Директор – это тоже режиссер

Printer Friendly, PDF & Email
Украинское общество слепых в этом году отмечает очень солидный юбилей – 75 лет. Праздновать «большую дату» будет и Константиновское предприятие УТОС. Много лет подряд оно упоминалось чуть ли не как дышащее на ладан и находящееся на грани краха. Однако ситуация изменилась, организация теперь если и не процветает, то прочно и уверенно стоит на ногах. Добиться этого удалось благодаря уму, энергии и предприимчивости одной женщины - ее руководителя Людмилы Малининой.


Директор предприятия УТОС Л.П. Малинина.

Вообще-то Людмила Павловна никогда не была производственником. В юности, будучи практически слепой, получила профессию режиссера, много лет руководила клубом предприятия УТОС и устраивала коллегам праздники и концерты. Но и в дела родного предприятия вникала подробно – десять лет была председателем профкома. В директорское кресло попала в ноябре 2004 года, когда предприятие впало в коллапс.

- Я стала директором в ноябре 2004 года, - рассказывает Людмила Павловна. - Меня назначали в Киеве, в центральном правлении общества. Никто особенно не надеялся, что предприятие выползет, правда, в правлении пошутили, сказали, что режиссеров в директора еще не назначали, хотя и производственников в УТОСе не было тоже. Говорят, у нас директора в основном учителя – физики или истории,  пусть будет и режиссер. Ситуация тогда была просто ужасной. Общая задолженность по всем видам платежей составляла более 400 тыс. грн., от прежнего руководства было еще 120 тысяч банковского кредита, задолженность по заработной плате за 10 месяцев составила 127 тыс. Завод буквально всем был должен – в Пенсионный, был долг по подоходному налогу, за телефон, электроэнергию, брали участок в Куртовке в аренду, и там тысячные долги и убытки. Да что там говорить, имея льготу по НДС, предприятие ухитрилось «нажить» 32 тысячи гривен долга по этому налогу. Имущество было арестовано налоговой инспекцией, счета тоже под арестом. Вообще, считаю, что предыдущее руководство подводило предприятие под банкротство. Был тут один человек, занимался изготовлением ножей. Ему наша механическая мастерская, полная станков, очень нравилась, а остальное было совсем не нужно. И моя предшественница, когда предприятие уже на ладан дышало, назначила его на весьма ответственный пост в администрации предприятия, и сама легла в больницу. После моего назначения целая борьба завязалась - с увольнениями по статье, тяжбами. В меня мало кто верил, даже юрист предприятия позже признавался, что шансов на мой успех отводил больше 15 процентов. Я хваталась за любую соломинку, чтобы спасти предприятие, барахталась, как могла.


Участок по производству металлической сетки.

Самое сложное, по словам Людмилы Малининой, было восстановить рухнувшую репутацию. Завод изготавливает два основных вида продукции – комплектующие для вибронасосов и металлическую сетку, которую используют для производства кирпича. Эту последнюю при старом руководстве делали с нарушением технологии. Как объяснила Людмила Павловна, для производства сетки нужен только хороший металл, 45-я сталь, ведь сетка используется в камерах полимеризации, при высокой температуре, а делали ее из любой мягкой стали, она ведь в два раза дешевле. Вот и растеряли покупателей сетки. Начали работать по-новому, постепенно возвращали заказчиков. Первым спасительным клиентом была фирма из Харькова, покупающая в УТОСе узлы для насосов, она возобновила сотрудничество несмотря на солидный долг. Заказ для нее делали на давальческом сырье. Правда до этого новоиспеченному директору пришлось побегать по кабинетам других кредиторов, буквально вымаливая отсрочку, чтобы не лишиться средств производства.

