В Константиновке новый прокурор

Printer Friendly, PDF & Email
О переводе горрайонного прокурора Олега Пацулы в Дебальцево город узнал еще две недели назад. О его преемнике — Вадиме Лушере, назначенном 17 октября, «Провинция» прочитала на сайте Генеральной прокуратуры, чем и поделилась с читателями. Как оказалось, Вадим Викторович человек в городе не новый и свою карьеру на прокурорском поприще в 1999 году начал с должности помощника прокурора Константиновского района, а затем следователя той же райпрокуратуры. С апреля по октябрь 2005 года был исполняющим обязанности, а затем старшим прокурором «отдела надзора за соблюдением законов об админнарушениях управления по защите прав граждан и интересов государства» прокуратуры Донецкой области. С ноября 2005 года и до перевода в Константиновку работал заместителем прокурора Центрально-городского района Горловки.


В данное время Вадим Лушер активно знакомится с новым участком работы, но в своем загруженном графике смог найти время, чтобы ответить на вопросы «Провинции».

— Вадим Викторович, перевод в Константиновку вы расцениваете как повышение или понижение в вашей карьере?

— Конечно же, это повышение. Во-первых, за девять лет работы в прокуратуре я занимал разные должности, в том числе и заместителя прокурора, поэтому должность прокурора, пусть даже маленького города и района — это уже работа первого руководителя, и имеет свои особенности. Кроме того, та прокуратура, в которой я работал перед этим, по штату была меньше Константиновской. Но, несмотря на то, что количество совершенных там преступлений было больше, будучи заместителем прокурора я занимался только надзором за милицией. В Константиновке круг моих обязанностей будет значительно шире. Основная же трудность, которую я вижу в связи с переходом на должность межрайонного прокурора, — большое количество поднадзорных органов (местного самоуправления разного уровня и целый ряд контролирующих инстанций).

— Какое дело в своей практике вы считаете самым громким или показательным?

— Мне приходилось принимать участие в раскрытии множества преступлений, но выделить какое‑то одно довольно трудно. Я шесть лет работал помощником и следователем в прокуратуре Константиновского района, где мы ежегодно возбуждали порядка 5 уголовных дел в отношении первых руководителей предприятий района и главных бухгалтеров. Все они были направлены в суд, по всем постановлены обвинительные приговоры. Не хотелось бы хвастаться, но я думаю, что никто в прокуратуре Донецкой области не составил больше протоколов о коррупции (около 20‑ти) относительно председателей, голов сельских советов и т. д.

— На чем вы собираетесь сосредоточить свои усилия на первом этапе работы в Константиновке?

— Как ни банально, но это в первую очередь — защита конституционных прав граждан по всем направлениям. Потому что эти права могут быть нарушены как на семейном уровне, так и на уровне взаимоотношений с контролирующими органами, которые государством наделены определенными правами по ограничению свобод граждан. Главное для меня, как это ни тривиально звучит, — служба народу, а око государево — смотреть, чтобы никто ничего у государства не украл, — это дело второе. В моей практике были случаи, когда конфликтовали интересы государства и граждан, и когда прокуратура однозначно занимала позицию последних. Как пример, можно привести иски в пользу чернобыльцев. Когда было разночтение в законодательстве, мы взыскивали с различных госфондов выплаты в их пользу. А также регрессные выплаты для шахтеров и т. д. Еще один немаловажный момент — искоренение равнодушия к нуждам простого человека. Наша задача — заставить других людей (т. е. должностных лиц, — ред.) слушать. «Пошла вон» или «нет времени» — здесь не проходит и отучить от такого отношения можно только через некое ответное ущемление. Так, за отфутболивание и неумение «нормально» принять жительницу был привлечен к административной ответственности один из начальников участковых.

— На наш взгляд, ваш предшественник вел некую политику «невмешательства» в дела городских властей. Собираетесь ли вы лично, либо через представителя прокуратуры, посещать заседания исполкома и сессии городского совета?

— Приказом Генпрокурора и Законом «О прокуратуре» на нас возложено не право, а обязанность надзора за законностью актов, издаваемых органами местного самоуправления. В прокуратуре существуют накопительные папки, куда попадают все документы, вне зависимости от того, был ли прокурор или его помощники на том или ином мероприятии, или нет. Затем мы знакомимся с ними — и либо соглашаемся с их законностью, либо нет. Но если в меру своей загруженности наши сотрудники какое‑то из решений оставили не подконтрольным или непроверенным, — вы можете указать нам на это. Газета вправе опубликовать его и мы обязаны будем прочитать такую статью и провести соответствующую проверку законности решения, которое вынес лично мэр или кто‑либо другой. И я буду только благодарен вам за это. Ведь у СМИ много возможностей: вы общаетесь с людьми и собираете разного рода информацию по городу, как сыщики.

— Вадим Викторович, а как складывались ваши отношения с прессой и общественными организациями до перевода в наш город?

— В принципе, на протяжении всей моей работы в надзорной системе проблем с прессой у меня не было. Хотя пару инцидентов припоминаю. В 2006 году газета «2000» называла меня садистом, негодяем и фальсификатором… К сожалению, нападкам данного СМИ тогда подверглось и мое вышестоящее руководство. Полемика развернулась вокруг уголовного дела в отношении майора милиции, на защиту которого стали общественные и политические организации Горловки. Суть его заключалась в том, что данный сотрудник милиции уговорил случайного человека «повесить на себя» убийство. Во время процесса все, кому ни лень, пытались сунуть палки в колеса. Однако дело вскоре было расследовано, направлено в суд и по нему был постановлен обвинительный приговор, с которым согласился и сам обвиняемый. Подобная ситуация случилась, когда я был членом оперативно‑следственной группы Константиновской районной прокуратуры, при расследовании дела в отношении заместителя начальника райотдела милиции. После того, как материалы по совершенному им преступлению были направлены в суд, местная пресса квалифицировала его как сведение личных счетов и т. п. Но очень скоро подозреваемого арестовали прямо в зале суда и он отбыл реальное наказание. Что же касается критики в прессе, то я к этому отношусь абсолютно нормально. Конечно, как человеку, мне это неприятно, но на каждый роток не накинешь платок. Если ты уверен в своей правоте, нужно просто молчать и кропотливо день ото дня делать свою работу. Жизнь все расставит по своим местам. Что же касается общественных организаций, то, например, в Горловке, где их немало, мы всегда находили общий язык. Некоторые из них пытаются нажить себе какой‑то авторитет, особенно с помощью скандала или конфликта по простому сценарию: выбираются самые громкие гражданские или уголовные дела и начинается отстаивание в них чьих‑то конкретных интересов. Мне, как человеку, не нравится такой дешевый популизм. Просто жалко простых обывателей, которым все это неправильно преподносится.

— Наша газета может рассчитывать на сотрудничество с вами?

— Конечно, но только на взаимовыгодное сотрудничество.

С Константиновским межрайонным прокурором В. Лушером беседовала О. Окунева.