19 ноября – День работников сельского хозяйства

Printer Friendly, PDF & Email
Газета «Провинция» поздравляет селян Константиновского района с профессиональным праздником! Мужественные, трудолюбивые, добрые и гостеприимные люди! Желаем Вам добра, здоровья, благополучия, обильных урожаев, высокой продуктивности скота и птицы, крепких и богатых крестьянских подворий, достатка в каждом доме и в каждой семье! Пусть всегда в полной мере оценивается Ваш праведный крестьянский труд!

ХЛЕБОДАРЫ

Земным трудом живут земляне,
И забывает человек –
Что скромный труженик крестьянин
Дает ему насущный хлеб.

За все прославив Бога в небе,
Не умаляя ничего,
Снимите шапку перед Хлебом
И тем, кто вырастил его!

За труд крестьянский, пот и муки,
За безразличие страны,
Скажите правнукам и внукам:
«Рукам крестьянским нет цены!»


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

Светлой памяти Николая Трофимовича Жулия, талантливого  руководителя сельскохозяйственного производства Константиновскго района.

В теперешнем хаосе событий и перемен многое из того, что было, порой незаслуженно отбрасывается на обочину новой жизни. Стираются границы между правдой и ложью о людях, не жалевших себя во имя нас.

В сонме таких людей уже довольно далеко маячит тень неординарного, талантливого и рискового председателя колхоза из Константиновского района Николая Трофимовича Жулия. Людская память его еще не забыла, наоборот, в нарастающих на селе трудностях, люди рассказывают о нем были и небылицы.

Безынициативные, бездарные и нетрудолюбивые сегодня упрекают Н. Жулия за крутой нрав и злоупотребление властью. Люди трудолюбивые, уважающие землю и преданные ей, с теплом вспоминают его как непревзойденного хозяина, человека железной хозяйской хватки и предприимчивости, всегда нацеленного на доброе дело и заботу о своих подчиненных.

По моему убеждению, Николай Трофимович Жулий – одна из самых ярких фигур сельскохозяйственного производства Константиновского района. Его дела, поступки и властное слово были плетью для бездельников и непререкаемым авторитетом, руководством к действию для  истинных хлеборобов и животноводов. Они подтверждались высокими экономическими результатами и добротным уровнем жизни колхозников.

О человеке Николае Жулие нельзя говорить мало – это будет незаслуженно и несправедливо, однако  о нем нельзя говорить много потому, что его деловые качества  непременно заведут в дебри высоких хозяйственных результатов, в сухую хронику фактов.

Непреложным остается  одно – на пути своего становления фронтовой артиллерист Н. Жулий от окопов до последних дней своей жизни всегда и везде был на месте. Сразу после войны и впоследствии его посылали в отстающие безнадежные хозяйства, и он выводил их «в люди». Когда колхозы укреплялись, Трофимовича снова двигало на задворки судьбы, и, не умея отставать, Николай Жулий опять выбивался в передовики. Последним его пристанищем стал колхоз им. Ленина в селе Яблоновка. В бытность Н. Жулия это хозяйство (тогда еще колхоз им. Свердлова)  было укрупнено за счет присоединения к нему другого колхоза из села Александро-Калиново, и получило имя пролетарского вождя. Председателю Николаю Жулию имя нового укрупненного хозяйства досталось в сложной конкурентной борьбе. Здесь тоже проявился характер Жулия. Когда речь заходила о благих делах для своего коллектива, председатель стоял «насмерть», как ранее в бою, и не уступал никому.

К сожалению, настойчивость, принципиальность Трофимовича некоторые беспринципные люди, решая свои проблемы, принимали за упрямство, недоброжелательство и захламляли порядочность руководителя жалобами в различные инстанции.

И все же действительность была выше необъективных суждений, зависти и клеветы. Колхоз им. Ленина входил в число лучших хозяйств области: собирал высокие урожаи зерновых, славился на Украине и за ее пределами урожаями яблоневых садов, имел высокопродуктивное животноводство. Передовые хлеборобы и животноводы хозяйства постоянно избирались в президиумы районных и не только районных форумов.

Колхоз успешно развивался по всем направлениям. Расширялась и укреплялась материально-техническая база, пополнился машинно-тракторный парк, были построены современный техдвор и гараж с отапливаемыми боксами, зернохранилища, фруктохранилища, аэродром для самолетов сельхозавиации, обрабатывающих поля колхоза и других хозяйств.

Были заасфальтированы все улицы. Построены современное админздание, клуб, спортзал и многое другое.

Председатель Николай Жулий любил чистоту и порядок во всем.  Село нарядилось в зеленые насаждения и цветы. Причем цветы и зелень были не только на улицах, но и на всех производственных участках.

