Сын и отец: столетний юбилей Николая Петровича Левченко

5 мая 1912 года исполняется 100 лет со дня рождения нашего земляка — Николая Петровича Левченко. Более крупной фигуры в области архитектуры, живописи, скульптуры земля константиновская не родила.

Так сложилось, что архитектурный облик нашего города во многом создан талантом Н.П. Левченко. Конечно, многие его работы не сохранились. Но то, что осталось, требует изучения и, иногда, спасения. Здесь речь идет о скульптурных работах физкультурника и физкультурницы, созданных в конце 1930-х для дома молодежи бутылочного завода. Они благополучно пережили нацистскую оккупацию в 1941-1943 годах, поэтому будет двойным преступлением, если они не переживут ветшающее и разрушающееся здание на ул. Ленина. Возможно, лучшим местом для них будет обновленный и реконструированный стадион «Металлург».
Семья Левченко многими нитями связана с историей Константиновки. Мать скульптора, Екатерина Семеновна, родом из семьи революционеров-политкаторжан, была в числе тех рабочих-бутылян, из которых выводили на расстрел в 1919 году каждого 10-го. Это нашло отражение в памятнике 13-ти расстрелянным рабочим. Она, кстати, была 9-й... Отец, Петр Агафонович, был одним из тех высококлассных и высокооплачиваемых мастеров-стеклодувов на бутылочном, которые сменили приезжих бельгийских мастеров, ни в чем не уступая им в профессиональном мастерстве.

А фигура гимнастки у стекольного общежития лепилась с молодой супруги скульптора - Веры.

В 1972 году скульптор и художник Н.П. Левченко вышел на пенсию. Сильный и жизнерадостный, он построил дом, привел туда молодую хозяйку. Всего год художник смог побыть на заслуженном отдыхе, когда в 1973 году произошла трагедия. Он шел с сыном через железнодорожный переезд в Кондратьевке. Там, прямо перед приближающимся составом, сын Николая поскользнулся и упал. Отец неимоверным усилием выбросил Николая из-под колес. Сам погиб, но ценой жизни спас сына.

Пусть земля ему будет пухом. Был Николай Петрович Левченко одним из первых комсомольцев, вряд ли верил в Бога, такое было поколение... Но смертью своей одну из заповедей блаженства «за други своя» исполнил.

А спас он Николая Николаевича Левченко. Левченко-младший во многом пошел по стопам своего отца. Свои наследственные художественные таланты проявил, в основном, как фотокорреспондент.

О том, что Николай Николаевич человек талантливый, говорит многое. Не только его эрудиция, его удивительная манера говорить, как лепить, когда зримо представляешь то, о чем он говорит. Есть потрясающе интересная фотосессия первых советских космонавтов — Гагарина и Титова, отснятая им в начале 1960-х. Но рассматривая фотоработы мастера, перед одной из них я завороженно застыл.

Есть у Левченко художественный фотошедевр. Снята эта фотография в 1968 году в городе Измаил Одесской области. Фото я бы назвал: «Осень 1968. Возвращение, партизана из Чехословакии».

С начала 1968 года в Чехословакии, которая входила тогда в советскую социалистическую систему, началась «перестройка», очень похожая на ту, которая лет через двадцать случится и в СССР. Чехи пытались избавиться от всех социалистических негативов, прежде всего, неэффективной экономики, стремились создать «социализм с человеческим лицом». Интеллигенция упивалась невиданной при социализме свободой слова, парткомы и партийные цензоры перестали вмешиваться в вопросы творчества и т.д.

20-21 августа 1968 года 300.000 солдат советского блока, прежде всего из СССР, и 7.000 танков вторглись в Чехословакию. «Пражская весна» была грубо растоптана сапогом советского оккупанта.

В дивизиях вторжения было много «партизан», не солдат-срочников, а призванных из запаса на военные сборы военнообязанных. Людей часто семейных и в годах. В Чехии они столкнулись с ненавистью и презрением «братского» славянского населения. Наши хоккеисты, игравшие за сборную СССР, говорили прямо, что самые тяжелые игры были на чемпионатах мира не против канадцев и американцев, а против чехов. Не имея возможности взять в руки оружие, они с русскими бились насмерть в хоккейной коробке. А победа над СССР становилась национальным праздником.

Фотохудожник уловил живые человеческие эмоции простого советского солдата. Они далеки от официоза, воспевшего «братскую интернациональную помощь». На фоне простого, как написал поэт «без затей», счастья и радости жены и матери, родственников, у «партизана» на фото видны и горечь, и живущий в подсознании стыд, и облегчение от того, что выбрался из того дерьма, куда тебя макнуло подлое советское государство.

И не видно никакой гордости за себя, за свою армию, за «самый передовой общественный строй» - «развитой социализм», зато присутствует то ощущение, которое будет формировать неформальное, «кухонное» понимание случившегося, как чего-то нехорошего, неправильного.

Народ пережил 70 лет советской власти, развращающую душу коммунистическую идеологию, потому что под всем этим наносным у него сохранялось лицо, как у героя этого снимка, лицо человека, умеющего отличить добро от зла, правду от кривды.

Есть знаменитые фотографии, отобразившие радость Мая 1945, радость великой Победы. Сравните с эмоциями этого бойца. Победителя?

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ.