"Заберите моего сына в тюрьму, он меня достал!"

Printer Friendly, PDF & Email
 Криминальная хроника последних лет пестрит преступлениями, содеянными малолетними правонарушителями. Для омоложения преступности существует веская причина: в наши дни наблюдается беспрецедентный рост количества беспризорников. Воспитание улицей дает плачевные результаты. Попав в компанию "старших товарищей", подросток катится по наклонной, пока не окажется в колонии. В отличие от послереволюционных лет, нынешние беспризорники имеют семью. Большинство сознательно покидает ее из-за невыносимых отношений с родителями.
В частности, распространенной причиной является пьянство последних, есть и масса других проблем. Семьи, которые их имеют, принято называть "неблагополучными". По современной терминологии социальных служб, такие ячейки общества именуют "семьями, попавшими в кризисную ситуацию". На начальном этапе ими занимаются социальные службы исполкома, а когда дело начинает пахнуть криминалом, - инспектора горотдела. Совместно с этими структурами мы отправились в рейд по неблагополучным семьям города, в котором приняли участие инспектор горотдела Ирина Дьяченко, специалист отдела по делам семьи и молодежи Елена Леонова и начальник отделения по делам несовершеннолетних горотдела Дмитрий Климашевский. Вот только две весьма показательные жизненные ситуации, которые нам довелось лицезреть.

За прошлый год родительских прав в Константиновке были лишены родители в трех семьях. Учитывая масштабы социальных проблем, это крайне низкий показатель, что связано с большими юридическими сложностями отправки в детдома. Да и сами дети в 99% случаев руками и ногами протестуют против разлуки, пусть даже с нерадивыми и пьющими родителями.

...После недолгого общения складывается впечатление, будто мать и сын в семье А., проживающей на пос. Червоный, ненавидят друг друга всей душой. 12-летний подросток уже несколько месяцев не ходит в школу, чем и привлек к себе внимание социальных работников. На вопрос "почему?" бесхитростно отвечает "нечего обуть". Тут же мать предъявляет пару вполне приличных ботинок и начинает гневно отчитывать непутевого сына, а инспекторам милиции говорит, что "он сам не хочет и постоянно сбегает". Некоторое время назад мальчик, действительно, сбежал из дома и добрался аж до Донецка. Мать обвиняет милицию, что его тогда никто не искал. И тут же упрашивает... забрать сына "в тюрьму"! К сожалению, или к счастью, это невозможно, т.к. для этого ему необходимо совершить преступление и, разумеется, быть пойманным. Впрочем, подобные ситуации зачастую именно этим и заканчиваются. "Этот ребенок - ходячая бомба, неизвестно только, когда она взорвется", - отмечает уже на улице капитан Климашевский. Между тем, все, что могут сделать правоохранители в таких случаях, - это вызвать неблагополучную семью в горотдел, где "дяди милиционеры" попробуют поговорить с ребенком "по взрослому" и попытаться сделать внушение. А потом остается ждать развития ситуации...

Определенные надежды на улучшение отношения "проблемных" родителей к воспитанию собственных детей правоохранители связывают с новой редакцией Уголовного Кодекса. До последнего времени за  плохое отношение к детям (побои, отсутствие надлежащей заботы и т.д.) предусматривалось лишь административное наказание в виде штрафа. Новая статья УК грозит горе-родителям уже тюремным заключением.

Впрочем, на фоне другой семьи, в доме которой нам довелось побывать позже, вышеописанная семья выглядит образцово-показательной. Крайне тягостное впечатление производит само жилище, снаружи напоминающее коровник. Здесь проживает семейство Ц., состоящее из трех человек, включая 14-летнюю девочку, имя которой мы называть не будем. Вот уже год она не посещает школу, вроде бы по причине умственной отсталости. Учителя сначала ходили в вышеупомянутую халупу проводить индивидуальные занятия, но потом отказались из-за вопиющей антисанитарии. Ребенок оказался предоставленным самому себе, поскольку мать (бывшая наркоманка) и отчим, по словам соседей, большую часть времени проводят в пьяных возлияниях. Улица стала для девочки вторым домом, правда, крайне негостеприимным, поскольку ко всему прочему она была изнасилована. Из разговора с матерью стало ясно, что умственная отсталость ребенка вполне может быть не врожденной, а приобретенной. Во всяком случае, при таком образе жизни это выглядит вполне вероятным. Милиционерам мать заявила, что дочь школу посещает, беспокоиться не о чем и, вообще, они могут убираться. Через несколько минут так и пришлось поступить, поскольку частная собственность - неприкосновенна, а, кроме того, подогретая алкоголем женщина едва не набросилась на инспектора с кулаками.
Как видно из обеих историй, у милиции, не говоря уже о социальных службах города, почти нет рычагов влияния на нерадивых родителей. И все же, мы обратились в соответствующие отделы исполкома с вопросом, возможно ли помочь проблемным семьям повторно социализоваться. Одной из структур, на которую возложена подобная миссия, является Служба социальной поддержки семьи.
- В ситуациях, которые вам довелось наблюдать в ходе рейда, помочь, пожалуй, уже невозможно, - откровенно замечает начальник Службы Татьяна Яицкая, - все дело в том, что эти люди сами не желают менять свою жизнь. Поэтому мы концентрируем свое внимание на гражданах, в силу разных причин попавших в кризис, но все-таки пытающихся из него выбраться. Главным образом, помогаем в чисто реальных вещах - оформлении документов на получение материальной помощи и пособий, устройстве детей в детский садик, подыскиваем работу. Правда, иногда доводится выезжать с участковыми по месту жительства неблагополучных семей, увещевать людей прекратить пьянствовать и заниматься рукоприкладством. Масштабы болезней общества, действительно, возросли, и, учитывая малочисленность нашей службы, истинный контроль за ситуацией в Константиновке мы обеспечить не в состоянии. Поэтому сосредоточились на тех, кому еще можно помочь. Это дает эффект. Например, не так давно мы помогли молодому человеку, вышедшему из колонии, восстановить документы, прописаться, найти работу. На днях он пришел с благодарностями, сказал, что у него все хорошо. Такие моменты и заставляют нас не опускать руки и отдавать работе все, что можем.
От себя добавим, что принцип "помочь, кому еще можно" в нынешней ситуации выглядит, пожалуй, приемлемым. Было бы замечательно охватить все неблагополучные семьи помощью психологов, педагогов, обеспечить материальные условия для социальной реабилитации. Но, увы, Украина - не Америка, которая выделяет на эти цели сотни миллионов долларов. Весь штат Службы социальной поддержки семьи состоит из трех человек, которые физически не могут охватить  огромный массив населения, нуждающийся в поддержке. В милиции с несовершеннолетними работает только один офицер. Но ведь по большому счету это должны делать вовсе не "дяди милиционеры", в совершенстве владеющие "методом кнута", а детские психологи. Однако по штатному расписанию в горотделе, как и в муниципальных структурах, они "не положены". Как ни печально, но в современной ситуации большинство семей, оказавшихся в “кризисной ситуации”, остаются со своими проблемами один на один.
Р. Кривов.