На родине Сергея Прокофьева

Printer Friendly, PDF & Email
Наша газета продолжает знакомить читателей с уникальными уголками родного края. В эту субботу “Провинция” организовала поездку на родину одного из самых известных наших земляков - композитора Сергея Прокофьева.



Маленький Сережа в Солнцевке.

В эти дни музыкальная и культурная общественность мира отмечает 116-летие со дня рождения С.С. Прокофьева. Благодаря газете “Провинция”, не устающей находить “удивительное рядом”, я попала на экскурсию в музей Прокофьева на его родине. К своему стыду - впервые. Хотя это в каких-то 1,5 часах езды от Константиновки.

Его имя уже давно принадлежит всей мировой культуре. Хотя в любом энциклопедическом словаре читаем: “выдающийся советский композитор, пианист, дирижер...”.

Львиная доля его жизни прошла за рубежом (США, Великобритания, Франция, Италия и т.д.), хотя для всего зарубежья Прокофьев - это, безусловно, Россия...



Музей расположен в здании бывшей земской школы, в которой преподавала мама композитора.

И только  нашему с вами краю безраздельно принадлежит счастливая случайность его рождения здесь. И детство (до 13 лет). То есть, именно тот отрезок жизни, в который, по мнению ученых, человек и формируется, и определяется раз и навсегда как личность. Загляните в свою душу: все наши мечты, радости и страхи, способности и привязанности, память, речь, главные “люблю” и “не люблю”; все самое сильное, тонкое и нежное - оно из детства. Мы все родом из детства.

Наверное, поэтому знаменитый на весь мир человек, окончательно покинув родимый край в 19, прожив долгие 62 и объездив пол мира, всю жизнь тосковал по “милой Солнцевке”. Хотел вновь ее увидеть, о чем писал в дневниках и письмах. И, наверное, выражал в музыке.

В музыке, которая была неожиданной и, по меньшей мере, странной для начала прошлого века. Уж слишком опережала время, ставя порою в тупик и дирижеров, и постановщиков балетов. Она и для сегодняшнего времени не совсем проста.




Часть музейного комплекса - действующая Свято-Петропавловская церковь, 1840 года постройки.

Но я не о музыке Прокофьева. И не о биографии, о которой можно прочесть в учебнике. Я хочу поделиться впечатлением. И удивлением.  Только тем, что я увидела - вовсе не глазами преподавателя музыки. Просто глазами человека, не ожидавшего от этой экскурсии ничего такого уж неожиданно - нового. Ведь все интересное происходит всегда “где-то”. А то, что рядом - всегда как-то мимо. И нет чудес там, где живешь. И нет пророков в своем отечестве.

Тем  удивительнее открытие. Нужно только увидеть.

...Я видела эту самую “милую Солнцевку” - малюсенькое затерянное в Красноармейском районе село Красное (население 800 человек, в местной школе учатся 103 ребенка, “ближайший” по возрасту первоклассник пойдет в школу только через 4 года - пока растет...).

Оригинальный для небольшого села музейный комплекс (музей в 1991-м году создавали ленинградские специалисты) и большой памятник сидящего композитора у входа. Но вокруг - такой простор, и над всем этим - такое небо... Такая свежесть - в каждой травинке, каждой мокрой веточке, кое-где уже цветущей...

Ни души. Только раз в году сюда приезжают люди со всех концов света.

В этот день мы были единственными посетителями. Младший научный сотрудник Елена Владимировна водила нас по пустым, настывшим залам, а мы задавали каверзные вопросы, комментировали, и, в конце-концов, экскурсия превратилась просто в беседу.

...Я узнала, что у Прокофьева были две сестренки. Обе умерли совсем маленькими, не осилив период прорезывания зубов - и потому так дорог родителям был родившийся после них Сережа. Быть может, забрав две едва начавшиеся жизни, Бог наградил третью таким ярким талантом?.. А еще мама мальчика музицировала на рояле по 4-6 часов в день. Это было нормально в те времена. Образ жизни.

