Он спас здание исполкома от взрыва, но исполком об этом забыл

Printer Friendly, PDF & Email
В нашем городе живет замечательный человек. И в любом другом городе он был бы уже давно почетным гражданином. Еще бы: сам с 1936 года житель Константиновки, лично освобождал ее от фашистов, долгие годы работал в строительном управлении, создавая облик современного города.


Михаилу Михайловичу Купянскому в следующем году исполняется 95 лет. Судьба этого неординарного человека заслуживает написания книги и, возможно, не одной. Он родом из уютного придонецкого села Закотное Краснолиманского района из крепкой селянской семьи, где все делали сами. С пяти лет Миша уже пахал на лошадях, молотил зерно, как и все, прял из собранного льна и конопли себе одежду и т.п. В 12 лет переехал к крестным родителям в Славянск, где закончил 8 классов, поступил в ФЗУ. Затем перевелся в Краматорское ФЗУ, а в 18 лет решил стать, как и его отец, военным, поступив в харьковское танковое. Проучился год и 8 месяцев, когда судьба стала испытывать паренька – он заболел тяжелой формой тропической малярии. Полгода лечили в Харькове, но потом «списали», как бесперспективного, и отправили домой. Подлечившись, устроился механиком на славянскую МТС. Заботливый земляк-закотовец, работающий в обкоме комсомола, предложил Михаилу перебраться в Константиновку на работу в «теплое местечко» - секретарем начальника спецотдела горисполкома. Переехал, но «блатная» работа не понравилась (тем более, как верующему человеку, ему претило, когда запрещали даже просто креститься). Перевелся механиком в МТС. С многочисленным семейством из Закотного построил себе дом на улице Интернациональная. Женился, ждал первенца. Но война внесла свои коррективы.

Вначале его взяли во внутренние войска по охране особо важных объектов. Охранял водоемы Донетчины. Потом перевели в полк в Ворошиловграде, где знакомый константиновец, командир роты Григорий Богодистов, взял его помкомвзвода. В этом качестве наш герой принял первый бой. Немцы тогда заняли Дебальцево, оставив наших без крупного железнодорожного узла. Их полку поручили любыми средствами вернуть Дебальцево. Бой был тяжелым. Раненого Богодистого заменил Купянский, взяв командование ротой на себя. Выстроив пулеметный расчет, Михаил залез по пожарной лестнице на контору шахты, где размещался штаб врага, и забросал его гранатами.

Здесь же получил и первое ранение – взрывом мины перебило ключицу. Но Купянский остался в строю, проходя лечение в медсанбате. За этот подвиг Михаилу Михайловичу вручили первую награду - медаль «За боевые заслуги» и присвоили звание младший лейтенант. Молодой офицер попадает в Сталинград, где руководство вспоминает, что Купянский учился в танковом училище и пересаживает его на «стального коня». С этого момента он не расстается с легендарным Т-34, начав с механика-водителя, и дойдя до командира роты. В Сталинграде, благодаря своей смекалке, помогает переправиться через Волгу и вырваться нашим войскам из окружения (поджег мазут, и мессершмитты не смогли расстреливать наступающих). За что был представлен командованием к званию Героя Советского Союза. Правда, без остановки сразу двинулись на освобождение Украины, поэтому документы начальство так и недооформило.

Михаил Купянский пользовался авторитетом не только у начальства, но и у простых солдат. Чего стоили его традиционные построения перед боем, где он лично надевал на тех, у кого их еще не было, нательные православные кресты, целовал, говоря: «С тобой теперь Бог. Он тебя охраняет…». И это было действенным – благодаря любви друг к другу и взаимовыручке, потери его рота несла наименьшие.
Так незаметно, от боя к бою, танкисты приближались к Донбассу. Группами по три танка, клином, наподобие гусиной стаи, пронеслись они по Артемовску и остановились за городом в Красном селе. Здесь, в спрятанных в зарослях под горой домиках, их встретили константиновские подпольщики. Одним из которых, на удивление Купянского, оказался Григорий Богодистов. Да и другие, бывший главврач города, узнавали и обнимали Михаила. Они рассказали, что немцев в Константиновке нет, их боевые части разместились возле аэродрома в 9-м совхозе. Но здание горисполкома фашисты заминировали.

