Кто мешает селянам жить лучше, а горожанам - дешевле?

Printer Friendly, PDF & Email

Еще в начале этого года премьер Азаров озаботился судьбой мелких фермеров, которые поставляют на рынки городов излишки своего урожая, так называемого «натурпродукта», и обещал повсеместно создавать для них «райские уголки»: «По инициативе Министерства агрополитики на каждом рынке будут созданы так называемые «фермерские уголки», где на 10-20 торговых местах можно будет купить продукцию непосредственно от производителей. Обращаю внимание руководителей местных органов власти на необходимость безусловного воплощения этой идеи. Потом посмотрим, какие цены обоснованы, а какие «накручены». Также надо разобраться с повышением рынками арендной платы за торговое место. Необоснованное завышение аренды в конечном итоге ложится на плечи потребителя. И т.д, и т.п...»

Но призывы Николая Яновича так и остались только призывами. Вместе с тем, «мода» на домашнее мясо, молоко и плодоовощные культуры сегодня уже давно пришла в крупные города. Там даже большие супермаркеты выделяют под домашнюю продукцию целые отделы, кроме того, повсеместно открываются специализированные магазины. Цены в них, конечно, в разы дороже и рассчитаны они, в основном, на более состоятельного покупателя. Примечательно, что свою продукцию уже сегодня туда поставляют более или менее состоявшиеся фермеры Константиновского района.

Куда уходит местный производитель

«Знаете, мы с семьей много лет выращивали овощи и птицу на своей земле, но оказалось, что в городе продавать ее невыгодно, - говорит фермер со стажем Светлана. - Особенно, если ты стараешься делать все качественно и без применения химии. Чтобы стать на любом из наших рынков, нужно предоставить целую кучу всяких справок, разрешений и сертификатов. Иногда их стоимость больше, чем весь наш заработок. Да еще и с «демпингом» соседей не каждый может смириться. Но для нас снизить цену — значит, сэкономить на производстве, обработке или хранении своего товара, и, соответственно, сознательно снизить его качество. В Донецке же, например, мы можем сдавать свою продукцию оптом, и это гораздо выгоднее, чем торговать в розницу дома. Если ты предлагаешь хороший, качественный товар, то тамошние магазины и рестораны готовы платить достойную цену. И здесь дело даже не в наличии у тебя документов, которые, как известно, покупаются и продаются на каждом углу, а в доверии и порядочности. К нормальным поставщикам здесь и придираются меньше и рассчитываются вовремя, а это, поверьте, хороший стимул в нашей нелегкой работе».

Свои «чужие»

Оказывается, ехать далеко за пределы родного села и района местных производителей вынуждает не только погоня за длинным рублем, но и сама жизнь. Отсутствие четкой городской и районной программы поддержки сельхозпроизводителя, своей муниципальной рыночной сети вогнало жителей Константиновского района, да и города, в жуткую депрессию. Мало того, что на выращивание овощей-фруктов и скотины требуется уйма сил, средств и времени, так еще и продать все это оказывается делом практически нереальным.

Все существующие городские рынки уже давно перешли в частные руки и заселены оптовыми торговцами — перекупщиками, которые не производят, а просто перепродают чужое. Причем, проконтролировать качество и происхождение товара на их прилавках — попросту некому и нечем. Они же с молчаливого согласия официальных органов устанавливают цены и держат их на нужном уровне. Так повелось, что услуги рынков и плата за рыночный сбор и для бабушки, вынесшей на базар десяток своих курей, и для реализаторов целых партий птицы — практически одинаковы. И это без учета дорожных расходов (от села до города), потерянного времени и прочих вещей в виде санитарных, милицейских поборов и прочего.

