Открытие зеленой Америки

Дикая природа внутри и вокруг городов

На самом деле нам невозможно понять Америку. Если ты никогда не жил на берегу океанов (это далеко не то, что моря), не впитал в себя огромные пространства гор и пустынь (которые составляют 1/3 территории штатов), то понять и объяснить это невозможно. На пути из Чикаго в Калифорнию из трех часов лету, два часа мы, прилипнув к иллюминаторам, наблюдали великолепнейшую картину скалистых гор. Они тянулись от горизонта к горизонту, прерывались редкими ложбинами и переходили в такие же бесконечные пустыни.



Когда закончились горы и уже был виден океан, мы стали снижаться в конечном пункте полета аэропорте Сан-Хосе. Здесь начались первые сногсшибательные для меня встречи со старыми друзьями. Вот кого не ожидал встретить, так это Джонатана Сполдинга, с которым встречался в Киеве в 1994-95-х годах, когда он работал в Фонде ИСАР, помогавшем экологическим общественным организациям. Был он с нами все восемь дней на западном побережье в качестве водителя микроавтобуса и переводчика. Без него и восточной красавицы Элины (Казахстан) нам бы было трудно понимать и вникать в происходящее.



Джонатан Сполдинг - руководитель ИСАР в Киеве в 1994 - 1995 гг. Наш друг, переводчик и водитель.

По выходу из аэропорта нас, донбассовцев, сразу «убивает» воздух. Его можно сравнить только с сочинским, но с добавлением каких-то неизвестных специй.  Близость гор, океана, огромного лесного хвойного массива, цветущие магнолии, пальмы и еще много жителю угольного края непонятного, создают в атмосфере коктейль, который, кажется, можно пить.
Поселили нас в семьях жителей пригородов Сан-Франциско Лос Алтос и Поло Алто. Мне посчастливилось остановиться в семье Абрамсонов, Марка (психиатра, дед которого приехал в штаты из Одессы) и Софии (психолога, корнями из Греции). Их уютный двухэтажный домик в Поло Алто утопал в зелени.  А приусадебный участок, представляющий собой соток восемь газонов, кустов и цветов, заканчивался двумя огромными хвойными деревьями-исполинами. Как потом оказалось, это были красные деревья, каждому из которых лет, эдак, с тысячу, и расселился здесь этот вид много миллионов лет назад. Эта разновидность секвойи была метра в три в обхвате и метров сорок в высоту.



С гостеприимными хозяевами Марком и Софией.

Вспомнились слова Бродского:
Хотя не имеет смысла, деревья еще растут.
Их можно увидеть в окне, но лучше издалека.
И воздух почти скандал, ибо так раздут,
Что нетрудно принять боинг за мотылька.
Поэт очень точно все отметил: воздух, деревья, боинги, снующие, как мотыльки (на протяжении всего нашего пребывания здесь, небо ни разу не было чистым от самолетов). Но, надо заметить, что вместо мотыльков здесь колибри. Это чудо дикой природы, один из индикаторов чистоты и первозданности окружения.
Здесь с такими индикаторами встречаешься на каждом шагу: стая диких пеликанов на пляже, белки в центре городов, и, что поражает, лежбище морских котиков в центре почти восьмисот тысячного Сан-Франциско! В нескольких метрах от набережной, где шумят рестораны и туристы, на деревянных настилах эти живые “манто” дерутся, размножаются и ведут себя так, будто вблизи дикая природа.   

Туман над Фриско и Фрунзе...

