Краткая история 135-ой Константиновской танковой бригады. Часть 15

Освобождение Донбасса и Левобережной Украины. Часть V

Printer Friendly, PDF & Email

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12. Часть 13. Часть 14.

Мы уже отмечали сложность описания ночного боя за освобождение нашего города, ведь здесь действовали небольшие (по 2-3 машины) группы танков 135-й бригады с десантом автоматчиков. Часть из них, выйдя на окраины города, не торопилась наступать, ожидая рассвета, другие же пошли вперед. Но сколь-либо серьезных боев на правобережье не было. Н.С.Приведенцев вспоминает зарево пожаров над Константиновкой в ночь с 5 на 6 сентября — это немцы жгли город. Успели сжечь 580 строений и 180 надворных построек. Разрушения распределились по районам города крайне неравномерно. Больше всего пострадали крупные здания и заводы. Маленькие одноэтажные мазанки, составлявшие основную массу строений тогдашней Константиновки, немцы сжечь попросту не успели, за исключением нескольких районов (например, Червоного).

Рота автоматчиков 135-й ТБ, призванных в г. Константиновка

Население с радостью и радушием встречало освободителей. При наведении переправы на Николаевском поселке вместе с саперами 135-й бригады работали и десятки местных жителей. А на снятых с петель воротах плавали и руководили процессом начальник инженерной службы бригады ст.л-нт Н.В. Вихров и командир саперного взвода лейтенант Бушмин. Одна из жительниц поселка пригнала к переправе взятого ею в плен своего немца-постояльца. Практически во всех домах на Николаевском всю оккупацию квартировали немцы. Были нормальные, были уроды. Немец-квартирант этой нашей землячки выгнал ее с детьми жить в сарай, а сам занял весь дом. Вот женщина за две зимы и осерчала. Когда с утра 6 сентября немец прибежал за своими вещами, то смелая и озлобленная женщина перетянула постояльца черенком от лопаты поперек спины и погнала своего обидчика в плен.

Впрочем, не все строили переправу. Наверху над поселком, примерно там, где сейчас стоит военкомат, а был детский садик, остался бесхозный немецкий склад. Но Красной Армии он не достался. Местные жители быстро его растащили. Вещи там были ценные: стройматериалы, гвозди, водка, некий счастливчик выкатил оттуда даже немецкий мотоцикл с коляской.

Молодежь, подросшая за два года оккупации, едва увидев советских солдат, рвалась с ними в бой. Но те отмахивались: “Здесь будет военкомат, проситесь в 135-ю танковую бригаду”. Военкомат развернули в ДК “Металлург”, первых добровольцев, рвущихся в бой, действительно зачислили в 135-ю бригаду подполковника М.З. Безнощенко. Всего их набралось человек 300. Так, 7 сентября 1943 года пришел записываться «в часть, которая освобождала наш город» Михаил Сидоров 1925 г.р., который работал при немцах в часовой мастерской. Там выдавали продуктовые карточки и была бронь от отправки в Германию. С ним пришел его сосед и ровесник Толя Яшин. Три дня подготовки, - и молодые автоматчики отправились догонять бригаду уже за Красноармейск.

Воспользовавшись наведенной переправой, танки 135-й бригады пошли в авангарде 23 ТК на 9-й совхоз и далее на Красноармейск. В Донбассе лучший генерал Гитлера Манштейн, к тому времени получивший фельдмаршальские регалии за взятие Севастополя, попытался повторить тот финт, который удался Моделю в феврале 1943 на Ржевском выступе. После Сталинграда и последующего обрушения фронта на север до Воронежа, у немцев образовался разрыв фронта в несколько сот километров, не прикрытый практически ничем. Вот немцам и пришлось вывести свои войска из Ржевского выступа, чтобы за счет сокращения линии фронта перебросить 12 освободившихся дивизий на юг. Тогда наша разведка с опозданием среагировала на отход противника. На Ржевском выступе немцы разрушили все. Вывезли все свои тылы, угнали русское население, заминировали дороги. Даже начавших преследование, темп продвижения наших войск не превышал 6 км в сутки. Но там не было таких генералов, как Лелюшенко и Малиновский, а был бездарный Соколовский, человек Буденого и Жукова, которому за всю войну так и не удалось провести хотя бы одну удачную операцию. Бездарный строевик, он заканчивал войну на штабной работе, но карьеру сделал в армии блестящую.

Повторить свой ржевский успех в Донбассе немцам не удалось. 5-6 сентября 1943 г. 23 ТК и 1 Гв.МК уже вышли на оперативный простор. Многие дороги были заминированы, но при хорошей погоде двигаться у нас можно и по несчитанным проселочным. В константиновском районе серьезных боев с немцами не было. Села брали почти без боя. Немцы уходили по балкам, проселкам, там их настигали и уничтожали. А на дорогах противник, чтобы задержать наше продвижение, устраивал засады.

В одной из них и сгорел БТР 135-й броигады с разведчиками. Подбили немцы и Т-34, который попытался уничтожить вражеское орудие, бившее из засады. Тогда за решение этой задачи взялся сержант Белозеров, двое танкистов из экипажа сожженного танка и ст.л-нт Мартышин. Трое были вооружены пистолетами, а у Белозерова был автомат и две гранаты. Подкравшись по-пластунски по рву, обрамлявшему сад, группа приблизилась к врагу метров на 20. Белозеров метнул одну за другой обе гранаты, после чего наши бойцы бросились вперед. Они обнаружили двух тяжелораненных немецких артиллеристов, а третьего, как потом выяснилось, командира орудия, награжденного Железным крестом, танкисты взяли в плен. На стволе трофея было много отметок об уничтожении наших танков.

В этот момент подъехало несколько грузовых автомобилей бригады, а с ними и М.П.Ройз, командир роты управления, который говорил по-немецки. Он помог Михаилу Захаровичу Безнощенко в допросе пленного. Тот показал, что ему, как и другим солдатам его части, смертельно надоело воевать и они при условии сохранения им жизни готовы сдаться в плен. Он пообещал привести из балки, что проходит слева от дороги, большую группу солдат. Командир бригады ему поверил. Снял с него награду, а самого отпустил. Немца не было приблизительно час времени, а затем из балки показалась большая группа вражеских солдат. Безнощенко приказал экипажу танка занять свои места внутри и быть начеку, все напряглись, когда оказалось, что немцев много и они вооружены. Но немцы послушно сложили оружие. Командир орудия получил обратно свой Железный крест. Подполковник Безнощенко назначил его старшим в группе военнопленных. Все они были погружены в грузовую автомашину и без сопровождения только с водителем, отправлены в тыл.

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.