Автостекольцы на «земле обетованной»

Printer Friendly, PDF & Email
В Иерусалиме в 2006 году на русском языке была издана небольшая книга «Последнее письмо астронавта». В ней автор Ефим Лоевский разместил свои очерки о судьбе первого израильского космонавта Илана Рамона, погибшего во время приземления «Колумбии», а также о коллективе израильских ученых и инженеров, участвующих в международной космической программе МЕЙДЕКС.

Для многих константиновцев будет неожиданностью то, что довольно большая глава этой книги посвящена супругам Райхель, которые в 1995 году уехали из нашего города в Израиль. Думаем, что многим бывшим и нынешним работникам завода «Автостекло» и горожанам, знающим бывшего депутата константиновского горсовета, зам. директора НИИ «Автостекло», к.т.н. Александра Михайловича Райхеля и его супругу Светлану Дмитриевну, будет интересно узнать о том, как сложилась их судьба после уезда с берегов Торца на берега Иордана.


Александр Райхель в рядах Первомайской демонстрации на пр. Ломоносова в начале 90-х годов.

«…Знаю их лет эдак 9 – с тех пор, когда в лаборатории при одной из технологических теплиц они работали вдвоем, мечтая о том, как развернут дело. Сегодня в Ашкелоне у них собственное предприятие, в цехах которого трудятся 24 человека, которые выполняют крупный зарубежный заказ.

О чем помнят кристаллы?

Прежде всего, прошу запомнить название компании – «Glass Cerax Ltd» («Стекло и керамика»). Авторы технологии изобрели метод выращивания микрокристаллов в раскаленном стекле. Однако, это лишь одна сторона новшества, разработанного изобретателями. Второе направление основано на идее использования промышленных отходов и, в частности, золы, остающейся после сжигания угля в топках тепловых электростанций.

- Спросите у любого чиновника, и вам ответят, что в Израиле зола используется на 100%, - замечает Александр. - Часть идет в цемент, некая доля для производства бетона, десятки тысяч тонн на строительство шоссе и столько же направляется на «восстановление свалок». Но мы сами себя обманываем. Вместо того, чтобы честно сказать – зола выбрасывается. Сейчас нам Ашкелонская станция бесплатно отдает примерно тонну золы в сутки. Капля в море. Но зато идея красивая: взять бросовый материал и сделать из него полезные вещи - от женских украшений или добротного строительного материала до керамических вставок в бронежилеты, которые мы сейчас производим уже в промышленных масштабах. Материал для них прошел проверку и подтвердил соответствие международным требованиям к этой антитеррористической продукции. Наши доводы беспроигрышные. Стеклокерамические изделия из золы на 40% легче известных образцов из керамики. К тому же они значительно дешевле, ибо их основа – даровое сырье.

История сотрудничества с героем Израиля, бывшим заместителем главнокомандующего ВВС страны Амиром Нахуми (ныне генеральный директор компании) началась в 2000 году, когда Райхели вышли из технологической теплицы «Гранот». Инвестиции генерала позволили продолжить исследования. Переломным стал 2002 год, когда было принято решение снять помещение для будущего завода. Затем генерал взял бразды правления в свои руки, подключил свой авторитет и спектр знакомств. В 2004 году компания за выдающееся изобретение столетия, реализация которого связана с качественными изменениями в технологии и способствует сохранению экологического равновесия на Земле, получила памятные знаки и премию за «Качество столетия» в Женеве на Международном конгрессе качества.

Александр+Светлана=

Светлана «выскочила» за Александра, когда оба были еще студентами. В 2005 году Райхели вместе с детьми и родичами справляли жемчужную свадьбу: 30 лет вместе. Супруги не расстаются друг с другом ни на минуту, потому что в работе должны взаимодействовать как мастер и подмастерье. А трудовой день у них продолжается не менее 12 часов в сутки.

Райхелям повезло с детьми. Юлия выбрала профессию медика, закончив Тель-Авивский университет, и работая медсестрой в больнице. Артур, отслужив в боевых танковых частях, исполняет обязанности менеджера на фирме родителей.

Однако, людей объединяет не только сходство.

- О художественных склонностях моей жены надо говорить особо, - замечает глава семьи. - Сколько я ее знаю, художник в ней противостоит инженеру-технологу. Сам-то я человек простой, для меня капля стекла – просто материал, изученный со всех сторон. Светлана же видит в этой капле заготовку для будущего украшения – кулона, броши, фрагмент причудливой картины или необычного по форме изделия.

В том, что создание цеха по производству сувениров является актуальным, убеждает недавнее предложение известной американской компании открыть в одном из штатов фабрику по выпуску строительных декоров по эскизам и образцам Светланы на основе стеклокерамики Александра.

На перепутье

Что и говорить, не все в жизни так безмятежно, как видится со стороны. Знаю, что, Александр то и дело гонит прочь мысль о том, что занимаясь производством, он почти наверняка упускает время, которое мог бы посвятить дальнейшим исследованиям феномена стеклокерамики из золы. По сути, на этом пути сделаны лишь первые шаги. И тут дело не в первенстве, а в том, что ученый, быть может, ближе других подошел к тем дверям, за которыми таятся более значительные загадки и, возможно, громкие открытия.

Например, А.Райхель проделал следующие опыты: отходы ряда предприятий, в т.ч. и сталеплавильного, смешали с обычной угольной золой, используемой для производства стеклокерамики, и «сварили» из этой смеси блюдо, которое при естественном охлаждении оказалось твердой упаковкой для множества экологически опасных, в т.ч. и ядовитых веществ. Упаковка оказалась настолько надежной, что частично поможет решить проблему самых опасных свалок.

Вместе с тем Александр верит, что придет время, когда, наконец, тот, «кому положено», обратит внимание на обтекатель ракеты из стеклокерамики, с демонстрации которого Райхель и начал свой поход на израильский рынок. За прошедшее время конструктор привык к мысли, что человеку со стороны сложно прорваться в закрытый мир военного производства, где, в сущности, многое расписано на долгие годы вперед. Да и сами ракеты в Израиле не изготавливают.

- Какой я, к черту, оле хадаш (репатриант), – возмущается собеседник со свойственной эмоциональностью. - Я приехал домой. Только и всего, что поменял «Жигули» на «Хонду» и… выучил иврит. Или, точнее, вспомнил его. Я давно чувствую себя здесь дома. Я уже не говорю о детях. Они вообще… туземцы. Иврит для них родной язык. …Я приехал сюда 42-летним. Не знал, что и как будет, но сразу поверил в знаменитое «ихбе беседер» - все будет хорошо. И не обманулся в своих ожиданиях. Во всяком случае, мне никто не мешал. Я получил все льготы, что положены новому репатрианту. Включая учебу детей, льготную машканту, помощь в приобретении автомобиля, я закончил все курсы, которые мне предлагали, все ульпаны – за счет государства. Находясь в теплице, я смог использовать 2 миллиона шекелей из госказны на исследования и создание материала, которого никто никогда тут и в глаза не видел».

Выдержки из книги  «Последнее письмо астронавта», даны с сокращениями.