Освобождение Константиновки глазами очевидцев

Printer Friendly, PDF & Email
Скупые строки фронтовых сводок. Судьбы сотен тысяч, запечатленные в географических названиях на пожелтевшей от времени бумаге. Боль поражений и радость побед, пробивающаяся на страницах газет военного времени. Дано вновь ощутить лишь тем, кто читал эти строки еще тогда. Под свист пуль на фронте и вой сирен воздушной тревоги в тылу.



Ветераны. Труженики тыла. Те, кто всей душой, опаленной пламенем той ужасной войны, тянулись к Победе, истекая кровью. Те, чьими руками было создано самое могущественное государство, и кто стал свидетелями кризиса и разрушения этого государства. Павшие жертвами нерадивого руководства. Все чаще они слышат в свой адрес упреки внуков и правнуков. Мол, зря старались, если бы вы позволили немцам победить, то сейчас бы жили припеваючи, и ни в чем не нуждались. А на попытки рассказать о былом, получают ответ, - “меня это не интересует”.
Но закон жизни не обойти, торопливые и безразличные спохватятся, да будет поздно. А любители “легкой жизни” пусть вспомнят Бабий Яр под Киевом, который был в каждом оккупированном городе. Времена изменились, история переписана. Теперь Великая Отечественная - конфликт России и Германии на территории Украины. Сейчас, как и в советское время, продолжается странная игра с фактами, словно цифры и политические оттенки могут иметь отношение к страданиям, смерти и отваге. И, словно не было попытки Германии завоевать мировое господство, а при слове “геноцид” возникают ассоциации с “голодомором”. Значение же страшного слово “бреннер” известно лишь узкому кругу посвященных. Что ж, забвение - неизбежная грань прошлого. У новых поколений, разбивающих и продающих, как лом, мемориальные плиты братских могил, свои проблемы и новые интересы.
Но бесспорно одно: Вторая Мировая война была знаковым событием, поворотным пунктом в истории человечества, эмоционально отмеченной точкой в пространстве и времени. Все то, что не в состоянии передать печатное слово ныне живущим, всей той колоссальной энергетикой тех далеких событий. Ее несет голос Левитана, проникающий в самые сокровенные уголки сознания, вызывающий трепет, словно величественный благовест церковных колоколов, пробуждающий и очищающий душу.
- “От советского информбюро...” Амвросиевка, Дебальцево, Мариуполь, Сталино, Чистяково, Горловка, Краматорск, Авдеевка, Константиновка, Славянск, Изюм, Красноармейск... 63 года назад, преодолев упорное сопротивление постоянно контрнаступающего противника, советским войскам удалось отбросить врага к Днепру. Дорогую цену пришлось заплатить за Восточный регион Украины. В воспоминаниях участников боевых действий, которые были опубликованы в советское время, цензоры и профессиональные консультанты-писатели отретушировали все эпизоды, которые не вписывались в концепцию победоносной погони за трусливым противником. Мемуары немецких солдат и офицеров, опубликованные в Европе, до последнего времени были доступны лишь специалистам. Но сегодня, изучая труды иностранных авторов и общаясь с очевидцами, которые пережили оккупацию или принимали участие в боевых действиях, можно восстановить объективную полную картину прошлого нашего города. Здесь в один клубок сплелись пороки и добродетели, трусость и невиданные вершины мужества, предательство и стойкость.
Сейчас мало кто помнит, что Константиновка была на пороге освобождения еще в феврале 1943 г. В ходе Барвинковско-Лозовской операции части танковой группы генерал-лейтенанта Попова обошли, упорно обороняемый немцами, Славянск. Они двигались по левому берегу Кривого Торца и вошли в Константиновку со стороны нынешней Новоселовки. Несколько танков достигло нынешнего Южного путепровода. Там они были атакованы самолетами противника, взлетевшими с аэродрома, находившегося на территории промзоны. В результате авиаудара танковый клин левого фланга советского наступления был сломлен. На протяжении нескольких последующих дней сокрушительный удар моторизированной дивизии “Викинг” настиг основную часть группы, находившейся в освобожденном Красноармейске. К 28 февраля танковая группа Попова была полностью окружена и уничтожена. Танкисты стали жертвами гордыни советского диктатора, ослепленного победой в Сталинграде. Еще на полгода наш город остался в руках врага.
