Трапилось сліпій курці зерно, та й тим подавилась

«Коммунисты пришли в нашу страну в 1917 году как захватчики, более семидесяти лет вели себя как оккупанты, а сообразив, что их время ушло, разбежались, как ярмарочные воры, в очередной раз ограбив до нитки народ и уничтожив государство.
Одно отрадно — никто больше не строит коммунизм.
И на том спасибо».

Игорь Бунич, «Золото партии», Санкт-Петербург, январь-март 1992 г.

Відсвяткували комуністи своє «свято». На мітингу в Костянтинівці були присутні не більше сотні людей – майже усі пенсійного віку. Кількість і «якість» мітингувальників це остаточний вирок компартії та її ідеології. Опора на людей, життя яких хилиться до смерку – безнадійна. Динозаври теж зникли, тому що не змогли призвичаїтися до інших умов життя. Я, чесно кажучи, сподівався, що комуністи якось пристосуються до відкритого світу. Я вважав, що після розкриття безлічі документів, вони нарешті покаються у вчиненні найбільших злочинів, яким у світовій історії немає рівних, або принаймні замовкнуть.

Виявляється, комуністи досі жують стару мочалку про справедливий комуністичний «рай», довести людей до якого їм не вистачило навіть сімдесят років. Втішає, що зникають «як роса на сонці» ці антиукраїнські перевертні.


Окрім книжки «Золото партии», яка стала бестселером, Ігор Буніч написав велику за об’ємом книжку, що вийшла у 2008 р. «Операция «Гроза», в якій дослідив підготовку Сталіна до завоювання світу. З майже 700 сторінок цієї книжки я набрав лише дві, а це було непросто, і нехай Игор Буніч мені пробачить. Отже, «Операция «Гроза»:

«Хорошо организованная преступная группировка, называвшая себя «партией большевиков», воспользовавшись хаосом в России, захватила власть в этой стране, а затем повела себя по классическим канонам преступного мира, втягивая в свои дела наиболее податливые к разбойным призывам деклассированные слои общества и физически уничтожая остальных.

Путем массовых убийств (мягко называемых в официальной истории «репрессиями») и искусственно созданного голода, им удалось консолидировать свою власть в России, превратив ее в огромный военно-тюремный лагерь или, как мечтал Ленин, в «вооруженное депо для мировой революции».

У Ленина была простая методика. Когда он замечал  некоторое брожение в умах своих учеников и сообщников, он поднимал их на какой-нибудь очередной всероссийский разбой и тем самым, хоть ненадолго, но создавал из партии единую железную фалангу. По большому счету он был гениальным рэкетиром, и лозунг «Грабь награбленное!», в сущности, являлся единственным практическим воплощением всех его идей. Ибо идея о мировой пролетарской революции, с помощью которой вождь мирового пролетариата надеялся сплотить вокруг себя амбициозных уголовников всего мира, была недостаточно продумана.

В ограбленной Лениным и его сообщниками стране Сталину, когда он стал «Лениным сегодня», грабить уже было некого и ничего. Сиропно-сахарные идеи коммунистического общества мало на кого действовали серьезно и кем-то серьезно воспринимались. Приходилось убивать двух человек из десяти и еще сажать, чтобы оставшиеся шестеро сделали вид, что они в восторге от этого бреда, являвшегося не чем иным, как перелицованным древнеславянским мифом о тридевятом царстве с молочными реками и кисельными берегами.

Террор в стране победившего пролетариата, как учил Ленин, должен быть постоянным, ибо является единственным двигателем прогресса социалистического общества на пути к великой цели – коммунизму. Это Сталин уже неоднократно проверил на практике, каждый раз убеждаясь в гениальности великого учителя.

Армия, заключенные рабы, трудящиеся на земле и кующие оружие, рабы – от чернорабочего до маршала – вот социальный разрез обычного мафиозного клана, раздувшегося до невероятной величины.

Некогда великая страна Россия была превращена в огромную преступную группировку. На очереди было подобное же превращение и всего остального мира. Что совершенно и не скрывалось.

И Сталину, и многим людям из его окружения было ясно, что страна, единственной идеологией которой являлся не прекращающийся ни на минуту (как и завещал Ленин) террор, живет, если отбросить всю пропагандистскую шелуху, в состоянии постоянно обостряющегося внутриполитического кризиса. В течение 20 лет, прошедших после окончания Гражданской войны, этот кризис тряс и корежил страну припадками, напоминающими приступы эпилепсии, не давая ни секундной передышки.

Это была реакция измученного организма страны на само пришествие большевизма, на коллективизацию, на превращение страны в огромный военно-тюремный лагерь. Борьба не затихала ни на минуту, принимая по ожесточенности и количеству жертв совершенно гротескные формы, напоминающие уже нечто гораздо большее и страшное, чем обычная гражданская война.

Все предвоенные годы Сталин отчаянно боролся за свою власть и жизнь, стараясь сплотить вокруг себя партию, органы государственного управления, армию и народ. Вождь отлично чувствовал, что все и вся в стране сознательно и полусознательно, а порой и бессознательно пытаются отторгнуть его и его режим, как болезненную занозу, все глубже и глубже проникающую в тело страны. Сталину не чудились заговоры в армии, госбезопасности и в партии. Эти заговоры плелись постоянно, сделав вождя всех народов до крайности подозрительным. Подозрительность с годами перешла просто в манию преследования, сведя Сталина и его сообщников в открытую смертельную схватку, в результате которой вождь всех народов был отправлен на тот свет.

