Нас позвали в Правдовку

«Письмо позвало в дорогу». Помнится, в Советском Союзе был такой газетный штамп. Это когда журналиста отправляют в командировку по письму читателя. Вот и мы поехали в неблизкую заснеженную Правдовку. Откуда в «Провинцию» пришло по электронке письмо нашей читательницы О.И. Никаноровой с приличным — более 30(!) — количеством подписей. «Да я и не собирала их, - ответила нам автор письма. - Так, на улице кое-кого встретила. Если собирать, то у нас все подпишутся». Говорим мы с ней в правдовской больнице. Ольга Ивановна немолода, нуждается в лечении, ее тревога за больницу, которой понизили статус до амбулатории, понятна.

В Правдовке никто не верит, что утраченный статус-кво будет восстановлен. И если голова сельсовета говорила с нами о сложившейся ситуации пусть с нотками обреченности в голосе, но без какой-либо предвзятости, то врач Г.О. Супрун сразу сказала, как отрезала: «Зачем вы приехали? Кому это нужно? Ведь ничего уже не исправишь». На ее глазах блестели слезы и было видно, что разговор для нее мучителен

«Что потеряло село? Можно ли уже говорить о каких-либо результатах едва начавшейся реформы?» На эти наши вопросы последовал следующий ответ. Излагаю своими словами.

Во-первых, вдвое уменьшилось число коек, и это еще полбеды, но вот амбулаторный статус предусматривает лишь дневное пребывание лежачего больного на больничной койке.

Приезжайте к нам в Правдовку, помогите!

Село постарело. Многие старики живут одни, и если летом кое-как управиться в хате и по хозяйству могут, то зимой они физически справляться с отоплением не в состоянии. Хоть и в нарушение всех должностных инструкций, таких стариков клали на зиму в больницу. Это ни в какие отчеты и статистические выкладки не входило, но выполняли сельские больнички еще и функции дома престарелых. Закрыть больницу — обречь таких стариков на медленную мучительную смерть в холодных домах. В город они, как правило, ехать не хотят, не могут, да и кто их положит там? На каком основании? Лекарства от старости не придумано. А обещанных властью заморских хосписов еще и на бумаге не построили...

Несмотря на уверения наших можновладцев, той же Ирины Акимовой из президентской администрации, что ни один медик не останется без работы, в Правдовке остались за бортом несколько. Пониженный статус, уменьшение койко-мест. Если врачи и медсестры, работавшие на полторы ставки, просто потеряли в зарплате, то добросовестные профессионалы нижнего звена работу-таки утратили, ведь как трудоустроить ту же санитарку, если ближайший ФАП находится в другом селе? Маршрутка туда не ходит.

Зачем вы сюда приехали?..

В больнице рассчитывать на помощь можно было в любое время. Были круглосуточные дежурства, помощь оказывалась оперативно. Теперь, в лучшем случае, медработники будут оказывать первую помощь у себя на дому, на общественных началах, в свободное, так сказать, от основной работы время. Вот только средства на неотложную помощь придется искать самим селянам. Конечно, по логике медреформы, должен быть в селе семейный доктор, но Вы в городе хоть одного такого видели?

В больнице была возможность оказывать помощь всем категориям больных, включая самых тяжелых. В амбулаторных условиях применение наркосодержащих препаратов, без которых онкобольным не обойтись, не предусмотрено.

Уже уменьшилось финансирование. Если раньше на больницу выделяли 45 тыс. грн., теперь на весь район - 90. В результате, в правдовской амбулатории всего 12 градусов тепла.

В общем, кто-то плачет, кто-то поминает какую-то незнакомую нам мать. «Так что будет?» - спрашиваем. «Что будет, - мор для стариков будет. Ну, кто в больницу в город в их состоянии поедет? Всю жизнь лечились у себя дома, а теперь, в 70 лет, куда им податься? Так и будут лежать по хатам, пока не поумирают».

С тем, что реформы в нашем обществе нужны, согласны все. И то, что эта власть, за которую лично я не голосовал, принялась за их осуществление, - вызывает понимание. Но вот начинать надо было им с себя. Ведь по поводу депутатских немалых льгот и сверхвысоких доходов принял Конституционный суд решение, опираясь при этом на 22 статью Конституции, что нельзя сужать уровень прав и свобод, в том числе социальных. Но вот у «пересичного» гражданина, оказывается, можно и сужать, и лишать. Слабых не уважают.

Да и логику реформ я вижу иной. У громады должны быть деньги. Не подачки от государства, когда за тобою же заработанное надо пресмыкаться перед государством и ждать милости от державных постсоветских беспредельщиков. Бюджета громады должно хватать на все, в том числе и на медицину. Чтобы у громады появились деньги, земля должна иметь свою цену, на нее должен быть серьезный налог. Без налога на землю, который и оставался бы в громаде, рынок земли создаст Украину с латифундистским типом сельского хозяйства. В той же Правдовке почти всю землю арендует ясиноватская фирма «Бета-млин», вот только работу из селян получило в ней... три человека. В бюджет села и селян поступают от этой «аренды», если сравнивать с получаемой «Бетой» прибылью, - копейки. Если вспомнить историю, серьезный земельный налог был до 1917 года. И была тогда земская медицина. Но это уже другая философия госуправления.

И.Бредихин.

Уже на "растрел повели", но все еще не понимают кому это нужно...Неужто поднимется самосознание когда начнут органы у детей вырезать? Посмотрим на результат партии власти на выборах в Верховную Раду в этом селе...