Пророчество художника

Printer Friendly, PDF & Email
Своеобразие каждого города выражается, прежде всего, в том, что есть в нем такое, чего нет в других городах. Эйфелевая башня в Париже, Кремль в Москве и т.п. не просто визитные карточки этих городов, а сконцентрированное выражение их сущности, их души.


Можно ли найти в Константиновке нечто подобное? Трубы, заводы, типовые дома («тара для людей»), магазины, танки, ленины и т.п. есть везде. Но все же есть и у нас такая достопримечательность. Сотни и тысячи раз проходили и проезжали горожане мимо этого художественного произведения, вглядывались в странную композицию, где на фоне очертаний разрушенных заводов, из болотного вида водоема, как джин из кувшина, выпорхнул зеленый листок, из которого в нас вглядывается большеглазая блондинка. Раньше, на месте цветка, в центре композиции был изображен ребенок. Но, говорят, после того, как остряки написали под картиной «Погуляла с водолазом», ребенка пришлось закрасить цветком.


Это художественное панно, расположенное на внутренней стене трамвайной остановки «Юбилейная», что рядом с конторой стекольного завода по улице Ленина, не давало мне покоя. Кто художник, что хотел этим сказать, когда нарисовал – вопросы требовали ответов.

Звонил на стекольный завод, но там уже не помнят. Спрашивал у старожилов, краеведов – никому это не интересно. Но вот, наконец, при встрече с художником Валентином Малышевым удалось выяснить, что картину в начале девяностых годов написал Анатолий Васильевич Чумаков, старший художник стекольного, человек типичной и характерной для нашего города судьбы. Более подробно о нем мне рассказал его сын Сергей, профессиональный художник, который живет и работает сейчас в Краматорске.

Родился Анатолий Васильевич в 1942 году в Константиновке во время оккупации, в доме по улице Пролетарская. Отец всю жизнь проработал на металлургическом заводе, мать домохозяйка. Закончил ремесленное училище по специальности «столяр» и сразу устроился на стекольный. На заводе проработал всю жизнь, вплоть до 1995 года, когда поехал в командировку под Мариуполь, где пропал без вести.

До сих пор творения его рук есть на заводе, в здании горисполкома, заводских пионерлагерях. Художником Чумаков стал самостоятельно, не заканчивая специальных учебных заведений, не работая подмастерье у мастеров. Был от природы смекалист и талантлив. Все схватывал на лету. Любил экспериментировать с материалом. Добился высокого уровня в работе над чеканкой. У многих в домах есть его работы. Кстати, оставшийся чугунный танкист на обелиске памяти павших в Великой Отечественной, что в сквере у железнодорожного вокзала, его рук дело.

Важная деталь - художник-самоучка смог разработать приспособление для нанесения орнамента на стекло, которое долгое время использовалось в производстве.

Что касается дома, то здесь его страстью были голуби. Всю жизнь держал птиц, был заядлым голубятником.

Как человека, его знали приятным в общении, легко идущего на контакт, имеющим много друзей. Что часто и мешало в жизни...

То, что он был симпатичен и имел успех у женщин, было само собой разумеющимся. Говорят, что его пропажа без вести могла быть связана с одной из таких любовных историй.

Мастера нет, но его произведение на остановке осталось. Сын Сергей помогал выполнять эту громоздкую работу. Он говорит, что сделали ее за несколько дней. Задание оформить остановку отец получил от руководства завода, а вот саму тему, композиционное решение определил сам.

По мнению Сергея Анатольевича, эта работа оказалась пророческой. Разрушенные остовы заводов, нарисованные на заднем плане, во время ее создания еще не существовали. Тем более не существовали болота первого плана, которые теперь сплошь и рядом создают порывы водопроводных и канализационных сетей. Но художник, кстати, тяжело переживающий развал производства и распад Союза, это уже предвидел и оставил всем нам, как некий символ и знак нашего города и времени.

А вот интересно – какое название можно было бы дать картине. Я бы назвал - «Зато наши девушки самые лучшие!» Не знаю, захочет ли, например, городской отдел культуры организовать конкурс на лучшее название этого произведения, но то, что его надо внести в памятники культуры, охраняемые горисполкомом, несомненно.