Подпольщиков взяли в танки и помчались в город на Кривом Торце. Тихо подъехали к Харчпрому (сейчас здесь фабрика «Конти»), оставили машины, взяли автоматы, гранаты и пошли пешком. Войдя во двор исполкома, Купянский вспомнил, что на здании есть пожарная лестница. По ней он с бойцами взобрался на крышу, потом они спустились вовнутрь здания. Внизу у входных дверей сидели четыре немца и спокойно играли в шахматы. Михаил и использовал их как «миноискатели». Немцы показали все провода, что вели к взрывателям, установленным на всех «крыльях» дома.

Затем был штурм аэродрома в 9-м совхозе. Спастись смогли только два вражеских самолета. После операции командир роты дал команду собрать все трупы (около 300 человек), облить бензином и поджечь. Война есть война…

Вот так побывал Михаил в ставшем родным городе. Не было права останавливаться. Танкисты выполняли задачу уменьшения потерь главных войск. Дальше – на Красноармейск.

Затем боевой путь лежал через Запорожье, Белую Церковь, Чоп, Смоленск, Рославль, Минск. В Восточной Пруссии Купянский дал свой последний бой. Он называет это вторым Сталинградом. Здесь он также придумывал, как форсировать реку. Но его танк, второй раз за войну, был подбит, и он сам получил тяжелые ранения бедра, колена и тазобедренного сустава.

В госпитале в Минске Купянский столкнулся с необычайной щедростью и добротой белорусов. Ему и другим раненым срочно нужна была кровь для переливания. Дали объявление по радио, и сотни местных жителей быстро выстроились в очереди на донорство. Причем, в основном, это были дети. Михаил Михайлович без слез не может рассказывать, что во время переливания он обратил внимание на пробирку с донорской кровью, на которой была прикреплена записка с детским почерком: «Мне 13 лет. Примите мою кровь и будьте здоровы и счастливы. Марыся». Купянский был до глубины души растроган и долго искал эту девочку. Ведь он видел, как бедно жили эти люди. Но Марысями оказались тысячи...

После госпиталя он еще до октября 1946 года служил начальником снабжения в штабе войск отдельной правительственной связи МВД СССР в Минске. После демобилизации вернулся домой. С бывшей женой жизнь не сложилась, и он находит себе новую супругу, с которой счастливо прожил до старости, нажил детей и внуков.

Кстати, после войны ему за боевые заслуги (как, например, и герою Советского Союза Корсуню), государство построило жилой дом по ул. Ленина на Червоном, где он сейчас и проживает.

Первые пять лет после демобилизации Купянский работал заведующим чайной (потом ресторана), расположенной по ул. Ленина рядом с почтой. Затем его вызвали в горком партии и сказали, что хватит заниматься ерундой, предложили работу начальника отдела комплектации строительного управления №1. В этом управлении, построившем многие жилые и нежилые здания города, Михаил Михайлович и проработал до пенсии.

В те годы, по мнению Купянского, власти его понимали и уважали. Теперь же в словах ветерана звучит обида на нынешнего мэра и его команду. Ни аптеки, ни почты, ни нормального магазина на Червоном так и не построили. Да и легковой автомобиль вот уже 8 лет как обещают. И на город, с таким трудом отстроенный, без боли смотреть не может.

Что касается причин, по которым ветеран прожил такую долгую жизнь, Купянский говорит, что это вера в Бога и отказ от курения и злоупотребления алкоголем.

Ну и, конечно, добрая кровь Марыси.

Comments

Деду респект!

А нашего мэра в топку!
Понаводил чурок в город!
Раздолбал его  к чертям....
ПОЗОР!!!