, НСШ №9 (1930 г.), НСШ №16 и НШ №15 (1934 г.), СШ №10.

Едва построенная, школа не может вместить всех детей. Коллективизация, раскулачивание, затем голодомор привели к массовому переселению, часто просто бегству крестьян в города. В 1933-1934 годах возводится новое, более просторное здание 2 школы. Ученики 6-9 классов участвуют в строительстве на подсобных работах (разгружают и поднимают на второй этаж кирпич и т.д.). К 13 августа 1934 года работы закончены, кроме отделочных и постройки забора. К началу октября СШ №2 имени Героя Советского Союза Леваневского принимает учеников. Она прекрасно оборудована, при кабинетах физики и химии появляются лаборатории. Новая школа становится десятилеткой.

СШ №2 была образцовой и показательной во всей Сталинской области. Здесь сосредотачивается методическая работа, кабинет физики признается лучшим в области, кабинеты биологии и химии немногим ему уступают. В 1937 году на базе школы создается городской клуб учителей с библиотекой. Оборудуется кинобудка, а в актовом зале регулярно устраиваются киносеансы. Вторая половина 30-х — это расцвет 2 школы.

В школе было прекрасно поставлено преподавание пения и рисования, работал кружок ИЗО, руководителем которого был преподаватель черчения и рисования Дмитрий Иванович Солтыкевич. Кружковцы не только устраивали выставки детского творчества, экспонаты которых отправляли на областные и республиканские выставки. В кружке преподаватель давал уроки живописи, ваяния и зодчества. Кружковцы оформляли демонстрации к революционным праздникам, украшали здание. В годы немецкой оккупации 1941-1943 годов Д.И.Солтыкевич принимал активное участие в культурной жизни города, был активным членом «Просвиты».

В годы второй мировой/великой отечественной в школе был госпиталь. Вначале советский, потом немецкий. При отступлении немцы школу сожгли, поэтому занятия в первом после освобождения города учебном 1943-1944 году 2 школа начала в сохранившемся здании СШ №10. Изменилось и название: Мужская средняя школа №2 с русским языком преподавания. 10 школа уступила часть своих помещений, в одном крыле занималась 10-я женская с украинским языком обучения, в другом — СШ №2. Сохранившееся здание было готово принять 556 учеников СШ №2 лишь условно. Не было стекол, а кое-где и рам. Совершенно отсутствовала мебель, не было угля, да и система отопления не работала, везде был мусор. Поэтому учебный год начался с ремонта. Общими усилиями преподавателей и учеников был убран мусор, окна забиты фанерой, сделали побелку, из дому были принесены столы и стулья. Зимой стоял такой холод, что замерзали чернила, сидели в неотапливаемых классах в верхней одежде. Писать приходилось на старых газетах, не было учебников. Трудности были не только объективные, дети мерзли из-за воровства и бесхозяйственности. Из «Приказа №35» от 2.12.1943 г. по СШ №10 можно узнать о разворовывании дров и угля, бесхозяйственности завхоза, не обеспечившего хранение угля на складе под охраной, отсутствии в школе уборных.

Неплохое представление о том времени дает «Приказ №32 от 24.11.1943 г.» по СШ №10. «Ученику 6-В класса Дробошу за хулиганский поступок, выразившийся в организации взрыва заряда тола вблизи стен школы, объявляю строгий выговор с предупреждением о исключении со школы. Настоящий приказ объявить в классах! Директор В.И.Устинович.»

1944/1945 учебный год прошел в гораздо более комфортных условиях. Восстановили отопление. Заработала столовая и буфет, дети получили горячие завтраки. Застеклили окна. Появились кое- какие учебные пособия и учебники. В 1946/1947 годах в школе учатся уже 912 учащихся. Школа учится в три смены, но радуется тому, что делает первый после войны выпуск 10 класса. Тем более, что все 14 выпускников поступают в ВУЗы. Старшие классы (8-10) невелики. Разрушенную страну нужно восстанавливать, нужны рабочие кадры, поэтому обучение в старших классах школы платное, что большинству людей не по карману. После седьмого класса большинство детей идет либо в ФЗО, где получают рабочую специальность, либо сразу на завод — учеником.

В 1950 году мощная тогда организация — ОКС(отдел капитального строительства) завода им. Фрунзе — приступает к восстановлению школы. Эта реконструкция, завершившаяся к октябрю 1951 года, придает зданию школы тот облик, который мы видим сегодня. 5 октября 1951 года стал для школы праздничным днем. Днем во дворе СШ №10 состоялся короткий митинг, и колонна школы №2 во главе с директором А.Т. Лозинским с развернутым знаменем школы двинулась обживать свою восстановленную школу.

2 школа и создавалась как заводская, и сто лет, пока металлургический завод им. Фрунзе не развалился окончательно, была его подшефной. Поколениями в ней учились дети металлургов и сами будущие металлурги. Трудно назвать еще какую-либо школу, история которой столь тесно переплелась с историей города.

И.Бредихин, преподаватель КПЛ.