Жил был скульптор

Printer Friendly, PDF & Email
Как много в нашем городе пропало и пропадает на глазах памятников, исторических мест и зданий предыдущих эпох. Нет старых храмов, по пальцам можно сосчитать дореволюционные здания, разрушаются символы времен индустриализации, покорения космоса и т.п. А ведь без этого мы теряем дух Константиновки, особенности нашей малой родины. Если человек растет в окружении символов, знаков жизни и труда предыдущих поколений, то он чувствует связь времен, гордится своим городом и делает все, чтобы он был лучше.



Левченко-младший хранит остатки работ отца. В руках «голова Якусевича»

Константиновку облетела весть, что планируется реконструкция общежития бутылочного завода (что у горотдела милиции).  Жители стали волноваться за судьбу оригинального здания, вокруг которого прошла жизнь нескольких поколений горожан. Это здание построено в период репрессий и культа личности в 1938-39 годы и является уникальным образцом стиля нео-сталинизма. А скульптуры спортсмена и спортсменки, расположенные в нишах по обе стороны фасада, и сумевшие пройти сквозь годы войны и оккупации, просто дышат той эпохой.

Но нет худа без добра. Поэтому появление в редакции «Провинции» возмущенного возможностью уничтожения этих скульптур Николая Николаевича Левченко, помогло нам открыть интересную страничку истории Константиновки.

Оказывается, Николай Николаевич, ныне пенсионер, а до этого всю жизнь проработавший фото-корреспондентом в трех десятках советских газет от Барнаула до Кишинева, приходится сыном скульптора, создавшего эти фигуры. Николай Петрович Левченко лепил эти скульптуры в 1938 году, после окончания факультета скульптуры Киевского художественного института. Это был неимоверной энергии человек, и плоть от плоти наш – константиновский. Хотя и родился будущий скульптор в Бахмуте (ныне Артемовск) в 1912 году, но еще задолго до революции его родители переехали сюда. Мать, Екатерина Семеновна, из семьи революционеров-политкаторжан, была в числе 130-ти, из которых расстреляли каждого 10-го (памятник 13-ти расстрелянным). Она была 9-й... Отец, Петр Агафонович, был одним из признанных мастеров-стеклодувов на бутылочном. 


Николай Петрович Левченко за работой.

Семья, в которой Коля был старшим из детей (две сестры и брат), жила в Кондратьевке. Понятное дело, Николай с юных лет помогал отцу на заводе. Перенимал секреты мастерства. Однако после производственной травмы (осколки битого стекла попали в тело), молодой Левченко поклялся себе, - больше к стеклу ни ногой. Поэтому поехал в Киев и выучился на «ваятеля». В 1938 году он женился на Вере из той же Кондратьевки и, вдохновленный любовью, сделал несколько скульптур. Фигура гимнастки у стекольного общежития лепилась с молодой супруги.

Но перед войной скульптор расстается с женой, оставаясь на оккупированной территории с сыном Николаем, 1940 года рождения. При фашистах они много скитались, отец подрабатывал рисованием портретов. Были на волосок от гибели, тогда от гестапо спасло только то, что продавщица семечек тетя Нюся переодела старшего Николая в женщину.

С приходом наших Левченко активно возобновил работу скульптора. Он открыл первую в городе художественную мастерскую. В годы восстановления хозяйства работы было непочатый край. Одно из таких его произведений, лепку, можно видеть и сейчас в здании центрального универмага.


Почти 70 лет эти фигуры живут рядом с нами

С 1946-го художник много ездил по стране. Работал художником-скульптором на машзаводе им. Кирова в Горловке, главным художником Краевого драмтеатра в Краснодаре, скульптором в Дружковке и Краматорске (где и сейчас в парках и скверах еще стоят его работы). Николай Николаевич очень гордился скульптурной композицией, посвященной подвигу Зои Космодемьянской «Я решила, я пойду!», до недавнего времени еще стоявшей в краматорском городском парке.

С 1950 года уже маститый скульптор возвращается в Константиновку, где директор завода «Автостекло» Владимир Бондарь берет его на оформительские работы. Целый парк скульптур, что был расположен за клубом «Автостекло» (см. фото «Старая Константиновка» в предыдущем номере газеты стр.16), - его рук дело.

К сожалению, при Хрущеве такие произведения были признаны изысками, и скульптор стал менее востребован. Ему пришлось ездить по колхозам, оформлять парткабинеты, лепить глиняные игрушки на «Красном Октябре», производить декоративные работы, оформлять интерьеры во дворцах культуры и «хоромах» партийных бонз. Левченко приглашали для оформления скульптурных парков, школ, детских садов и пионерлагерей. Одну из типичных работ по мотивам сказки «Иван-Царевич» можно и сейчас увидеть на станции Фенольная.

С 1955 года Николай Петрович по заказу бутылочного завода делает скульптуру героя гражданской войны Якусевича. Изучает фотографии. Разрабатывает эскизы, макет. Выливает первые формы. Но когда скульптура была готова, вдруг оказалось, что неизвестно куда делись выделенные на нее деньги («Пропили», - в сердцах говорил Левченко). Как ни старались уговорить художника, даже выкрасть скульптуру, Николай Петрович твердо стоял на том, что всю сумму он должен получить. Вероятно, поэтому он и попал в опалу к партийному руководству.  

Далее, до пенсии, скульптор работал главным художником калибровочного цеха завода имени Фрунзе.

Всего год он смог побыть на заслуженном отдыхе, когда в 1973 году произошел трагический случай. О чем его сыну Николаю тяжело вспоминать. Он шел с отцом через железнодорожный переезд в Кондратьевке. И вдруг подскользнулся и упал. Видя стремительно приближающийся поезд, отец неимоверным усилием выбросил Николая из-под колес. К сожалению, ценою собственной жизни...

Проходя мимо скульптур спортсменов у бутылочного общежития, всмотритесь в них. Вспомните Николая Петровича Левченко и его время. Мы обязаны сделать все возможное, чтобы это имя сохранилось в памяти горожан, а скульптуры радовали глаз еще многие поколения константиновцев.

Если мы, конечно, любим свой город и чтим его историю.

В. Березин.