Близость наиболее холодного и глубокого Тихого океана порождает в этом регионе еще нечто дикое и первозданное. Это туман, который, как осязаемое чудовище, приходит каждый вечер в устье сан-францисского залива и накрывает, как ватным одеялом, всемирно известный мост Золотые ворота, залив и весь город. Температура в это время снижается здесь градусов на десять, а люди чувствуют себя “островами в океане”. “Да, в этом тумане, несомненно, была своя  романтика.  Словно серый, исполненный таинственности призрак, навис он над крошечным земным шаром, кружащимся в мировом пространстве”(Джек Лондон).   
А я бы сравнил это чудовище с другим, которое, как и в Сан-Франциско (в простонародье Фриско) выползает вечером, но не из жерла океана, а из жерл труб константиновских заводов и обволакивает поселок Фрунзе, удушает и сокращает жизнь местных жителей.
В общем, что над Фриско, что над Фрунзе туман...

Акулы над головой

Да, еще в этом городе, как и в Константиновке, старые трамваи! Только, в отличие от наших, еле дышащих советских, это разукрашенные раритетные туристические трамвайчики 19-го века, которые местные власти собирают со всего мира. На одном из таких “игрушечных” вагончиков мы помотались по холмам Сан-Франциско. Обедали в булочной супом, наливаемым прямо в булку. Вечер же посвятили посещению Аквариума Бухты - обучающего и развлекательного центра, который знакомит посетителей с обитателями местных вод. Особенно поражает галерейный аквариум, когда посетители находятся внутри подводного царства. Такое я увидел впервые, и трудно передать ощущения, когда сбоку проплывает электрический скат, а сверху ты видишь брюхо акулы.



Есть еще один, особенно приятный для детворы зал, где, в специально стилизованных под природные, водоемах, плещутся рыбы, акулы, скаты, предназначенные для того, чтобы их трогать и гладить.

Среди красных деревьев и черных людей

На следующий день мы посетили самый старый государственный парк Калифорнии Большое Ущелье Красного Дерева, который был основан в 1902-м году. Это непрерывный строй древних исполинов, расположенных к югу от Сан-Франциско. Красные деревья - самые высокие живые существа на Земле. Их высота иногда достигает 120 метров. Живут они по 2-2,5 тысячи лет. Это связано с тем, что их древесина чрезвычайно кислотна и в ней не поселяются вредные насекомые. Поэтому, отравлена вода в ручьях, текущих в месте произрастания красных деревьев.



Экскурсовод водила нас по тенистым аллеям и рассказывала о каждом дереве, имеющем свои имена – мама, папа, кучерявое дерево, дерево с животными и т.п.   
Под вечер мы посетили еще одно местное чудо, которое я вполне могу отнести к природным. Иначе, как можно назвать место, где рождаются истоки современного искусства, фестиваль Арт-Соул в Окланде? Это захватывающее действо состояло из смеси музыки, танцев, разнообразной еды и забав. Мы наслаждались концертами живого рока, блюза, джаза и даже церковного пения, проходящих сразу на пяти больших сценах. Американцы африканского происхождения вели себя зажигающе свободно и извлекали из гитар, саксофонов именно те звуки, которые способны превратить обыденность в праздник.



Но праздник не может быть вечным, пора работать. Заканчивались длинные американские выходные (мы попали на субботу, воскресенье, плюс национальный праздник День труда) и с понедельника нам предстояло выполнить главную цель поездки – встретиться с профессиональными и общественными экологами, посетить объекты экообразования, энергоэффективности и мусоропереработки.
В. Березин.
Окончание в следующем номере.

Ух ты ж!!!! Джона помню - очень позитивный человек.Столько музыки привозил послушать, причём давал переписывать компакты, которые тогда были на вес золота, и причём это делал абсолютно безвоздмездно. А когда дал портативную кассетную студию звукозаписи и вокальный процессор мне, человеку, которого видел раза два-три... Я только сейчас понимаю - насколько Джон был на тот момент человеком безбашенным ( в хорошем смысле этого слова ). Кроме того, что был директором ИСАР - играл на перкуссии в группе "Камышовый Кот" ( нынче " Очеретяний Кіт" ) Я тогда был барабанщиком киевской группі "Альт". У меня лично остались об этом человеке только положительные воспоминания. Даже как-то жаль, что время так "потеряло" контакты ((((