Жизнь во сне, все дальше от реальности

Printer Friendly, PDF & Email

Сегодня мне сообщили, что Путин стал президентом России. Не спорю, я что-то слышал про это, но если честно, не следил. Я думал, — у них выборы после ЧМ по футболу. Осенью. Как у нас всегда. А тут раз — и уже президент.

Конечно, что именно он победит, сомнений не было, в России ведь альтернативы нет. А кто был альтернативой, тот или в тюрьме, или научен тюрьмой или запуган тюрьмой. Конечно, женщины России выбирают плешивых, по сиськи роста мужичонок. Такие они извращенки. И чтоб обязательно мужичонка ходил в туфлях с толстой платформой на каблуках. Для шарма.

Конечно, во всей России в конце 90-х не было молодого красивого генерала ФСБ, которого необходимо было поставить вместо Ельцина, что пришлось вспомнить о плюгавом капитане из Германии. Совпадение? Не думаю. Хотелось бы сказать, что пусть разбираются сами в русии и прусии, чей поток будет транспортировать в Германию газ, но без нашей ГТС, только все это фикция. Сможем мы или нет отстоять свой статус транзитной державы, покажут ближайшие дни. Пока же мы будем смаковать переворот Савченко и ее команды...

Мы готовы отвлекаться на все что угодно. Даже на выборы в России, и не замечать создание объединенной территориальной громады в Константиновке. Мы прикрутили или открутили газ, повинуясь порыву Центральной власти, не замечая падения производства наших предприятий.

Мы радуемся перерезанной ленточке новой опорной школы в горах Карпат, не замечая закрытия школ в нашем городе. Мы постепенно, как при Советском Союзе, становимся доками в геополитике, стараясь не замечать гору мусора в нашем дворе.

Мы радуемся или плачем, что есть одно и то же, накрытием бомбами «ихтамнетов» в Сирии, не осознавая, что такие «ихтамнеты» уже направили свои пушки на наши дома и детские сады с оккупированной территории в 30 км от нас.

Мы пытаемся отодвинуть реальный мир за край горизонта, потому что мы уже не справляемся с реалиями, захлестнувшими нас.

Мы находим оправдание своей апатии и безразличию тем, что в Сомали еще хуже. Если раньше мы придумывали мир, где лучше там, где нас нет, теперь мы пытаемся убедить себя, что там еще хуже.

Мы начинаем строить свой незримый железный занавес. И чтоб ни один луч надежды сквозь него не проскочил.

Мы даже стали верить, что альтернативы сегодняшнему Президенту нет, не было и не будет. Нам кажется, что если ничего не менять вокруг, то все будет Советский Союз, когда мы были молодыми и дурь прекрасную несли.

Нет, в опросах мы отвечаем, что хотим перемен и убрать мусор со своего двора. Вернее, чтоб убрали. А из перемен — натянуть кожу, чтобы не было морщин. И еще — выпрямить или закрутить волосы. Перемены — так глобально. Но наши морщины все равно преследуют нас, ведь наши морщины — это наша история. И наши победы, и наши поражения. И вот мы замечаем, что и у наших детей уже пошли морщины. Внуки? До них надо дожить. Надежда ведь умрет последней. Даже если она готовила теракт. Таковы наши правила — сначала теракт, потом вызывайте. Профилактика? Нет. Не слышали. Может вам еще пенсионные счета в банках пооткрывать, куда откладывать деньги на старость? Фигушки. Нам потом из голубого вертолета пенсию заплатят или, на худой конец, из голубого вертолета ООН сбросят гуманитарку.

Мы постепенно скатываемся до самодостаточности минимальной гуманитарной помощи. Еще бы, мусор кто во дворе убрал? А там все нормально. Мы всем довольны, нас уже собрали вместе, можно брать и можно есть нас.

На этом можно было бы и закончить, но мне очень хочется, чтобы история Донетчины продолжалась. Мы еще не выработали свой потенциал. Из нас еще можно делать гвоздей или людей. Но то на любителя.

Александр Меланченко.