Послевкусие

Printer Friendly, PDF & Email
«Если миллионы перестанут верить своим газетам и своему телевидению – это начало конца.
Общество становится толпой обозленных и... одиночек».
Газета “Известия” от 16.10.1997.


Можно ли это заявление уважаемого печатного органа нашего советского прошлого считать провидческим? Время внесло коррективы? Сегодня можно было бы сказать: «Если миллионы не отрешатся от безоглядной, некритичной веры в то, о чем пишут газеты, вещает радио и проповедует телевидение, - обществу грозит обозленность, а членам этого общества – одиночество. Я, внимательный наблюдатель всего, что доступно наблюдению (через прессу, радио, телевидение), могу сказать лишь о двух крайностях, которые проросли на нашей почве и процветают буйным цветом… неправды или мнимой правды, или полуправды. Я вижу, понимаю, и от этого послевкусие на душе одно - горько.

Среди событий, произошедших в нашем городе за последнюю неделю, не осталось, или, думаю, не останется без внимания отчетно-выборное собрание в журналистской организации. Почему? Да ведь при всем скептицизме в оценке интересов горожан и степени их гражданственности, многие константиновцы и жители района, естественно, читают местные газеты, слушают наше радио и смотрят «Скиф-2». Возможно, они не знают, что  наша журналистская организация – лучшая в Украине, что газета «Знамя индустрии» - тоже лучшая. И что многие журналисты, как и их «руководитель» (почему  кавычки? – а нельзя творческими людьми руководить, кто управляем начальством, тот не журналист, если по Гамбургскому счету судить.) Так вот, и руководитель, Андрей Будяк, отмечен и награжден, не обойден похвалами. И сверху, и теми, кто рядом, и уж, конечно, теми, кто в его подчинении. То есть, все – отлично. Все – на высшем уровне. Так почему на душе плохо? А просто  Господь не лишил способности видеть реальность и реальность эту непредвзято оценивать. (Слава Богу, у большинства людей этот дар – норма). Послевкусие у  большинства журналистов после собрания не сладкое, полагаю. Почему?

Большинство привычно отмолчалось. По разным причинам. Одни – потому, что зависимы от руководителей, а их руководители по месту работы и в организации  - вожди. Другие молчали, не желая вызывать на себя в очередной раз гнев властьпридержащих, в газете или  на телевидении (на радио все проще и демократичней, мне кажется. Там нет вождей и подчиненных, там есть соратники по делу).

На собрании были руководители из Киева и Донецка. Мне  они предстали людьми умными, все понимающими и… усталыми. Но именно их присутствие, желание достучаться с истиной, - прав А.Будяк, об этом сказавший, - заставило четверых журналистов заговорить о наболевшем. Кстати, эти четверо волновались и этим выделились из череды спокойных (равнодушных?)  выступавших. Нет, шестеро волновались. Оба – не члены организации, но уважаемые представители уважаемых органов власти в городе и районе. Справедливости ради скажу, мне было близко волнение и представителя районной власти, и представителя нашей милиции. Они были искренни. Эмоциональны. В пику накатанной, отрежиссированной программе «концерта по заявкам», такое, на мой взгляд, впечатление от собрания у большинства. Выглядело ведь все именно отрежиссированным. К несчастью, режиссер не на уровне оказался, ну да это уже другая история. Отсюда и послевкусие - грусть. Все до того хорошо в организации, что… плакать хочется. Почему?

А вы, дорогие читатели, слушатели и зрители наших СМИ, можете  сказать, что они, наши СМИ, идут в ногу с жизнью? С вами честны? Никому не служат? Не угождают? Один выступающий горько заметил: «Две газеты наши, много лет существующие, в двух мирах обретаются. Одна – в солнечном, по принципу: «жить стало лучше, жить стало веселей», а другая пытается крикнуть, проговорить, прошептать хоть каплю нашей боли, наших проблем. Так где правда? И почему так разнятся эти газеты?» Если честно, мне жаль, что между ними нет настоящей творческой конкуренции. Жизнь бы показала, какая из газет – лучшая, и почему именно сейчас хвалят и награждают именно эту, а не другую газету.