Сталин и замыслил «Грозу» не только потому, что она вполне соответствовала его амбициозным планам доказать верность ленинских пророчеств распространения на весь мир коммунистической идеологии и достижения тем самым мирового господства, но и потому, что война и предшествующий ей мировой кризис виделись ему как единственный выход из кризиса внутреннего, поскольку ни одна страна в мире не могла просуществовать в той форме огромной военно-полицейской зоны, которую слепил Сталин из уничтоженной Лениным Российской империи, и подобно Ленину, чтобы спасти себя и свой режим, Сталин поднимал своих сообщников на разбой, но уже в отличие от Ленина, по-настоящему в международном масштабе, о чем Владимир Ильич мог только мечтать.

Спровоцировав Вторую мировую войну, Сталин ждал того самого удобного случая, о котором еще мечтал Ленин… Ситуация 1941 года оказалась именно тем самым удобным случаем.

Немецкая армия была до смешного слабее сталинской.
К тому же Германия не имела сырьевой базы для ведения длительной войны и до сих пор воевала только за счет щедрых поставок из СССР, создавая за это нужную Сталину военную и политическую обстановку в Европе. Нацеленная на блицкриг, немецкая армия не смогла бы выдержать сталинского удара. Он бы стал для нее роковым, и Красная Армия пришла бы в Берлин не в 1945, а в 1941 году.

А далее перед ней до самого океана стояли бы не мощные армии союзников, а лежала бы беззащитная и, более того, жаждущая освобождения Европа. Все планы сорвал Гитлер своим нападением 22 июня.

«Какую песню испортил дурак!» - можно сказать по этому поводу словами одного из героев Горького. Нападением на Советский Союз Гитлеру удалось лишь отсрочить собственную гибель, но он сорвал самый грандиозный завоевательный поход со времен Александра Македонского.

Ничто не могло остановить Сталина, уже державшего к маю 1941 года под ружьем 303 дивизии с 27 тысячами танков и 20 тысячами боевых самолетов. Страна работала только на войну и только во имя войны… От Москвы до самых до окраин страна жила в обстановке постоянного террора и военного психоза, порождаемых логикой имперской политики и экспансионистской идеологии вождя. Коммунистическая империя должна была простираться от океана до океана. «Пусть от Японии до Англии сияет Родина моя!» - пелось тогда в популярной комсомольской песне.

Страна и народ заплатили новую страшную цену за безграмотность своего отца и учителя. Цена была страшной, но, может быть, человеческая цивилизация  и выжила только потому, что два кровавых диктатора, взращенные сходными человеконенавистническими идеями большевизма и нацизма, сцепились друг с другом, а не встали плечом к плечу. А это вполне могло произойти, поскольку, в сущности, история отношений Гитлера и Сталина – это история трагической любви. Любви, в которой страшно было признаться, но сильной и чувственной.

Оба режима были тупиковыми ответвлениями поступательного движения вперед человеческой цивилизации и, подспудно понимая это, любили друг друга, боясь в этом признаться, как любят друг друга два одинаково обреченных на вырождение вида. И есть какой-то высший мистический смысл в том, что именно они приложили столько сил, чтобы уничтожить друг друга. А их любовь, как и следовало ожидать, дала общее потомство: красно-коричневых, которые одинаково чтят обоих незадачливых вождей, считавших, что они делают историю, хотя историю делали ими, но ни один из них так и не понял этого.

Гитлеровский рейх, против которого была обращена мощь объединенных наций, рухнул и перестал существовать. А на пути товарища Сталина встала пятнадцатимиллионная американская армия, с не имеющими аналога в мире военно-воздушными силами и военно-морским флотом да еще вооруженная, помимо всего прочего, атомным оружием, чего никак не могли предвидеть, составляя свои глобальные планы, ни Гитлер ни Сталин… Эта армия окончательно развеяла его мечты о неизбежности «победы коммунизма во всем мире».

Эта армия стала санитарным кордоном на пути дальнейшей коммунистической экспансии, и, пока Советский Союз с остервенением продолжал ковать сотни тысяч танков и самолетов, горы ядерного, химического и бактериологического оружия, далеко ушедшая вперед мировая цивилизация разработала новые средства сокрушения и похоронила, наконец, операцию «Гроза» под обломками рухнувшей сталинской империи».



Справка


Игорь Львович Бунич родился в 1937 году в семье инженера-конструктора. Окончил Ленинградский кораблестроительный институт. Работал в ЦНИИ им. Крылова и Военно-морской академии. Занимался переводами, реферированием иностранной литературы.

В 1980‑х годах проходил в качестве свидетеля по ряду дел, которые вел КГБ, в том числе и за распространение антисоветской литературы, из‑за чего был вынужден несколько лет проработать ночным сторожем.

Игорь Бунич получил широкую известность после выхода книги «Золото партии».

Книги И. Бунича: «В огне войн и переворотов» (об истории трех Тихоокеанских эскадр в годы русско-японской войны), «Тихий океан. Неизвестная война» (о событиях 1940‑1945 годов), «Операция «Гроза», «Корсары кайзера», «Пираты фюрера», «Беспредел», «Меч президента», «Черноморская Цусима».

ЯРОСЛАВ. Yaroslav38@meta.ua