В книге “Восточный фронт” немецкий автор Пауль Карель, запрещенный в советское время, вспоминает Константиновку, как один из ключевых пунктов обороны северного крыла оборонительной зоны, протянувшейся по всему западному гребню Кальмиус-Торецкой котловины - от Мариуполя до Славянска.
Мощным ударом 3-й Гвардейской дивизии в стык немецких 1-й танковой армии и 6-й армии, Юго-Западный фронт генерал-полковника Малиновского прорвал новую оборонительную зону “Черепаха” с обеих сторон Константиновки. Прорыв к Павлограду через Константиновку создал чрезвычайно сложную обстановку на юге Донбасса. Он нес угрозу всему правому флангу группы армий “Юг”. Победа Красной Армии под Константиновкой разрушила последние надежды германского командования стабилизировать фронт, остановив продвижение советских войск в самом сердце Донбасса.
63 года назад в эти осенние дни гражданское население города и окрестных сел под угрозой расправы заставили рыть оборонительные укрепления вокруг города и по левому берегу Кривого Торца. Железнодорожная насыпь на линии Константиновка-Сталино была превращена в позиции артиллерии. Оттуда предполагалось вести прямой наводкой огонь по наступающей бронетехнике. Жителей Иванополья использовали для создания противотанкового вала сразу за рекой с целью блокировать пригодные для форсирования мелкие участки.
Житель Иванополья Виктор Алексеевич Колесник был в те времена подростком. Он хорошо помнит, как накануне 6 сентября немцы покинули село, перебравшись в свежевыкопанные окопы на противоположном берегу. Возле автомобильного моста через Торец, находившегося напротив современного остановочного пункта “6-й км”, было заметно оживление. Немцы что-то крепили к опорам, и наблюдавшие издалека сельские ребята догадались, что это были мины. Немцы хотели взорвать мост в тот момент, когда через него попытаются проехать советские танки. Однако, благодаря счастливому стечению обстоятельств, взрыв не удался. Пасмурным утром 6 сентября Виктор Алексеевич заметил в своем саду какого-то человека. Он оказался бойцом передового дозора разведки. Разведчик поблагодарил парня за важные сведения и попросил передать всем односельчанам, чтобы те не покидали своих жилищ и к 10.00 схоронились в подвалах и погребах. На это время намечалась атака. Минуты ожидания тянулись необыкновенно долго. И вот, перед глазами тех, кто не выдержал томительного пребывания в темноте укрытий, минута в минуту (как и пообещал разведчик) открылось драматическое и незабываемое действо, разыгравшееся прямо перед селом на близлежащих холмах. Это был налет советских штурмовиков - фонтаны и грохот взрывов, светящиеся трассы авиационных очередей. В это время танки обошли село с юго-востока и преодолели водную преграду в районе Плещеевки. Они врывались на полном ходу в оборонительные порядки противника, перемалывая позиции. И вот уже немцы выпрыгивают из траншей и бегут, бросая винтовки, падая, сраженные пулями...
Много воды утекло с тех пор. На месте решающей схватки за город - на юго-восточной окраине и въезде со стороны Артемовска, раскинулась Сантуриновка, садовое товарищество и заводы. Давно распаханы ходы сообщений и огневые точки. И только на склонах холмов, непригодных для строительства, степной пожар, пожирающий иссушенную августовским солнцем траву, открывает проступающие сквозь тощую полынь засыпанные вражеские окопы. Раны Земли, как и раны людей, заживают. Память, как и Земля, старается избавиться от незримых шрамов души и совести людей. В круговороте последних событий, потерявших что-то незримое, но очень важное.
Вправе ли мы забывать свое прошлое? Каждый решает сам, во что верить и к чему стремиться. Для тех, кому небезразлична история родного города, всегда открыты двери Краеведческого музея. Экспонаты, собранные его сотрудниками,  могут стать путеводными вехами на пути к себе, который является первой ступенью к возрождению.
В. Николаенко, внештат. корр.