О радио докладчик вспомнил вскользь, забыв, что у нас в городе уже две радиостудии, и имена у них разные. О «Провинции» и ее работниках тоже упоминалось, и тоже – вскользь. Главными героями всех побед и успехов  (по докладу) являются у нас газета «Знамя индустрии» и «Скиф-2». Не за что хаять работников этих СМИ. Там столько талантливых людей, столько идей, но… столько послушания, столько зависимости, что… послевкусие - горше украинский горчицы. Может быть, у наблюдающих, а не у работающих там?

Конечно, наша организация – сколок с общества в целом. Как во власти, как на любом предприятии, на любом уровне сегодня выживают люди (в профессии, если она творческая, умирая), чаще спасаясь игрой в похожесть, в подчинение, в раболепие перед вышестоящим. Это – первое. Второе, как обществу в целом, так и нашей организации  присуще сегодня быстрое подчинение не знанию себя и других, но мнению о себе и других. А если мнение тиражируется газетами и телевидением, возникает странное, похожее на болезнь, неумение распознать в себе и в других отличие от фантома, изобретенного кем-то с определенной целью.

В городе  можно увидеть разное: и относительный порядок, и абсолютный рай, и ужасающую нечистоплотность горожан и бездеятельность тех, кто должен за чистотой следить. В городе можно прочесть  материалы, отличающиеся именно разным видением. Почему разным, если действительность одна? Видится не реальность, а желаемое? Желаемое кем? Угождением кому являются такие материалы?

Сигурин Уивер, актриса мирового значения, говорила о сути долга актера, желающего говорить людям правду: «Мне кажется, что одна из обязанностей актера – наблюдение за людьми, а заниматься  этим невозможно, если все наблюдают только за собой».

Замените слово «актер» словами – «власть придержащий», «журналист», да просто - «творческая личность», - и вы получите одну из расшифровок причин того, что я называю виртуальными успехами, виртуальной славой, виртуальными авторитетами. У нас  руководство организации, я все же о журналистах веду речь, увлечена самонаблюдением и самодовольством. Вон какие мы (несколько человек в организации!) дружные, семья, да и только! Какие мы успешные (коль - награжденные!). Какие мы… и не видят остальных, они, остальные, - чужие, они – внизу. Ведущий собрания не случайно оговорился: «Если кто-то, кроме записавшихся, хочет  что-нибудь сказать, нам интересно услышать мнение СНИЗУ». (Пересказываю, не цитирую!) Это они – несколько человек – наверху, так понимать надо? А что видит человек снизу, задрав голову вверх, туда, где руководители обретаются? Вы и сами знаете, что снизу видно. Послевкусие от этих картинок жуткое. Порою не веришь, что может быть иначе.

А может быть иначе? Я мало верю в то, что умная молодежь, опытные журналисты в восторге оттого, что происходит в журналистской «семье», да и есть ли она? Есть ли журналистская организация – собрание единомышленников, а не единовластников?
Я знаю ответ на этот вопрос. А вы, товарищи мои? У меня послевкусие от знания – тоска. А у вас?

С. Турчина.

От редакции. Публикуя размышления о делах «цеховых» члена городской журналистской «тусовки» Светланы Федоровны Турчиной, чье имя не нуждается в рекламе, сообщаем итоги выборов. Секретарем городской организации НСЖУ вновь избран Андрей Будяк (ген. Директор телестудии «Скиф-2»), в члены правления – девять достопочтенных граждан города, часть из которых не занимается и никогда не занималась профессиональной журналистикой. Газета «Провинция» и ее нештатные помощники остаются в оппозиции к избранному правлению.