Война районного масштаба. Часть 2

Printer Friendly, PDF & Email

Часть 1.

Найти начальника милиции в Константиновку и в нормальных условиях было не просто. Слово «экология» тогда еще не вошло в широкий обиход. Говорили о «загазованности» нашего города, плюс очень напряженная криминогенная обстановка. А теперь, когда начальник Донецкого управления МВД Михаил Поперека «устранился» от кадрового процесса в Константиновке, найти сюда начальника со стороны было делом нереальным. Кадры надо было искать на месте.

В.А.Богатырев.
Таким он приехал в Константиновку в 1960 году.

Константиновская ситуация шла вразрез с установившейся в органах МВД кадровой политикой. Молодые офицеры вырастали до определенного уровня на месте. Но начиная с уровня городского руководителя, их, успевших обрасти знакомствами, рокировали на руководящие должности в другие города и области, чтобы не допускать перерождения этих знакомств в коррупционные связи. И затем такие рокировки становились периодическими.

Весь парадокс заключался в том, что ситуацию со сменой начальника милиции, как создали, так и разруливали, двое друзей — Лившиц и Водолазский. Уехать на новое место службы в Новую Каховку было легче, чем наладить нормальную работу розыска, но уехать Водолазский мог только, подыскав себе замену.

В 1970-х годах Донбасс стал кузницей кадров для системы МВД (47 наших земляков  стали  генералами). Константиновка не была исключением, достаточно вспомнить хотя бы о нашем земляке почетном гражданине города генерал-лейтенанте Александре Михайловиче Ищенко. В 1966 году молодой оперативник уехал из Константиновки на повышение, со временем, в 1978 году возглавил ОБХСС Украины, сам воспитал 45 будущих генералов, был заместителем министра МВД уже независимой Украины, работал в структурах ООН. Так что кадры у полковника Харченко в Константиновке подрастали профессионально сильные. Учитывая оперативную обстановку, можно сделать вывод — если справился в Константиновке, значит смело можно выдвигать на повышение. Самым перспективным кандидатом на повышение был тогда капитан Виктор Андреевич Богатырев.

Биография перспективного офицера была практически безупречна. Уроженец Донбасса, русский, его зажиточный прадед-крестьянин был вписан в казачье сословие, когда перед своим закатом царское правительство пыталось расширить свою социальную базу, записывая в донские казаки не только русских крестьян-переселенцев Бахмутского уезда, но и кочевые орды ряда калмыцких князей. Дед - «казак», зимой зарабатывал, как забойщик, неплохие деньги на шахте (45 рублей), активно участвовал в Горловском вооруженном восстании 1907 года, боролся за установление советской власти на Донбассе. Отец — железнодорожник, инвалид ВОВ.

Сам Виктор Андреевич родился в 1936 году, пережил оккупацию, из-за нее же, поздно, в 18 лет закончил семилетку, отработал год прицепщиком на тракторе, отслужил армию. Затем работал в паровозном депо Красного Лимана кочегаром на паровозе, сдал на помощника машиниста электровоза. Планы были — выучиться на машиниста, но тут вмешался случай...

Молодого кандидата в члены КПСС вызывают в райком партии, где его уже ждут вербовщики из МВД. Разговор был короткий: «Надо. Партия направляет Вас учиться в школу милиции». С успехом окончил Львовскую среднюю специальную школу милиции и  был направлен в 1960 году в Константиновку опером. Прямой дороги из Донецка еще не было, поэтому приехал впервые в ставший позднее родным город через Горловку и Артемовск в кузове милицейской полуторки с обмундированием.

Начинал опером. Физически работа была легкой. Это не в паровозную топку несколько тонн угля за смену забросить, но времени работа уже не оставляла ни  на что.  Тем более, что тогда суббота была еще рабочим днем. А еще вечером после работы опера   обязательно должны были идти на танцы. Самая напряженная обстановка была тогда  на танцплощадке «Химика». Туда было легко подъехать молодежи едва ли не со всего города - от Сантуриновки до Червоного.  Скоро молодые опера стали грозой местных хулиганов. По своим каналам они  узнавали, кто пришел на танцы с ножом, и, если нож находили и отбирали, то это уже был пусть небольшой, но срок. Так что вскоре при появлении на танцплощадке оперативников, ножи летели во все стороны. Не пойман — не вор.   Это была профилактика преступности. Невидимая обывателю, но важная часть работы милиции. После танцев надо было зайти с докладом в горотдел, где сидел   начальник розыска М.Я. Лившиц. И не дай Бог не уследить за ситуацией. Так что рабочий день заканчивался поздно.

Вскоре Богатырев становится старшим уполномоченным, заочно  получает высшее образование, возглавляет спецкомендатуру. После того, как в мае и июне 1967 года прошли массовые беспорядки в городах Фрунзе и Чимкент, носившие антимилицейский характер, была осуществлена, по инициативе министра Щелокова, программа укрепления МВД. Среди всего прочего, были введены во всех райгорорганах должности заместителей начальников по политико-воспитательной работе. В Константиновке замполитом становится Богатырев. А вскоре молодого капитана выдвигают на пост начальника милиции.

Пока процветал парк Якусевича, стояло там несколько еще дореволюционных «царских», как их называли в городе, бильярдных столов. Один из этих столов, цены немалой, попал то ли в милицию, то ли в городское отделение КГБ. Наши силовики между собой дружили. По вечерам иногда играли в бильярд. Уж не за этим ли столом отговорили зам. по оперработе Лившиц и начальник городского подразделения КГБ Дубов Виктора Андреевича идти начальником милиции в Ясиноватую? «Зачем тебе это надо?» Аргументы были весомые - тут и криминогенная ситуация сродни константиновской, тут и молодость: «Ты капитана только получил, погоди год-другой...» В общем, под благовидным предлогом Богатырев отказался, но при этом нажил себе недруга в Донецке. «Сидеть будешь в Константиновке в замах, пока я буду сидеть на кадрах», - так отреагировал на его отказ главный донецкий кадровик полковник Ломако.

Ситуация была неприятная, но, что называется, штатная. Богатырев был не первым и не последним, кто отказался «по семейным обстоятельствам» идти на повышение. Вот только когда кинулись искать в Константиновке кандидатуру на пост начальника милиции, то кроме него «закрывать амбразуру» было некому.

И.Бредихин, преподаватель истории КПЛ. 

Продолжение следует.