Двойные стандарты константиновских рынков

«В своем дворе я каждый год выращиваю по несколько свиней, - рассказывает Александр, - и раньше сам торговал своим мясом на рынке, но сегодня делать это невыгодно. За услуги рынка — порубку, проверку вет-лаборатории и прочие вещи — приходится платить около 500 гривен с туши, не считая местовых, рыночного сбора и нескольких дней поездок в город. Нам ведь дают такие места, где никто из покупателей нас просто не найдет, поэтому одним днем здесь не отделаешься. Это и вынуждает многих из нас сдавать скотину живым весом за бесценок городским перекупщикам. Как и мы, они не платят практически никаких налогов. Для подтверждения статуса производителя контролерам они только показывают, что у них в хозяйстве имеется несколько своих свинок, которыми они волшебным образом торгуют круглый год. Все знают, что требуемого пакета документов нет ни у одного из этих, так называемых, «фермеров», а свиньи или коровы скупаются по всем селам и поселкам, больные и здоровые вперемешку. Но это, судя по ситуации, ни один из контролирующих органов не интересует. А вы говорите, - поддержка села, здоровье народа!..»

Хочешь жить, - умей вертеться

Впрочем, селяне-одиночки, которые иногда все-таки решаются показываться на местных «официальных» базарах, не для печати признаются: если и приезжают в город, то вынуждены работать на нейтральных территориях. Одни из них привозят свою продукцию по заказу постоянных клиентов прямо в учреждения и организации, другие становятся просто во дворах многоэтажек или за пределами рынков: «Здесь у нас места уже прибиты, люди нас знают, никакой крыши у нас нет. Поэтому, за качество отвечаем лично, и заинтересованы, чтобы человек пришел к нам снова - только за свежим товаром, а не за вонючим, который в морозильниках перекупщиков лежит с незапамятных времен «несезона», когда был куплен по самой низкой стоимости. Да и цена от производителя, без варварских поборов санстанции, рыночников и прочих троглодитов, естественно, будет гораздо более демократичной. Поэтому, мы даже согласны платить «отступные» участковому милиционеру, но торговать нормально. А бороться с «мафией» перекупщиков, которые просто заполонили константиновские рынки, - себе дороже. Кстати, в соседних городах наши знакомые от этой проблемы избавились: например, в Дзержинске городские власти добились того, чтобы на мясном рынке для фермеров оставили одно единственное место и там по очереди торговали местные производители. Люди настолько оценили разницу в цене и качестве, что перекупщикам самим пришлось уйти с этого рынка. А в Харьковской области даже дан негласный приказ, чтобы ни ГАИ, ни другие контролирующие органы не останавливали фуры и машины с купленной у местных селян продукцией, ведь деньги, которые зарабатывает их район, в конечном итоге остаются в том же районе. В сельсовете выдается платная (около 30 гривен) справка, в которой указано, что тот или иной товар куплен у Васи Пупкина, который действительно сам выращивает помидоры-огурцы и несет ответственность за их качество. Там почему-то даже самые закостенелые чиновники понимают: если не могут помочь селянину выжить, то нужно ему хотя бы не мешать...»

Качество — понятие относительное

Искусственные препоны, повсеместный бюрократизм, алчность рыночной администрации и безразличие со стороны официальных органов власти уничтожили бизнес многих мелких производителей, в том числе, и Валентины Семеновны, жительницы одной из константиновских окраин. Ей просто пришлось порезать своих коров-кормилиц и жить на мизерную пенсию. Экологически и физически чистое молоко ее Машки оказалось не конкурентоспособным: «Как бывшая доярка, я знаю, что корова должна содержаться в чистом помещении, обработанном спецсредствами от различных болезней и паразитов. Чтобы молоко было полезным и вкусным, - помимо выпаса на чистой траве, животное должно быть вовремя привито, а вызов ветеринара стоит сегодня не меньше 30-ти гривен, не считая вакцины. После чего молоко нельзя использовать около двух недель, а это - прямой убыток, идти на который может только тот, кто умеет считать свои деньги. Кроме того, весь процесс сбора и хранения молока должен быть выдержан на должном уровне. Тогда молоко будет вкусным, без неприятного запаха и последствий. Но и стоимость его в таком случае возрастает в несколько раз. А покупатель обычно гонится за «дешевой рыбкой». Если литр нормального, чистого молока стоит у меня, например, 15 гривен, то соседка по рынку сначала собирает с него все сливки или разбавляет практически один к двум и продает в два раза дешевле, причем, в пластиковой таре, купленной у бомжей с соседних мусорников (что категорически запрещено — молоко, как и спиртное, в ней превращается в отраву). Самое страшное, что ни в городе, ни в области, насколько мне известно, нет ни одной специализированной службы, которая бы смогла проверить качество продуктов на наших рынках. А они, поверьте, зачастую не намного полезнее тех искусственных, которыми полны прилавки супермаркетов и магазинов...»