- Я отойду в коридор, поплачу, и вновь возвращаюсь, прошу войти в наше положение, - делилась Л. Малинина неприятными воспоминаниями. - Мне пеняли: что вы за директор такой, что стоите и плачете, но я-то понимала, если мы закроем предприятие УТОС, то всем нашим слепым останется один путь – нищенствовать по электричкам. По всякому говорили и реагировали по-разному. Самыми человечными оказались в налоговой, «топить» инвалидов не стали. Правда поначалу работать начала только часть предприятия, людей отправили в бесплатные отпуска, было очень тяжело, но мы «выползли» с Божьей помощью.

Сейчас, по прошествии трех лет, искать заказчика металлической сетки, по словам директора, долго не приходится. Они находятся сами, в основном это российские предприятия. Как раз сейчас  УТОС делает большой заказ для фирмы из Воронежа. В России такую сетку изготавливают тоже, но наша лучше из-за отличного качества калибровки, так что заказчики предпочитают константиновскую продукцию, несмотря на границы, растаможивание, и всю возню с документами. А калибровку утосовцы берут на одном из константиновских заводов, здесь очень качественный калибровочный прут.

Предприятие погасило свои обязательства по кредитам и уже год работает без долгов, так что теперь здесь могут подумать и о ремонте, который намечен на нынешнее лето, и об обновлении оборудования.
На предприятии работает сорок инвалидов по зрению, еще девять человек выполняют надомную работу. Зарплату сотрудники получают вовремя. В основном ее размер не больше минимальной, кто выполняет тяжелую работу по сборке сетки, получают неплохие суммы.

Несмотря на скромные заработки, сотрудники довольны, что предприятие спасено. Когда-то оно входило в Артемовское объединение УТОС «Заря» вместе с краматорским, славянским, никитовским предприятиями. В живых теперь остались только наше и краматорское, в Артемовске и Никитовке производства уже нет. Недавно объединение по решения центрального правления УТОС было упразднено, а оставшиеся заводики стали самостоятельными. По словам Людмилы Павловны, центральное правление предложило присоединить к Константиновскому УТОСу еще и Никитовку. Но она отказалась – там надо заново изобретать чем занять людей, а такой довесок затормозит работу родного предприятия.

Самое интересное, что о драматической борьбе спокойно рассказывает интеллигентная, улыбчивая женщина, которая практически ничего не видит. Даже и без руководящей должности ей приходится преодолевать множество бытовых трудностей, а тут еще и частые командировки с сопровождающими; документы, обязательства, администрирование – из этого складывается жизнь Людмилы Павловны.

- А вы не удивляйтесь, слепые люди очень крепкие, приспособленные - доказывает она. - Они способны управиться со многими работами, думаете, сетку делать легко? А отгружать заказ? Это ведь тонны веса, а наши сотрудники все делают сами и справляются. Дома и печки растопить, и дров напилить могут. Я и сама не сижу, если большой заказ – иду на сборку якоря. У нас начальники по кабинетам не сидят, вот пока мы с вами тут разговариваем, мой зам. сидит на крыше – заливает ее битумом, чтобы не текла. А вообще, атмосфера в коллективе чуть ли не семейная. И слепые и зрячие сотрудники у нас сплоченные, дружные.

Первоначальная профессия режиссера, как рассказывает Л.Малинина, в руководстве производством ей помехой не была, даже наоборот. В обоих случаях надо всех организовать и объяснить людям задачу. А если результат достигнут, то чем режиссер не директор?

Кстати, забрасывать любимое дело Людмила Павловна тоже не собирается. Ухитряется выбрать время еще и для написания сценариев праздников, конкурсов и выступлений своих сотрудников. Вот и к юбилейному торжественному собранию подготовила план. А во время законного перерыва своими руками терпеливо шьет новый занавес для клубной сцены. Как раз за этим занятием Людмилу Павловну и застал журналист «Провинции».

- Занавес у нас будет замечательный, - объяснила она. - Хочу сделать его по своему режиссерскому вкусу, будут теперь у нас над сценой и падуги, и многое другое, почти как в театре.

Виктория Гейзер.