Ю. Роженко лично поймал злополучный лафет

Printer Friendly, PDF & Email

История с незаконным скотомогильником, обнаруженным в окрестностях поселка Червоного (описанная «Провинцией» в прошлом номере), получила свое дальнейшее развитие. Как и настаивала наша газета, фактами, приведенными в публикации, заинтересовались городские власти, что дает надежду на то, что ситуация в конце концов решится в пользу интересов жителей поселка.

В прошлую пятницу городской голова, собрав целую свиту чиновников от СЭС, милиции, ГКП  «Коммунтранс», экологической инспекции, отправился на поиски  несанкционированной свалки биологических отходов.  В качестве проводников  власти пригласили журналистов нашей газеты. Первым делом делегация выдвинулась в район городской свалки бытовых отходов. Обнаруженная нами тремя днями раньше куча разлагающейся биомассы там была уже аккуратно убрана. Власти поначалу вздохнули с облегчением – отсутствие зловонной кучи на свалке избавляло от    необходимости вникать в  проблему останков,  сулящую  сплошную «головную боль» - неизвестно какой заразой чреваты такие отвалы дохлятины и непонятно, что с ней вообще делать.  Сгоряча градоначальник даже обвинил нашу газету в том, что она безосновательно портит имидж города и властей.  Правда, вскоре ситуация разрядилась: экологи и санстанция доложили об обнаружении выше утильзавода еще одной несанкционированной свалки останков животных. Экспедиция властей добралась и туда, попутно выяснив у землеустроителей, что земли эти находятся практически на административной границе города и района. Узрев своими глазами то, о чем рассказала наша газета,  Юрий Роженко возмутился наглостью неизвестных «мясорубов» и озадачил подчиненных поимкой злоумышленников: «Я всех на уши поставлю, но найду, кто это сделал!».

Не прошло и четверти часа после возвращения корреспондентов в редакцию, как выяснилось, что зловонный лафет, отравляющий воздух поселка, уже пойман.  На подъезде к городской свалке сотрудниками арендующего ее предприятия «Автодом» были выставлены посты. Они и остановили трактор с прицепом на подъезде к свалке бытовых отходов фактически в присутствии самого городского головы.  Проверяющие заглянули в лафет – он оказался полон кишок и желудков забитого скота. Затребовали у водителя путевые документы, которые показали, что транспортное средство принадлежит... Константиновской колбасной фабрике.

По словам представителя ООО «Автодом» Николая Потапенко, колбасная фабрика действительно заключила договор о складировании на свалке отходов, но речь шла о бытовом мусоре. В доказательство он показал корреспонденту «Провинции» отобранные у водителя талончики с печатью предприятия, предназначенные для приемщиков свалки, в них вид отходов не указывался, карандашом был проставлен только вес мусора, который могут вывозить – более 10 тонн.

- До шести утра и поздно вечером на свалке дежурит только сторож, - объяснял Николай Николаевич. - Сверху набросают два-три картонных ящика и вывалят на свалку, – так это предприятие работает. Внутрь лафета никто заглядывать не станет, если бы не жара, то никто бы ничего не заметил, присыпало бы сверху мусором и все это просто перегнило.

Мэр сделал звонок директору ветсанутильзавода и озвучил собственный вывод о причинах такого безобразия:

- Они чисто экономические, судите сами - складирование тонны бытового мусора на свалке при самовывозе обходится не больше 25 грн., а утилизация тонны отходов мясного производства на утильзаводе стоит 250 грн. Так что получается, что вывалить потроха на свалку дешевле в десять раз. Это ненормально, колбасной фабрике надо думать, куда девать свои отходы, на свалку их принимать больше никто не будет.

После этого чиновники задумались, что же делать с уже «пойманными» останками скота. Отправить обратно на предприятие, - означало везти разлагающуюся массу в самый центр города, в чистом поле выбросить, как заезжим «мясорубам», - тоже нельзя. В итоге решили в последний раз захоронить биоотходы на свалке, выкопав траншею поглубже и составить на нарушителей протоколы СЭС и экологической службы. Вторую кучу гниющих потрохов, обнаруженных недалеко от костного завода, мэр также пообещал зарыть, предварительно пересыпав хлоркой: «Только сначала надо еще найти людей, которые согласятся это сделать, такой там смрад стоит».

Кто еще бесчинствует вне свалки, загаживая гнилым мясом и отравляя вонью, которую ощущаешь уже на трассе, у самого знака с надписью «Константиновка», в этот раз прояснить не удалось. Водитель колбасной утверждает, что гниль в мешках в лощину никогда не сбрасывал. Власти допускают, что это может быть любой из частных забойщиков скота, в том числе и из соседних городов. В любом случае, для борьбы с несанкционированными скотомогильниками у властей просто поле не паханное. По словам начальника ГКП «Коммунтранс» Виктора Дилина, пока он вместе с экологами и СЭС искал описанную нами «дикую» свалку, - совершенно неожиданно наткнулся на выброшенные кем-то тонны вонючих останков уже в районе Сергеевской балки. Отходы долго пролежали на жаре, и подойти к ним поближе и понять, что же такое злоумышленники вывернули в этом месте, было совершенно невозможно. Учитывая, что в этом районе находится памятник и братская могила тысяч константиновцев, расстрелянных в период оккупации, вред для того самого имиджа города, о котором так заботятся власти, просто не поддается определению.

В итоге городской голова признал, что публикация «Провинции» оказалась правильной, хоть и стоила ему хлопот и четырех пропущенных совещаний.

В. Гейзер.

P.S. Во всей этой истории остается загадочной позиция главного контролера по вопросам забоя и утилизации скота – городского управления ветеринарной медицины. Неужели, имея «под боком» единственный в области работающий ветсанутильзавод и единственное в их ведении мясоперерабатывающее предприятие, константиновским ветеринарам трудно было проследить за порядком на колбасной фабрике? А ведь гниющая падаль является питательной средой для мышей, крыс, а, следовательно, диких собак, лис и других разносчиков бешенства и подобных заболеваний.