Краткая история 135-ой Константиновской танковой бригады. Часть 6

Printer Friendly, PDF & Email

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Приказ наркома обороны И.В. Сталина №227 (продолжение)

Теперь становится ясным, что помешало выдвинуть бригаду на исходные позиции затемно. Она уже получила 29 июля вечером приказ выдвигаться из штаба 51-й армии, но затем он был отменен из-за необходимости доставить в бригаду и зачитать приказ Верховного Главнокомандующего №227. Искать бригаду ночью в степи в непосредственной близости от немецких позиций было чревато попаданием машины с офицером связи и приказа в руки врага. К тому же, там невозможно было общее построение бригады со всеми полагающимися ритуалами. Военная необходимость была принесена в жертву необходимости политической. О том, что все это было именно так, подтверждает свидетельство полковника Н.Е. Глухова: «Очень впечатляющими были слова этого приказа, зачитанные всему личному составу бригады перед наступлением». Высокий боевой дух танкистов 135-й бригады никто не ставит под вопрос. Они действительно продемонстрировали отвагу, наступательный порыв, героизм. Но именно необходимость ознакомить личный состав с приказом Сталина привела к неудаче контрудара. 

Нужен ли был этот контрудар 135-й бригады? Какая возможность из-за потери внезапности была упущена? 30 июля 1942 года две(!) танковых армии немцев шли на Сальск и Кавказ, и глубина прорыва достигла к вечеру 120 км. 135-я и 155-я танковые бригады наносили удар им во фланг и вполне могли выскочить на тыловые коммуникации 1-й и 4-й ТА врага. То, что в атаку пошли только танки, можно объяснить лишь этой целью. Бой с немецким пехотным фланговым прикрытием командующего Донской группой Малиновского и начштаба фронта Антонова не интересовал. Всего лишь несколько танков, даже не бригада, оказавшись на дороге с немецкими колоннами снабжения, могли обездвижить немецкие танковые корпуса. Задача 135-й бригады могла быть такой. Жаль, что красивый замысел наших генералов оказался обречен на неудачу досадным переносом времени наступления.

Лишь в контексте неудачного августовского наступления Маршала Жукова под Москвой становится ясен замысел сталинского приказа №227. Он не только об обороне. Представим на миг, что наше наступление под Ржевом закончилось триумфом. Была разгромлена и капитулировала 9-я армия Моделя, а не 6-я Паулюса. В таком случае не было бы битвы на Волге, ведь какой смысл идти на Кавказ и Сталинград, когда твой фронт рухнул на центральном (берлинском!) направлении. Но какой бы вой подняла в этом случае коммунистическая пропаганда: «Приказ, который изменил ход Великой Отечественной». «Святой Иосиф, который словом творит историю». Я не сильно преувеличиваю. Передо мной лежит газетная вырезка 2007 года газеты «КП Украина» от 7 августа, где автор Ю.В. Рубцов так и пишет: «Сталин издал знаменитый приказ №227, который изменил ход войны». А больных наложением ладоней рук Сталин не лечил?

В прошлом году были у нас волонтеры, опрашивали остарбайтеров. Естественно, общались. Один из наших земляков-украинцев начал сравнивать Гитлера и Сталина. Типа, кто матери-истории более ценен. И как-то вышло у него, что бесноватый посимпатичнее будет. Сталин все больше своих репрессировал-голодоморил, а тот — чужих, евреев да славян. Да и для арийцев своих и дороги хорошие построил, и с безработицей справился. Видно было, что логика эта для приезжего австрийца была неприемлема. Он, с трудом подбирая слова, отвечал: «Гитлер что, сам те автобаны строил? С лопатой?» Логика ответа была ясна: «Не надо путать свершения народа и потуги раздувающего щеки политика».

Приказ №227 сыграл свою неоднозначную роль в военных усилиях народов Советского Союза. Но тектонические сдвиги в сознании союзных народов уже произошли к моменту его оглашения. Боевые действия уже приняли характер Отечественной, освободительной войны. Об этом свидетельствует хотя бы то, что именно в июле 1942 года впервые с начала войны число убитых на фронте наших солдат превзошло число взятых немцами в плен. Без всяких сталинских приказов. И не дано было тирану творить историю словом, как бы ему ни хотелось уподобиться Тому, кто превыше нас.

И не будем забывать вторую заповедь: «Не сотвори себе кумира».

И. Бредихин, преподаватель истории КПЛ

Продолжение следует.