Парень из нашего города

Printer Friendly, PDF & Email

Уже не в первый раз открываешь для себя человека и удивляешься, как богата талантами константиновская земля. Наши земляки добиваются успехов в самых разных сферах человеческой деятельности. Не так давно «Провинция» писала, сколь успешны наши земляки в столь аристократическом и изысканном виде спорта, как бильярд. В городе существует многолетняя нулевая «поддержка» со стороны власти этому виду спорта, столы можно пересчитать по пальцам, нет ни турниров, ни секций для молодёжи, а наши ребята выигрывают престижные турниры, показывают высокий класс игры. За всеми этими достижениями стоит незаурядная личность — Владимир Михайлович Бобровский, его многолетняя преданность бильярду, талант наставника и тренера.

Так уж сложилось исторически, что к бильярду в Стране Советов относились пренебрежительно, в лучшем случае, — терпели. Была у него репутация вида спорта буржуазного, вызывал он массу подозрений. Тем не менее, традиции константиновского бильярда были заложены ещё до эпохи исторического материализма. Сам Владимир Михайлович не застал, но по рассказам, которые он слышал в детстве, в 60‑х, до и после войны, в парке Якусевича был бильярдный зал, стояли три прекрасных, ещё дореволюционной работы, стола. Их называли «царскими». Недавно в России, в Доме Кино поставили такой отреставрированный стол знаменитой московской фабрики Шульца. Кто‑то поинтересовался, — сколько такой стоит? Ему ответили: «А сколько стоит старый «Мерседес»? Порядок цифр тот же».

Летом играли в парке Якусевича в открытых беседках. К 1967 году, когда в возрасте 12 лет мальчишка с фрунзенской колонки пришёл в бильярд, в городе был один центр этого вида спорта — зал с тремя столами в ДК «Металлург».

Послевоенная жизнь была бедная и полуголодная, даже коньки напрокат взять было накладно. Телевизора ещё не было, мальчишки целыми днями гоняли в футбол, можно было записаться в ДК или на стадионе в секцию, и тогда, как «организованному» спортсмену, тебе становился доступен спортинвентарь — коньки, лыжи, мяч. Бесплатно.

В 12 лет Володя заглянул в зал, где раздавался стук шаров — с тех пор его судьба оказалась связана с кием навсегда. В Советском Союзе действовал запрет на игру в бильярд — «детям до 18 запрещено». Поэтому царь и бог бильярдного зала на 60 рублей ставки — маркер дядя Саша — выгнал мальчишку сразу: «Тебе сюда нельзя!» Но вот что есть в характере у Владимира Бобровского, так это упорство, и он снова и снова заглядывал в зал на первом этаже ДК, пока, наконец, не подстерёг момент отсутствия дяди Саши, и попросил взрослых игроков дать разок ударить и ему. Те не отказали, но… удар получился корявым, и следующий тоже.

В пионерском лагере Володя играл в маленький детский бильярд железными шариками, но это было совсем не то. И вот тут его упорство взыграло: «Я научусь!» В жизни наш герой освоит массу специальностей: будет и таксистом, и вальцовщиком, на шабашках освоит чуть ли не все строительные специальности, но его упорство — «Я должен это уметь!» — это у него с детства. Снова и снова Володя приходил пораньше, уговаривал дядю Сашу разрешить ему играть, ведь днём в зале только дядя Саша, нет никого и никто не увидит мальчишку с кием. И старый мастер сдался. А может он уже думал о том, что искусство нужно передавать молодым? Володя с друзьями получили возможность поиграть днем несколько часов, пока зал не работает, потренироваться.

Дядя Саша авторитетом пользовался непререкаемым. Играть приходили люди разные, были и люди из криминальной среды, но маркера слушали все. Правила были жёсткие, за их нарушение, например, бросить шар на стол, или падение кия, когда ты его прислонил к столу, следовало отлучение от игры на месяц. Но в тех условиях всеобщего дефицита он умудрялся иметь один образцовый стол с одноцветными пронумерованными шарами — здесь играли метры константиновского бильярда. Второй стол тоже был неплохой, но только шары там были сборные. На третьем столе шары были такие же, да ещё и дефектные, но там и играли начинающие.

И.Бредихин, преподаватель КПЛ.

Продолжение следует.