Низы бы рады, да верхи не хотят

И, тем не менее, селяне сегодня хотят и могут производить натуральные продукты, продавать их по нормальным ценам и жить не хуже своих коллег из соседних областей. Говорят, для этого им нужно совсем немного: «Господь наделил жителей Донбасса хорошей землей, на которой сегодня растет все. На севере уже научились выращивать арбузы, на востоке фрукты, не хуже крымских. Государство освободило личные фермерские хозяйства от налогов — кроме земельного, мы ничего не платим. Поэтому, голодать сегодня может только ленивый селянин, который не желает вкладывать в свое хозяйство деньги и мозги. Нужно нам всего ничего — помощь города и района в плане создания «колхозного рынка», как в старые добрые времена». Но рынки сегодня частные, да и укоренились на них в большинстве своем перекупщики, которые выживают каждого «неугодного» колхозника. Вмешиваться в их работу город права не имеет, но и своего ничего не создает. Когда селяне ежедневно приезжали на рынки Константиновки, продавали здесь свои фрукты или овощи, мясо или рассаду — все были в выигрыше. Деньги оставались в районе, горожане покупали качественные продукты по низким ценам, экономя свои мизерные пенсии и зарплаты. Сегодня картина другая — наши селяне вывозят натур-продукт за пределы города, а горожане тратят свои деньги на рынках соседних городов. Тех же, кто пытается торговать в «неустановленных» местах, постоянно «гоняют». Например, на «хитром» рынке, где торговля всякой-всячиной с земли шла десятилетиями. Только с начала года местных нелегалов несколько раз объявляли персонами нон грата. Одних нещадно штрафовали и обирали различные контролирующие инстанции. Товар других, как рассказывают очевидцы, просто разбрасывали по площади. На протяжении многих лет городские руководители кормили торговцев обещаниями. В это время все пустующие территории в округе застроили своими ларьками и магазинами сильные мира сего, а до обустройства «колхозного» базара дело так и не дошло.

Землю - крестьянам, рынки - селянам

В управлении коммунального хозяйства о проблеме селян знают не по наслышке, несколько раз даже принимали участие в очередных репрессиях непобедимых нелегалов и совместно с администрацией «Юбилейного» пытались загнать их в «стойло», но все оказалось напрасным. Хитрый живет и процветает. Впрочем, эта проблема все-таки должна разрешиться уже ближайшей весной. «Схема реконструкции прилегающей к рынку «Юбилейный» территории, которая была разработана для этой части города, предусматривает создание первого муниципального рынка для нужд мелких сельхозпроизводителей, - рассказывает начальник городского управления коммунального хозяйства Д.Заварзин. - Вместо пустующих газонов возле магазина «Юбилейный» будет асфальтированная площадка, со стационарными прилавками, где своей продукцией смогут торговать жители города и района с минимальными расходами на уплату различных сборов. По предварительным подсчетам, реализация этого проекта обойдется городу около 100 000 гривен, которые мы планируем заложить в бюджет следующего года. Что касается оптовой торговли овощами и фруктами, фуры с которыми сегодня расположились на площади в районе ж/д вокзала, - то для них мы сегодня тоже подыскиваем подходящее место. В случае, если арендаторы площадки напротив бывшей колбасной фабрики откажутся от намерения строить там супермаркет, - город сможет оборудовать здесь еще один коммунальный рынок, который будем контролировать сами».

О.Панина.