Не сохранился дом, где жили эти люди. Но Свято-Петропавловская церковь, где крестили нашего знаменитого соотечественника, сохранилась. И запись о его рождении 11 апреля по старому стилю и о крещении в этой церкви - тоже. “Рукописи не горят”.

Именно благодаря семье священника сбереглись подлинные вещи дома Прокофьевых: самовар, столик, зеркало. И пожелтевшие фотографии (это совсем не то, что фотографии в учебнике муз. литературы!). Можно лишь догадываться, сколько рук бережно хранили эти “живые” вещи, - чтобы мы могли их увидеть.

Мне запомнились афиши тех лет, реквизит из киностудий, театральные костюмы, пуанты с автографами  балерин, танцевавших  Золушку... И много редких книг, альбомов, изданных на разных языках.

...Затерянная среди полей Солнцевка. Когда-то сюда не ленился приезжать еще один известный музыкант - Р.М. Глиэр. Два лета он провел здесь, занимаясь с талантливым мальчиком и ходатайствовал перед Петербургской консерваторией, чтоб сделали исключение и приняли 13-летнего Сережу.

Я узнала, как драматично пересеклись жизнь Прокофьева и сталинская эпоха, оборвавшись в один день. Даже похороны композитора и зловещего вождя проходили в один день - процессии шли буквально параллельными улицами, но в разные стороны. И трудно было купить цветы для музыканта.

Все потомки Прокофьева живут за рубежом - не проявляя особого интереса ни к исторической родине прадеда, ни к его творчеству. Лишь один единственный Габриэль, занимается чем-то близким - модернизирует музыку своего предка в электронную.

Родственница Сергея Сергеевича, Софья Прокофьева, живет в Москве, пишет детские книжки (например, “Приключения желтого чемоданчика”).

В музее оборудован небольшой концертный зал на 120 мест. И пока мы бродили, разглядывая экспонаты, где-то отдаленно звучал рояль. Ребенок пробовал инструмент. Еще и еще раз повторяя прокофьевскую “Прогулку” - через несколько дней конкурс юных пианистов “Прокофьевская акация”. Наверное, в этих стенах музыка звучит особенно - совсем не так, как в классе.

А в самом селе Красном музыкальная школа закрыта (нет  преподавателей, не хотят ездить в глушь). Заперты классы и зал, пропадают от сырости два рояля...

Тихо в селе Красном, бывшей Солнцевке...

Но раз в году приезжают сюда люди со всех концов света. С музеем сотрудничают искусствоведы, музыканты, преподаватели, артисты театров и балета из Москвы, Петербурга, Киева, Донецка, энтузиасты из Московской детской музыкальной школы № 1 им. С.С. Прокофьева. Здесь были Пахмутова и Добронравов. Посол Великобритании Роберт Бринкли со своею женой Мэри, посетив музей, стали его друзьями и не раз оказывали свою помощь. Приезжают люди, знающие о нашем земляке гораздо больше, чем мы.

Наверное, им нравится родина Прокофьева. Этот ветер, это небо, свежесть, сосны... Ощущение космического простора и свободы. Соприкосновение с иным временем. Ведь ландшафт этого места остался прежним. И облака, и воздух. Подышать этим воздухом приезжают любители музыки Прокофьева из Западной Европы и США. С трепетом просят разрешения поиграть в этих стенах... Здесь это разрешается всем.

...Мы уезжали из безлюдного “зачарованного царства”, а у самой трассы сидела лисица. Я впервые видела живую лису не в зоопарке. А потом взлетел фазан...

А мне так захотелось, чтоб в этом сказочном месте было больше детей, и чтоб работала музыкальная школа, и чтоб все юные музыканты наших донбасских городов побывали там.

И не будучи такой уж страстной поклонницей С. Прокофьева, я испытала вдруг потребность послушать или поиграть эту музыку - с новым, другим теперь чувством. И с кем-то поделиться.

Только впечатления. Но почему-то всю ночь с 23 на 24 (по новому стилю) так легко ложились на бумагу строчки о человеке, который родился 116 лет назад. Здесь, недалеко, на нашей земле.

Галина Кулинич, преподаватель школы искусств.