По этому поводу вспоминается такой случай: я в должности инструктора орготдела райкома партии вместе с ответственным секретарем газеты «Знамя индустрии» Вадимом Дубенко прибыли в хозяйство на отчетно-выборное собрание партгруппы свинофермы. Выйдя из автомобиля, мы шли на ферму меж цветов и зелени. Вадим Дубенко засуетился и начал спрашивать: «Когда мы будем на свиноферме?» И партгруппорг А.А. Шистко ответила: «Мы уже давно на территории фермы». Дубенко удивился. А когда мы тут же прошли по железному мостику через речушку к самой ферме, газетчик удивился еще больше. Белая современная ферма стояла в окружении цветочных клумб. Вокруг было сухо и уютно. Ухоженные  породистые хрюшки и их меньшое поколение смотрели на нас безразличными от сытости глазами.

В красном уголке свинофермы стояли исправные  телевизор и радиоприемник, поблескивали полировкой столы. Блестели стекла шкафов с чайными приборами, пачками чая, сахара и печенья для свинарок. На отведенном месте ждал своего часа электросамовар. В помещении свинофермы тоже были комнатные цветы в горшках. Для Н. Жулия, свинарок и меня все это было уже давно привычным, а для журналиста Вадима Дубенко – неожиданной и приятной новостью. Мне запомнилась его любопытная фраза, сказанная тогда в автомобиле по дороге домой: «Н. Жулий уже стер цветами герани грани между городом и селом!»

Увиденное не являлось показухой, а повседневной нормой. Трофимович уважал прессу, радушно встречал работников газет, телевидения и радио. Однако при любых обстоятельствах он оставался человеком дела и всегда ценил в людях деловитость, предприимчивость и конкретность. Мы с ним были в доверительных товарищеских отношениях, этому не мешали разница в возрасте и различия во взглядах на отдельные проблемы. Заметил он меня не сразу. Чувствовалось, что авторитетный руководитель смотрит на меня, новичка орготдела райкома, приглашенного Героем Социалистического труда, первым секретарем Куликовой Екатериной Григорьевной в аппарат от стекловаренной печи, как на бегемота, случайно угодившего во льды Антарктиды.

Но вскоре все поменялось после того, как я, полунелегально, доставил в одно из закрепленных за мной хозяйств большую партию крайне необходимого металлопроката. При этом пришлось преодолеть серьезные трудности. Николаю Жулию мой поступок пришелся по душе. Он добился, чтобы меня закрепили инструктором за его хозяйством. Потом Николай Трофимович неоднократно предлагал мне должность своего заместителя.

Уважая память истинного председателя Николая Жулия, я все же беру лишь отдельные эпизоды из его жизни, раскрывающие и утверждающие образ Жулия-человека.

Помню неоднократные деловые встречи на берегу живописных истоков колхозного пруда… Конец августа. Вечереет. Заведующий отделом капитального строительства обкома партии Евгений Иванович Корягин шаманит у костра над котелком с ухой. Ему пытается помогать, но только мешает председатель Донецкого облисполкома Дмитрий Матвеевич Гридасов, мы с Николаем Трофимовичем и главным агрономом районного управления сельского хозяйства  Василием Кузьмичем Акулиным сидим возле развернутой на рядне вечери. Уха поспела, идет оживленная трапеза. Наступает пора песен.  Евгений Корягин берет свою гитару, которую он «притащил» с собой. Звучат задушевные песни тех лет. Зная слабость боевого артиллериста Николая Жулия, Евгений Иванович запевает песню «Артиллеристы». Сидевший на траве Н. Жулий, поднимается на колени, дирижируя взмахами рук, поет с просветлевшим лицом: «И сотни тысяч батарей за слезы наших матерей, за нашу Родину – огонь, огонь!»

Каким он был, крутой председатель колхоза Николай Трофимович Жулий, – крепким или слабым человеком?

Мужественным был – это однозначно. А на вопрос, был ли он крепким или слабым, - ответить трудно. Однажды я видел, как во время конкурса именитых артистов он вытирал слезы от хорошей задушевной песни. Еще тогда, много лет назад, я понял, что со мной рядом - просто человек, с присущими ему радостями, печалями и слабостями.

Вместе с тем, в кадровом потенциале района Николай Жулий был глыбой, а не простым звеном.  Судьба отпустила ему именно столько таланта руководителя, сколько было необходимо. Что-то изменить или добавить к этому – нельзя. Потолок председателя колхоза был уровнем Н. Жулия. Он это понимал.

Как большинство смертных, Николай Трофимович Жулий не прочь был искупаться в лучах славы, искал с ней встречи. Над ним всегда маячила звезда Героя Социалистического труда. Но слава поскупилась, отмерив ему ордена Ленина, Октябрьской революции, «Знак Почета», другие боевые и трудовые награды и почести. Люди до сих пор спрашивают, почему так случилось?

…После тяжелой операции Николая Трофимовича Жулия не стало. Я помню, была промозглая сырая погода. Гроб с телом покойного стоял в колхозном клубе. Возле него проходили люди, много людей. Медленно плыли и захлебывались в толпе звуки мелодий траурного марша… Земной путь Человека и председателя колхоза Николая Трофимовича Жулия окончился. Память о Жулие осталась.

Автор очерка и стихотворения Николай Стукан.